Ничья со скандалом

Спорт
№30 (326)

Приз имени легендарного бейсболиста Тэда Уильямса для лучшего игрока матча “Всех звезд” остался без своего владельца. Трофей, учрежденный всего неделю спустя после смерти величайшего бейсболиста, обретет своего первого хозяина только в следующем году (хотя в этом нет полной уверенности). Традиционная встреча между сборными Американской и Национальной лиг не назвала ни победителя, ни ее лучшего игрока. Поединок завершился вничью/!/. Точнее, он был... прерван при счете 7:7 после 11-го иннинга.[!]
Бейсбол принадлежит к той категории спортивных игр, в которых исключен ничейный исход. Матчи продолжаются до тех пор, пока не будет выявлен победитель. Порой поединки затягиваются на несколько часов, начинаются вечером одного дня, а завершаются утром другого. Но продолжаются до победного конца. И прерываются (что происходит крайне редко) только в случае чрезвычайно сложных погодных условий. История бейсбола помнит один факт, когда матч “Всех звезд” Главных бейсбольных лиг завершился мирным исходом из-за плохой погоды: сильный ливень сделал невозможным доиграть встречу в сезоне 1961 года. Игра в Бостоне прервалась при счете 1:1.
Подобной причины для остановки игры в этот раз не было: в Милуоки в этот вечер погода благоприятствовала. Но тем не менее встреча “Всех звезд” на стадионе “Миллер-Парк”, вызвавшая большой интерес (она собрала свыше 40 тысяч зрителей) и признанная одной из самых захватывающих в истории поединков такого уровня, не была доведена до логического финала.
Согласно правилам бейсбольный матч продолжается девять иннингов. При равном счете, опять-таки согласно правилам, назначается десятый иннинг. И так дальше. В отчетном матче после трех иннингов сборная Национальной лиги была впереди - 3:0. В пятом иннинге разрыв в счете сохранялся - 5:2. Затем инициативу перехватили звезды Американской лиги и после седьмого иннинга они вышли вперед - 6:5. Но соперники сумели нанести два ответных удара - 7:6. В восьмом иннинге “американцы” снова настигли сборную Национальной лиги - 7:7. Счет не изменился ни в девятом, ни в десятом, ни в 11-м иннингах... Все ждали развязки. Но... Матч был остановлен.
Спустя некоторое время зрителям сообщили, что игра не будет продолжена. Возмущению болельщиков не было границ. И в адрес комиссара Главных бейсбольных лиг Бада Селига понеслась волна проклятий. Трибуны (матч проходил в родном городе Селига) требовали его немедленной отставки...
Позже на пресс-конференции Селиг сообщил, что такое решение он принял после консультаций с главными тренерами команд - Джо Торре (Американская лига) и Бобом Брэнли (Национальная лига). Чем мотивировал Селиг? К 11-му иннингу сборная Национальной лиги использовала всех десятерых своих питчеров. Последним был Висент Падилья из команды “Филадельфия филдис”. Ему требовалась замена. Хотя на скамейке запасных находились еще девять питчеров высочайшего класса, Бобб Брэнли не мог выпустить на поле ни одного из них вместо Падильи. По правилам бейсбола запрещено снова вступать в игру питчерам, которые были заменены на ранней стадии. Падилья мог продолжить игру. Но после двух проведенных иннингов (10-го и 11-го) он выглядел уставшим. А в таком состоянии играть дальше опасно. Можно повредить плечо. Посоветовавшись с менеджерами обеих сборных, Бад Селиг обьъявил матч завершенным.
Решение босса еще больше обострило ситуацию, сложившуюся в североамериканском бейсболе. Конфликт между Главной лигой бейсбола и профсоюзом игроков-профессионалов и так зашел в тупик. Ведь последние уже давно грозятся забастовкой. Думалось, что матч “Всех звезд” несколько сгладит положение. Накануне игры в Чикаго глава профсоюза игроков Дональд Фьюр встречался с представителями всех 30 команд, выступающих в Американской и Национальной лигах. Темой обсуждения была предстоящая забастовка. Что она состоится - ясно всем. Вот только не известно, когда она начнется. Дату начала хранят в строжайшем секрете. Все это очень напоминает ситуцию восьмилетней давности. В 1994 году перед матчем “Всех звезд” профсоюз провел свое закрытое совещание и спустя две недели началась забастовка, которая продолжалась 232 дня. Не был доигран регулярный чемпионат и впервые с 1904 года не состоялась Всемирная серия.
Последствия забастовки восьмилетней давности ощущаются до сих пор. Большой бейсбол стал терять зрителей. Если в 94-м матчи собирали в среднем по 31 тысяче болельщиков, то в нынешнем сезоне средний показатель посещаемости приближается к 28 тысячам. Снижение интереса вызвано вовсе не тем, что бейсбол, как игра, потерял популярность. Этого никогда не произойдет. Менее популярными стали те люди, кто причастен к этой игре на высоком уровне. И это в первую очередь игроки-миллионеры, которые то и дело выражают недовольство своим нынешним “бедственным” положением. Но ведь поклонники бейсбола отлично знают, что это не так, и потому не сочувствуют тем, кто в собственных интересах старается лишить их удовольствия. Ну как можно сочувствовать бейсболистам-профессионалам, если известно, что сегодня их средняя годовая зарплата равна 2 миллионам 380 тысячам долларов (четверть века назад средняя зарплата ограничивалась 51 тысячью), что редкие бейсболисты зарабатывают в год менее миллиона долларов. А люди, призывающие к забастовке и их поддерживающие, утверждают, что работодатели “угнетают” рабочих. Профсоюз во главе с Дональдом Фьюром выступает категорически против проверки игроков на стероиды. Профсоюз также протестует против намерения комиссара Главных бейсбольных лиг Бада Селига ввести в практику “потолок зарплаты” и тем самым остановить его стремительный рост. По словам Селига, большинство команд выплачивает своим игрокам во много раз больше, чем они зарабатывают. По пальцам можно перечислить прибыльные команды. Лиги терпят колоссальные убытки. Существующая финансовая политика ставит в неравное положение клубы. Одни, такие гранды, как нью-йоркские “Янкис” и “Нетс”, могут позволить себе любую роскошь и расходовать огромные деньги на лучших игроков. Другие скатываются к грани жалкого существования.
Профсоюз, со своей стороны, считает, что руководство Главных бейсбольных лиг намеренно прибедняется, чтобы протолкнуть в жизнь свою политику. Селинг обвиняет своего оппонента в том, что его не волнует экономическая сторона проблемы. Такое столкновение сторон наводит на мысль, что между ними не существует взаимного доверия. А в накладе остаю тся сама игра и ее истинные ценители, которые с напряжением ждут, как будут развиваться события в ближайшее время.