BОRО-графия Нью-Йорка: Нью-Дорп

История далекая и близкая
№13 (623)

Малоизвестный район Нью Дорп, расположенный в юго-восточной части Стэйтен-Айленда, сыграл огромнейшую роль в американской истории. Некоторые исследователи даже называют его «цивилизацией в миниатюре». Рассказывать об интересных событиях, произошедших здесь, можно до бесконечности.  
Индейцы проживали на землях нынешнего Нью Дорпа 11 тысяч лет назад и назвали эту местность «коватто», что в переводе обозначает «прибежище охотников». Помимо ленапе, о которых мы уже рассказывали, здесь проживали представители очень редкого племени антана. Последние славились кошмарными ритуалами с человеческими жертвоприношениями и непрекращающимися войнами с другими племенами.
Удивительно, что ленапе и  антана всегда жили в мире, несмотря на поразительное различие в культуре и традициях. Первые занимались охотой, рыболовством и воспитанием детей. Вторые – варварскими набегами и каннибализмом. Согласно древней легенде, в доме каждого члена племени  антана должно было быть не менее сотни человеческих черепов. Считалось, что владелец наибольшего количества таких «трофеев» сможет добиться наивысшей власти.
1602 год. Первыми европейцами, ступившими на индейские земли, стала группа английских исследователей. Их сразу насторожила странная почва, перемешанная с человеческими волосами. «Нам страшно представить, что здесь произошло, - писал в своих дневниковых записях один из исследователей Уильям Петтер. – Такое ощущение, что индейцы закопали в землю несколько тысяч человеческих скальпов...»
Второй находкой стали странные подземные туннели. Они были усыпаны человеческими костями, постоянно разветвлялись и уходили глубоко под землю. «Только безумец мог вырыть нечто подобное, - писал в недоумении Петтер. – Если бы я верил в легенды, то подумал бы, что под землёй проживает страшный монстр, пожирающий людей».
Представители племени ленапе объяснили англичанам, что подземные туннели – дело рук индейцев антана, которые уходили под землю и не возвращались оттуда несколько недель, а то и месяцев. Чем занимались они под землёй - остаётся большой загадкой, на которую мы вряд ли когда-нибудь получим вразумительный ответ.
К сожалению, а может быть, и к счастью, ни одному европейцу не удалось встретиться с антана лично. Эти индейцы исчезли в конце XVI века при довольно странных обстоятельствах. Несколько поселений в разных точках Америки, где они проживали, были найдены разграбленными. Однако ни крови, ни следов побоищ, ни трупов найти не удалось. Существует версия, что  все антана двинулись на север, однако как им удавалось поддерживать связь друг с другом - от восточного до западного побережья, также остаётся загадкой.
Получив от властей Нового Амстердама разрешение на строительство деревни, англичане основали ее на индейских территориях. Статус населённого пункта она получила лишь в 1671 году. От проживавших здесь индейцев ленапе европейцы избавились самым дешёвым и надёжным для того времени способом: в буквальном смысле напоили их до смерти дешёвым алкоголем. Больше всех в этом преуспел англичанин Фердинанд Клоппен. Он разработал целую систему уничтожения коренного населения Америки. «Чтобы истребить этих мерзавцев, используйте испорченное или перебродившее вино, - с видом знатока говорил Клоппен. – Добавьте туда немного мёда, взболтайте, а потом предложите индейцу. Пусть пьёт быстро, но небольшими глотками. Пинты хватит, чтобы он через час свалился замертво...»
Из-за полного неприятия индейского организма к выпивке даже крепкие взрослые мужчины падали замертво после 2 – 3 кружек 12 – 15-градусного напитка. Таким образом  население индейских поселений стремительно сокращалось. 
Излюбленной забавой англичан было спаивать индейских женщин, кормящих детей грудью. Во время кормления ребёнок умирал от алкоголя, попавшего в молоко, женщина начинала отчаянно рыдать, не понимая, что произошло, а сотни виновников этого покатывались со смеху.
К 1640 году все проживавшие в районе ленапе умерли от алкоголизма. Самых выносливых англичане либо убивали, либо вынуждали переселиться. «Здесь будут жить англичане, и только англичане, - постоянно повторял Клоппен. – Любой голландец будет чувствовать себя гостем, а любой индеец - врагом».
Новый населённый пункт   назвали Старой деревней. Приставка «старая» должна была подчеркнуть важность здешних территорий. К 1700 году экономика района была настолько развита, что «зелёные» иммигранты думали, что деревня стоит здесь несколько сотен лет. На въезде красовалась надпись: «Мы были здесь, когда вы ещё не родились». Кстати, эту фразу несколько веков спустя с успехом используют на вывесках ирландских пабов.  
В Старой деревне производилось практически всё – от хлопковой и кожаной одежды до конных повозок. С питанием тоже проблем не было, поскольку сельское хозяйство процветало и огромное количество мяса и овощей продавалось в Новый Амстердам.  
Со временем Старая деревня превратилась в своего рода «брэнд». Любой товар, произведённый здесь, будь то буханка хлеба или рубаха, неизменно украшался этикеткой с изображением группы фермеров и надписью «сделано в Старой деревне».
В 1703 году район с официальным визитом посещает мэр Нью-Йорка Филипп Френч. Он пришёл в недоумение, когда увидел, что простые чернорабочие, гнущие спину в полях по 10 – 12 часов в сутки, проживают в роскошных домах и даже  могут позволить себе питаться  в тавернах и ресторанах. Френч спросил местных жителей, в чём же заключается секрет их процветания, на что получил следующий ответ: «Здесь каждый делает свою работу, сэр. Каждый делает то, что у него получается лучше всего. Мы очень ответственно относимся к распределению труда...»
О процветании Старой деревни Френч рассказал в одной из местных газет. И это обернулось тем, что тысячи безработных и бездомных ринулись  сюда в надежде подзаработать и найти жильё. В результате сначала в Старой деревне появилась безработица, а потом и преступность. За один только 1709 год разорились практически все рестораны, пабы и таверны. Причина: подгулявшего человека поджидала на улице целая толпа грабителей. Редко кому удавалось добраться до дома живым, да ещё и с  уцелевшим кошельком.
В 1711 году владелец таверны Монтгомери Друм первым в Нью-Йорке включил в услугу питейного заведения такой сервис, как «сопровождение до дома». Проще говоря, подвыпившего человека или компанию сопровождали два вооружённых охранника, которые должны были в целости и сохранности  доставить клиента до дома. Таверна Друма пользовалась такой большой популярностью, что в самые удачные дни  в ее бейсменте собиралось до пятидесяти громил в ожидании очередного клиента, которого нужно довести до дома.
В XVIII столетии Старая деревня, переименованная по инициативе местных жителей в Нью Дорп, стала главным штабом борцов за независимость США.  Генералы с Туманного Альбиона считали, что если будет уничтожен Нью Дорп, то американцы сразу же проиграют Войну за независимость. 
В то время Нью Дорп был одним из самых секретных объектов на восточном побережье. Почти тысяча вооружённых солдат круглосуточно охраняли его границы от возможного нападения. В 1781 году район даже получил прозвище «кладбища пушечных ядер», потому что здесь всегда слышались пушечные выстрелы.
После окончания войны за независимость Нью Дорп становится одним из главных символов Соединённых Штатов. Здесь регулярно проходят парады, военные сборы и крупные торжества, приуроченные к главным американским праздникам.
В 1794 году в известном английском семействе Вандербилт, проживающем в Нью Дорпе, рождается девятый ребёнок – Корнелиус. Об этом удивительном человеке мы неоднократно рассказывали в предыдущих зарисовках «Борографии». Ему суждено было стать одним из самых великих американцев.  Корнелиус Вандербилт был не только строителем железных дорог, морских портов и кораблей, но и одарённым общественным деятелем, политиком и филантропом. Исследователи считают, что именно благодаря этому человеку в Америке произошёл мощнейший экономический подъём. Кстати, журнал Forbes включил Корнелиуса Вандербилта в десятку самых богатых людей в истории США. Если перевести его состояние на современные деньги, то оно   равнялось бы $167.4 миллиардам долларов.
Рассказывая о Нью Дорпе, нельзя не упомянуть о принадлежащем району Моравийском кладбище (Moravian Cemetery) – самом большом кладбище в Стэйтен-Айленде, растянувшемся на 8.5 акров (34 000 квадратных метра). Кладбище было открыто в 1740 году вблизи знаменитого холма Тодт (что в переводе с нидерландского означает «смерть») – самой высокой точки во всех пяти боро Нью-Йорка.
Сегодня Моравийское кладбище считается одним из самых элитных на восточном побережье. Некоторые люди ещё при жизни бронируют здесь места. Например, известный кинорежиссёр Мартин Скорсезе в одном из интервью высказал пожелание, чтобы его похоронили именно здесь. Самыми знаменитыми покойниками кладбища считаются представители нескольких поколений семейства Вандербилт, известный фотограф Элис Остин, основатель крупнейшей фабрики карандашей Эберхарт Фабер, один из героев войны за независимость США Роберт Дэвис и некогда всемогущий итальянский мафиози Пол Кастеллано.  
Кстати, если вы захотите взглянуть на семейный склеп Вандербилтов, то вам это не удастся. Он закрыт для посетителей и надёжно охраняется вот уже несколько столетий.
В XIX веке Нью Дорп кардинально изменился. В годы великой депрессии многие жители бросали свои дома и перебирались в Манхэттен и Бруклин, надеясь найти хоть какую-то работу. К 1931 году район практически опустел, и только к концу 60-х годов здесь возродилась жизнь. За последние 40 лет цены на недвижимость здесь выросли в 22 раза.
Нью Дорп сегодня – это спальный район Стэйтен-Айленда с красивыми домами и зелёными полями. Здесь преимущественно проживают американцы итальянского и ирландского происхождения. Однако в последнее десятилетие появилось много русскоязычных иммигрантов, азиатов и афроамериканцев.