На спаде

Америка
№14 (624)

Мы привыкли судить о состоянии экономики по биржевому индексу Доу-Джонс. Если на график этого индекса посмотреть, как говорил один из героев фильма «Карнавальная ночь», невооруженным глазом, то мы увидим постоянный его рост. Но кривую этого графика всегда лихорадит: она то резко идет вверх, то падает, то задерживается на одном месте. Однако в целом на протяжении всего времени своего существования всегда стремится вверх. Общая картина роста не искажается.
Жизнь человека не так длинна, как история биржи. Она намного короче. Но требует постоянных затрат. Поэтому тот факт, что в денежном выражении макроэкономика всегда растет, мало кого волнует. Всех интересует, что происходит сегодня, на этой неделе, в ближайшие месяцы и где мы находимся: на спаде или на подъеме.
Все эксперты, разбирающиеся в экономике, все политики, которые по должности вынуждены ею управлять, хотя и  мало что в ней понимают, все те, кто принимает участие в сделках на рынке недвижимости, в торговле акциями, не только заявляют, но и ощущают на своем кармане, что экономика сегодня находится на спаде.
Поскольку экономика США рыночная, то спад, конечно, остановится. Для того, чтобы его амплитуда на пути к подъёму не оказалась уж слишком смертельной, властям придется вмешаться в  экономику денежными вливаниями, что, собственно, они и делают. Правда, ни один Нобелевский лауреат по экономике  так и не доказал, что такие вливания – это действительно лекарство. У них мнения разные. На то они и ученые, чтобы спорить.
Но пока все это происходит, идет время. И каждый день приносит неприятные вести. О миллиардных потерях сообщают киты Уолл-стрита. Дело дошло до неожиданной для всех гибели такого гиганта, как . И поскольку биржа Уолл-стрит – важнейший жизненный орган Нью-Йорка, то эту лихорадку так или иначе почувствуют на себе все горожане. Эксперты считают, что на сей раз это ощущение будет особенно болезненным.
Люди на Уолл-стрит зарабатывают много. По данным городского ревизора, средняя годовая зарплата серьезного финансового специалиста выросла за последние семь лет в полтора раза - до 387 тысяч долларов. В общем фонде зарплаты города третью часть получают те, кто работает на Уолл-стрит и по соседству. Причем деятельность каждого из этих тружеников обеспечивает работой еще троих в других секторах, необходимых для благоденствия первых.
Крах , купленного за гроши банком , означает потерю работы большинства из 14 тысяч его сотрудников. Лишь небольшая часть их будет нанята покупателем. И поскольку выхода из кризиса не видит никто, все ожидают распространения волны увольнений на другие финансовые институты. Правда, - отмечает зам. ревизора Нью-Йорка Марся Ванвагнер, - эта волна будет распространяться медленно.
Хотя кризис охватил сферу кредитования рынка недвижимости, на Нью-Йорке он еще не отразился, т.к. цены на недвижимость здесь пока остаются достаточно стабильными - в отличие от их резкого падения в других районах страны.
И тем не менее уже загорелись сигналы тревоги: риэлторы стали отмечать, что некоторые весьма перспективные покупатели дорогих кондоминиумов вдруг изменили свои планы и воздерживаются от покупок. Чутко отреагировала на снижение температуры рынка, отказавшись от плана найма новых работников фирма, занятая доставкой продуктов питания сотрудникам фирм Уолл-стрит. Даже торговец газетами в киоске напротив Нью-Йоркской биржи успокаивает ее сотрудников: «Все будет ОК!»
Страхуя себя от излишних потерь, крупные банки уже сократили свою численность на 5-10 процентов, и это сокращение будет продолжаться в ближайшие месяцы.
Печальный опыт приобрела, например, брокер по недвижимости в Манхэттене Шаи Шустик. По ее словам, клиент, которому она подобрала на Ист-Сайде квартиру за 700 тысяч долларов, вдруг отказался от нее. Банкир, планировавший приобрести в районе Трайбека квартиру за 1.6 млн. долларов, тоже не решился на эту сделку, опасаясь потерять много денег, уже вложенных в акции.
Ситуация стала беспокоить людей еще прошлым летом, когда обанкротились два хедж-фонда, связанных с Bear Stearns. К тому моменту число занятых в сфере финансового бизнеса достигло пика – 200 тысяч человек. Но затем, начиная с августа, оно стало уменьшаться и сократилось на 20 тысяч мест в тех секторах, где идет торговля разного вида займами и фьючерсами на них. Сейчас темп сокращений увеличивается. Планирует сократить 6 тысяч человек, две недели назад  уволила 1400 работников.  также объявила о плане уволить 6400 человек.
Последний раз Уолл-стрит испытал нечто подобное семь лет назад, когда лопнул пузырь технологических нововведений на интернете. Тогда работу потеряли 60 тысяч человек, т.е. 10 процентов от общей численности. Это произошло довольно быстро. Сейчас, полагают эксперты, сокращения будут нарастать постепенно, подобно тому, как это происходило с 1987 по 1993 год, когда без работы в финансовом секторе оказались 100 тысяч человек.
Важно иметь в виду, что, как указывает главный экономист фирмы Economy.com Марк Занди, если в прошлые спады сокращения коснулось работников служб поддержки, то сейчас увольняют основных специалистов по кредиту и инвестициям, избалованных за последние годы большими премиями.
Сколько продлится нынешний кризис, никто предсказать не решается. Тем более что он происходит не в промышленной, а в финансовой сфере. Это особенно почувствовали агентства по найму, которые сейчас оказались заваленными обращениями тех, с кем расстался Bear Stearns. «Еще год назад никто не мог предвидеть подобного, - сказал Майкл Карп – кадровик из Options Group, - а сейчас к нам приходят весьма расстроенные люди». Предложений работы стало мало. Работодатели не хотят рисковать.
Волнуются и студенты школ бизнеса. Они обеспокоены относительно перспективы получить работу. Не уверены в своем “завтра” и многочисленные стажеры, только начинающие карьеру.
Дело не только в беспокойстве за будущее. Люди с Уолл-стрит стали резко сокращать насущные расходы. Начали  экономить даже на еде. Так, в Harry’s Cafе, расположенном в финансовом районе, за две недели продажи сократились на 15-20 процентов. Уменьшились объемы заказов на продукты в доставочной фирме Seamless Web. Особенно почувствовал перемены Эрик Бедуча – хозяин булочной Financier Patisserie в даунтауне Манхэттена. По традиции, когда человек получал работу, сослуживцы покупали ему в этой булочной торт с надписью «Welcome to our team!», а когда его увольняли, то те, с кем он расставался, на прощание дарили ему торт с надписью «Good luck!». Сейчас Бедуча продает торты лишь с этой надписью.