Веселин ТОПАЛОВ: “КАМСКИЙ КАК МАТЧЕВЫЙ БОЕЦ СИЛЬНЕЕ КРАМНИКА”

Спорт
№14 (624)

(Фрагменты интервью экс-чемпиона мира болгарина Веселина Топалова после турнира в Линаресе газете «Спорт-Экспресс»)
- Некоторым топ-игрокам не нравится летать с континента на континент, а вам как эти перегрузки?
 - Тут нет никаких проблем: организаторы приглашают, и если ты не хочешь играть - отказываешься. Мне тяжело адаптироваться после перелета из Мексики, потому что в отличие, скажем, от некоторых топ-игроков я борюсь с полным напряжением во всех партиях. Но я доволен. Впервые закончил в “плюсе” мексиканскую часть, удалось выйти на “плюс” и в Линаресе. Но больше всего доволен тем, что провел все 14 партий с полным напряжением.
- Некоторые из этих партий вы проводили на уровне рейтинга 3000, а в некоторых играли поразительно слабо. Отчего такие перепады в игре?
 - Когда выигрываешь хорошую партию, кажется, что к тебе вернулась прежняя форма, и следующую играешь на победу, а позиция не всегда это позволяет. Поэтому случаются провалы.
- То есть вам начинало казаться, что вы играете так же, как в Сан-Луисе на чемпионате мира, и вновь сможете всех “разорвать”?
- Можно и так сказать: игра на победу в каждой партии не всегда оправданна. В какой-то момент я просто, что называется, теряю голову, мне хочется обязательно выиграть. А это иногда оборачивается поражением. Надо лучше себя контролировать.
- Сейчас очень много говорят о Карлсене. Что думаете о нем вы?
- Магнус показывает не по годам зрелую игру. Высокое позиционное понимание, хорошо играет эндшпиль. Руслан Пономарев, когда шел завоевывать титул в свои 18, имел похожий стиль.
 - Руслан в 18 лет стал чемпионом мира, а Магнус может повторить подобный успех?
- Раньше 2011-го у него просто не будет такого шанса. Система розыгрыша первенства мира не позволит. Все говорили о стабильном цикле этого розыгрыша, ну вот теперь он есть. Но проблема в том, что игрок, показывающий выдающиеся результаты в этом году, через два года может уже так не играть. Но у Магнуса будут еще возможности бороться за титул.
 - О чрезмерно затянутом цикле розыгрыша первенства мира говорят многие. Морозевич недавно сказал, что такого не было даже во времена матчей Ботвинника и Смыслова...
- Более динамичной мне представлялась система, которую отменили. Когда игрок с рейтингом выше 2700 при обеспечении призового фонда мог вызвать чемпиона на матч. Это был бы шанс для игроков класса Ароняна, Раджабова, Карлсена, которых поддерживают национальные федерации.
- Ну это предложение, помнится, было воспринято в штыки общественностью. Дескать, только с помощью “мешка денег” можно прорваться к титулу, разве это справедливо?
- Если вспомним историю, то Капабланка играл с Ласкером только потому, что сумел обеспечить хороший призовой фонд. А почему Нимцович и Рубинштейн так и не смогли сыграть матч на первенство мира? Просто у них не было спонсоров, если употребить нынешний термин. Когда с ностальгией говорят о “старом, добром времени”, забывают, что в нем деньги играли еще большую роль, чем сейчас. Результаты игрока плюс спонсорское обеспечение, мне кажется, вполне разумно было бы. Каспаров десять лет назад предлагал ввести лимит для претендентов: рейтинг не ниже 2750.
- Каспаров много чего предлагал интересного. Но его ведь тоже воспринимало в штыки “сплоченное большинство”. Вы ощущаете отсутствие Гарри?
- Как это ни парадоксально звучит, уход Каспарова, думаю, стал позитивным событием для остальных шахматистов.
- Особенно если вспомнить, как он громил большинство ведущих игроков...
- Дело не в том, что он был очень силен и ушел, когда мог еще побеждать, а в том, что раньше он забирал все внимание масс-медиа и спонсоров. Без Каспарова турнир был никому не интересен. А как только он ушел, внимание прессы и тех, кто готов вкладывать деньги в шахматы, перераспределилось на всех. Заметили, как много сейчас появилось новых турниров?! Во времена Каспарова такого ведь не было. В странах, где есть игрок, способный бороться за титул, организуют турниры, чтобы поддержать своего фаворита. Когда Каспаров ушел, многие боялись, что интерес к шахматам утратится, на самом деле он лишь увеличился.
- Несмотря на то, что новую серию “Гран-при ФИДЕ” критикуют за небольшие призы, все же проект сам по себе довольно симпатичный, хотя и без участия четырех ведущих гроссмейстеров. Вы отказались от “Гран-при” по какой причине?
- Мне думается, что ФИДЕ устроила свой “Гран-при”, подражая “Большому шлему”. Я отказался, потому что надо обязательно сыграть во всех четырех турнирах, а это, кроме огромной нагрузки, нарушает мои индивидуальные планы. Кроме того, так как я всегда играю только на первое место, с моим стилем, предполагающим полную отдачу в каждой партии, мне будет просто очень тяжело играть одновременно в “Большом шлеме” и в “Гран-при”. Выиграть и там и там - нереально. А других целей, кроме первого места, я не привык себе ставить.
- В “Гран-при” будут применяться “софийские правила”, вынуждающие игроков бороться до конца в каждой партии. Это соответствует вашей творческой концепции. А вот чемпион мира Вишванатан Ананд на пресс-конференции после турнира в Линаресе сказал, что ничего менять в правилах не надо. А моду в шахматах диктует именно чемпион. Как думаете, шахматам грозит возврат к прагматизму?
- Если тебе платят хорошие деньги, а ты приходишь на партию, чтобы сделать пять своих ходов и сфотографироваться, то это по меньшей мере некрасиво. Те, кто так поступает, делают это из-за боязни проиграть или из-за экономии сил. Но короткие ничьи не нравятся ни спонсорам, ни зрителям и наносят урон имиджу шахмат. Поэтому ФИДЕ совершенно правильно ввела “софийские правила” в серии “Гран-при”. Если позиция ничейная, это будет ясно в конце партии. “Софийские правила” не против ничьих, они против быстрых ничьих.
 - Ваш матч с Камским наверняка будет проходить в духе этих правил, предполагающих бескомпромиссную борьбу. Гата ведь тоже всегда борется до конца.
- Да, Гата - боец, каких поискать! Выиграть Кубок мира, при этом обыграв всех лучших шахматистов, - большое достижение. А Гата не просто выиграл, а выиграл очень убедительно. Его игра произвела на меня большое впечатление. Порой он мне напоминает безошибочного робота. Создается впечатление, что он может играть пятьдесят партий без ошибок! А если вспомнить, как он выигрывал свои матчи лет 15 назад? Он не просто выигрывал, он громил своих противников! Как матчевый боец, я думаю, Гата сильнее Крамника. И матч с ним потребует от меня напряжения всех сил и колоссальной концентрации.
- Ну все же Крамника, мне кажется, вы напрасно поставили ниже Камского, ведь Владимир выиграл матч у великого Каспарова, а Камский уступил Карпову, которого Гарри обыгрывал, и не раз... Вероятно, может так сложиться, что вам снова придется играть матч с Крамником?
- Для этого должны совпасть три вещи. Я должен буду победить Камского. Крамник должен будет выиграть у Ананда. И если эти вещи произойдут, должна произойти третья: мы должны будем подписать контракт на этот матч. Учитывая наши отношения, сделать это будет нелегко.
- В мае в Софии пройдет очередной супертурнир, в котором, кроме Ароняна, Раджабова, Иванчука и китайца Бу, примут участие два болгарских шахматиста - вы и ваш постоянный тренер, прославившийся своими “дебютными бомбами”, Иван Чепаринов. Как будете с ним играть? Ведь вы друг друга слишком хорошо знаете, да и редкий тренер захочет обыгрывать своего подопечного...
- У меня лично никогда не возникало проблем в игре с теми, с кем когда-то работал. Наши партии с Пономаревым, с Люком ван Вели, который мне помогал в Дортмунде в 2002-м, всегда были бескомпромиссными. Чепаринов стремительно прогрессирует, у него очень много идей в дебюте. Уверен, что наши партии будут боевыми. Именно в такие шахматы играем и я, и Иван.
- Не кажется ли вам, что идет волна молодых шахматистов: Карлсен, Карякин, Раджабов, Чепаринов, которые скоро потеснят “стариков”?
- Недавно мы посмотрели фильм “Старикам здесь не место”, который получил “Оскара”. Но в шахматах “старики” пока держатся! Для меня было большим сюрпризом то, что старшие по возрасту заняли весь пьедестал на мексиканском чемпионате.
- Как думаете, сможете вернуть себе титул чемпиона мира?
- Все будет зависеть от матча с Камским. Если пройду его, буду серьезно готовиться.
- Когда состоится этот матч?
- Я думаю, мы должны играть в ноябре.
- Как смотрите на современную ситуацию в шахматах?
- Бывают моменты, когда интерес к шахматам в обществе повышается, и важно его не упустить. Таким - упущенным - моментом был отказ Крамника играть со мной второй матч. Сейчас тоже довольно благоприятная ситуация: много турниров, возрос интерес. Очень важно, чтобы ФИДЕ довела до конца прекрасную идею “Гран-при”. Желательно, чтобы и “Большой шлем” обрел своего владельца в сентябре. Думаю, сейчас очень хороший момент в шахматах.
- Сколько лет вы живете в Испании?
- Больше десяти.
- В Болгарии бываете только во время софийского турнира?
- Не только. Например, когда шел мексиканский чемпионат мира, мне нечем было заниматься, и я очень хорошо проводил время в Болгарии. Так хорошо, что возвращаться к шахматам не хотелось. Во всяком случае, играть не рвался.
- Можете себе представить момент, когда вообще не захотите играть?
- Вопрос не в том, что у меня не хватит денег, чтобы себя прокормить. Вопрос в другом: а чем я буду заниматься? Ведь кроме как играть в шахматы, я ничего больше делать не умею.
- Лет десять еще можно поиграть?
- Корчной играет и в 77. Но я не уверен, что у меня будет такая же мотивация, как у Корчного или у Карпова. Я все чаще и чаще замечаю, что если не удается выиграть турнир, то для меня не имеет никакого значения, третьим я буду или пятым.