ЧЕРНОКОЖИЕ ЭМИГРАНТЫ

Америка
№14 (624)

Эта тема занимала меня давно. Но решение взяться за нее пришло лишь в конце прошлого года после публикации официальной статистики и робких комментариев к этой деликатной на страницах американских газет теме в «Бостон глоб» и «Бостон гералд». Было также интересно узнать мнение самих чернокожих эмигрантов.

Последняя волна эмигрантов африканского происхождения прибыла в Массачусетс в начале 1990-х годов. Известно, что после 2000 года треть афроамериканцев США показывает место рождения вне США. От Ямайки  до Эфиопии, от Конго до Зимбабве аборигены рвутся в США.

Эмигранты из каждой страны говорят на своем языке. Порой даже из одной страны, например, Нигерии и Руанды,  говорят на разных языках. Это могут быть диалекты португальского или испанского языков, суахили или смесь языков европейских колонизаторов, поочередно владевших тем или иным островом в Вест-Индии, и языка какого-то африканского племени. Даже эмигранты из 60-тысячного населения острова Аруба говорят на своем языке «папяменто», для которого в Америке не готовят переводчиков. Из этой благополучной голландской самоуправляемой «территории», где нет нищих, в Бостоне всего 8 эмигрантов.

Кроме родного языка в эмигра-цию привозится своя кухня со специфичными специями и лекарственными растениями. Любители экзотики могут попробовать  блюда, например, в эфиопском ресторане. Там вся мясная и овощная пища тщательно перемолота, вместо вилок и ложек используются лепешки. Большинство посетителей белые, которые пришли вкусить экзотики. В центре Бостона есть магазин с африканскими снадобьями, где желающие усилить свою потенцию мужчины могут приобрести сушенные бычьи члены и узнать, как их кушать в лечебных целях вместо виагры.

У всех групп новых черных эмигрантов разные религии и музыкальные пристрастия, непохожие одежда и этика, необычные формы общения. Объединяет  их, не в пример многим старожилам-потомкам черных рабов, усердный труд, чтобы пробиться к сносной жизни.

И хотя новые чернокожие эмигранты селятся в черных районах Бостона – там жилье гораздо дешевле, но и в этих «гарлемах» новые черные эмигранты живут раздельно с американскими братьями по цвету кожи.

«Коренных» афроамериканцев новые эмигранты воспринимают как заносчивых грубых лентяев, знающих только  как увернуться от работы, но умеющих выколачивать из государства жилье,  деньги, фудстемпы.

Эти факторы разъединяют чернокожих жителей Массачусетса, большинство из которых живет в Бостоне. «Глубинка» нашего штата – белая. Большой Бостон, как и все американские мегаполисы, состоит из многих городов, слившихся в одно целое. Границы этих городов трудно различимы для непосвященных. На территории, которая именуется непосредственно Бостоном, с 2000 года белое население составляет менее половины. И как в Нью-Йорке 5-я авеню в роскошном центре Манхэттена не сопоставима со своей «гарлемной» частью, так и богатый район Бостона «Beacon Hill» не сравнить с холмами черного Дорчестера.

Пытаясь разобраться в проблемах и претензиях чернокожего населения, необходимо знать их происхождение. Поэтому американская статистика учитывает страну рождения. К началу 2008 года новые черные эмигранты составили 38 процентов афро-американского населения Массачусетса. С 1990го года быстрее всего росло число таких эмигрантов из островных государств Вест-Индии. Их прирост за это время составил 80 %. Сейчас их в Массачу-сетсе чуть больше ста тысяч человек, а  наибольшую долю составляют гаитяне. Гаити настолько бедна, что люди в поисках заработка переходят границу более благополучной Доминиканской республики и выполняют там самую черную работу.  

Туристы из США, загорая на берегах Доминиканской республики, не догадываются, что пляж убирают негры-гаитяне, а мешают коктейли в баре негры–доминиканцы. Приехав в США, гаитяне-вудуисты продолжают ненавидеть «зажравшихся» доминиканцев-католиков и вспоминать, что в 1937 году доминиканцы вырезали более 20 тысяч сезонных рабочих из Гаити.

Выходец из Тринидада и Тобаго – бывшей английской колонии Джекоб Т. был привезен в США 14-летним ребенком. Он закончил колледж и 10 лет прослужил в армии США, что дало ему право на льготную ссуду для приобретения дома. Сейчас 32-летний Джекоб живет с родителями в двухэтажном доме в черном районе Дорчестере и работает в центре Бостона. Этот атлетично сложенный красавец меняет чуть ли не каждую неделю герлфренд. Спрашиваю его, почему не женится. Знаешь, отвечает Джекоб, американки работать не любят. Если им не покупать золото и шмотки, то они не хотят меня знать, а наших тут мало. В прошлом году в отпуск я слетал на Тринидад за невестой. Но я уже больше американец, чем тринидадец. Мне с островитянками тоже сложно. Проходит много лет, прежде чем они поймут, что живут в США, а не на своем острове.

Со своей стороны отмечу, что на Тринидаде довольно хорошо развиты промышленность и сельское хозяйство, в том числе переработка венесуэльских нефти и газа. Страна далеко не нищая, но обычаи и образ жизни населения страны, где более 95 процентов населения черного цвета, абсолютно не такие, как в США.

И это еще одна проблема чернокожих эмигрантов – через несколько лет жизни в США они не воспринимают своих соплеменников, приехавших с родины.

Не нужно удивляться - выходцы из Европы не лучше. Начиная с середины XIX века, после страшного голода в Ирландии, за океан устремились сотни тысяч «айриш». А в Бостоне на дверях магазинов появились таблички “Irish Need Not Apply” – «Ирландцам не входить».

Поэтому нет ничего удивительного, что зачастую «старые» афроамериканцы оскорбляют новых чернокожих эмигрантов и требуют, чтобы новые убирались обратно. Статистика показывает, что чернокожие, родившиеся вне США, зарабатывают в год в среднем на две тысячи долларов больше, чем негры, родившиеся в США. При этом процент работающих у новых гораздо выше, чем у «коренных» черных. Новые чернокожие эмигранты, по сути, показывают, что они сами могут заработать на  жизнь и не нуждаются, как «коренные», в подачках. Но они не хотят платить налоги на содержание бездельников африканского происхождения. Более того, новые невольно размывают требование местных негритянских активистов о выплате потомкам рабов денежной компенсации.

Ясно, что любви и дружбы между новыми эмигрантами и потомками «сугубо американских» черных рабов нет. Эту идею подтверждают браки преимущественно между «своими». Причем у старожилов это обычно не браки, а сожительство без регистрации, а у новых процент официальных браков выше.

Численность эмигрантов из стран, прилегающих к пустыне Сахара, с 1990  года в Массачусетсе увеличилась больше чем в два раза. Ныне их 35 тысяч человек. Почти столько же, как и эмигрантов последней волны из бывшего СССР (25 тысяч в 1993 г. плюс ежегодно 3-5%). Однако есть в статистике по некоторым странам пробелы. Демографы обрабатывают данные медицинских и благотворительных учреждений, полиции, церковно-приходские книги и даже кладбищенскую статистику. Опросы проводятся при проведении различных культурных фестивалей. По результатам работы демографов  власти штата корректируют свою «национальную политику» и лучше понимают, в каких районах может обостриться ситуация. Эти же данные позволяют оценить результативность работы пограничных служб США в целом.

Так, официально считается, что в Бостоне сейчас живет всего 800 эфиопов. Но демографы оценивают ситуацию иначе. Они считают, что в Бостоне 14,6 тысячи эфиопов. Имеются боль-шие расхождения по странам, из которых люди бежали в результате этнических конфликтов и прорывались нелегально. Речь идет о  Сомали – официально сомалийцев в Массачусетсе «0», фактически более 6 тысяч человек; бывших граждан Кобо Верде не 50 тысяч, а 70 тыс. Либерийцев, если верить статистике, в Массачусетсе нет, но фактически их 3 тысячи. Из остальных «присахарских» стран в Бостоне живут около 30 тысяч человек.  Много черных эмигрантов из неиспаноязычных стран Вест-Индии: Гаити (франц. язык) – официально 49 468 (фактически 75 000) и англоязычные страны: Ямайка - 20 615, Тринидад и Тобаго – 4279; Барбадос – 3 703; острова британской Вест-Индии – 1046.

Решая вопросы численности той или иной этнической группы эмигрантов, власти знают, что активисты общин, частенько, сильно завышают численность своих соплеменников. Это делается с целью вымогательства увеличенных грантов на развитие этнических общин и предвыборную пропаганду. 

Сопоставляя данные официальной статистики и работ демографов не только по Массачусетсу, но и по всем пяти штатам Новой Англии, приходится сделать вывод, что неучтенных эмигрантов в каждом из них  много. Это осложняет, во-первых, работу медицинских и школьных учреждений и создает питательную среду для нелегального бизнеса и бандитизма. Все это, вместе взятое, создает проблемы полиции и т.д. и т.п.

Что получится из американского «сплава», в котором растут доли чернокожего и латиноамериканского населения, пока не известно.


Комментарии (Всего: 1)

иди нахуй

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *