НЕ ТРОЖЬТЕ родню

В мире
№15 (625)

Во время обыска в квартире заместителя министра обнаружили наличными миллион долларов. При его зарплате надо 27 лет ни пить и ни есть, чтобы накопить такую сумму. Как раз 27 лет назад, в 1981 году, он только-только закончил Московский институт международных отношений и начинал службу в должности младшего научного сотрудника. Поскольку данный замминистра имел прямое отношение к финансам, более того, к зарубежным финансам, он наверняка знал, как и где хранят большие деньги, чтобы они были в безопасности. Допустим, в оффшоре на Каймановых островах. Следовательно, можно предполагать, что миллион долларов в квартире – наличная мелочишка на текущие расходы.
Недавнюю скандальную ситуацию с высокопоставленным чиновником хорошо знали депутаты Госдумы, приступая к обсуждению законопроекта о противодействии коррупции.
Они его уже 17 лет обсуждают. И даже принимают. Впервые принимал в 1992 году тогда еще Верховный Совет России. И не один раз. Но президент Ельцин накладывал “вето”.
При Путине новый, аналогичный, законопроект рекомендовали к рассмотрению в ноябре 2001 года. То его откладывали на следующую осень и “забывали”. То принимали в первом чтении, а про второе чтение опять же “забывали”. До выборов следующей Думы. Но и новая Дума свой срок отслужила, а законопроект всё “дорабатывали”. От года к году он выхолащивался. Например, исчезло положение о депутатском расследовании. Не парламентском, на которое требуется согласие Совета Федерации, а именно депутатском. Совет Федерации с 2000 года полностью состоит из людей, назначенных кремлевской администрацией.
Наконец, через 7 лет (или 17, кто как считает) законопроект под названием “О предупреждении злоупотребления властью или служебным положением на верхнем уровне управления государством” вынесли на обсуждение Государственной думы.
Произошло событие 4 апреля, в пятницу. И сразу же камнем преткновения стал вопрос о родне. Пункт первый: декларирование доходов членов семьи государственных служащих, начиная с президента, премьер-министра, секретаря совета безопасности, судей, депутатов и сенаторов...
В России на всех уровнях власти трудно найти более или менее высокопоставленного чиновника, чьи ближние и дальние родственники не процветают как бизнесмены и просто богатые люди. Когда же госслужащего уличают, допустим, во взяточничестве, то на суде о конфискации и речи нет, потому что конфискация у нас отменена в 2003 году. Да и конфисковывать у чиновного коррупционера нечего – коттеджи, лимузины, акции записаны на бабушек, дядюшек и племянников, а сам он гол, как сокол.
На заседании зачитали заключение комитета по делам Федерации и региональной политике. В нем говорится: “Конституция России защищает частную и семейную тайну... Данный законопроект противоречит одному из принципов Конституции, который декларирует недопустимость сбора и хранения информации о частной жизни”.
Затем выступил представитель абсолютного думского большинства, депутат от “Единой России” Николай Гончар:
“Наша фракция считает, что это недопустимо! Категорически нельзя использовать правоохранительные органы, органы надзора в ходе политической борьбы, в том числе и среди высших эшелонов власти. Нельзя устраивать кампанию. Закон никакого практического смысла не будет иметь. Первый источник коррупции - воровство бюджетных денег - существенно уменьшился”.
Ему возразил депутат от КПРФ Николай Коломейцев:
“Почитайте “Российскую газету “, три номера назад, нам их раздают вот здесь, когда заходите в зал. Там на первой странице написано, что треть бюджетных средств - воруется. В “Российской газете”, правительственной, не я написал!.. С этой трибуны Председатель Счётной палаты месяц назад сказал следующее: “Хотели проверить эффективность использования золотовалютных резервов, а банковский совет, членом которого является министр финансов, не пустил проверять”. Вы подумайте, что это такое?! Это два федеральных бюджета бесконтрольны. Вы уверены, что бескорыстно? Я - нет”.
Резче всех выступал депутат от фракции “Справедливая Россия”, бывший работник КГБ СССР, полковник запаса Геннадий Гудков.
“Сегодня Дума в очередной раз подтвердила, что есть разговоры о борьбе с коррупцией, а есть борьба, – сказал он. - Все стучат кулаком по столу, заявляют, что коррупция - это главный враг. А как доходит до дела, то выясняется, что ни бороться, ни отражать атаки этого врага никто не собирается... Рыба гниет с головы!.. В результате сегодня воруют миллионы российских граждан. Это закончится трагически, если мы сами не остановим этот процесс!”
Как всегда, до абсурда довел обсуждение лидер ЛДПР Владимир Жириновский: “Здесь говорится о злоупотреблениях на верхнем уровне государственной власти. Мы вводим новый термин - верхний уровень будем привлекать, а внизу скажут: нас это не касается”.
В буквальном смысле он прав. Напомню, законопроект, внесенный фракцией КПРФ, называется: “О предупреждении злоупотребления властью или служебным положением на верхнем уровне управления государством”. Действительно, почему только на “верхнем”? Хотели подчеркнуть: раз уж рыба гниет с головы, с головы и надо начинать борьбу. В конце концов, можно было отправить законопроект на доработку, чтобы сделать комплексным. Но его отклонили окончательно. Причем все понимали, что прения напрасны. Если фракции “Единая Россия” не поддерживает, никакой законопроект не пройдет. А тут еще и ЛДПР.
Итог думского голосования: ”за” только 82 депутата. Из 450.
Кстати, о “верхнем уровне”. Депутат от ЛДПР Сергей Иванов заметил, что под действие закона попадут люди, уже разбогатевшие, которые уже “могут вообще ничего не брать”. Тем самым он дал понять с умиляющим депутатским простодушием, что нынешние люди во власти вечны и несменяемы, так что любое противодействие “их” коррупции не имеет смысла.
И еще кстати. Россия на первом месте в мире по количеству долларовых миллиардеров в парламенте. У нас в Федеральном Собрании их двенадцать человек. Самый богатый сенатор имеет 17,5 миллиарда, самый бедный – всего 1 миллиард. Долларовых миллионеров никто не считал. Это мелочь. Как миллион долларов в квартире заместителя министра.

Для справки. По данным Генеральной прокуратуры за 2006 год, рынок коррупции составляет 240 миллиардов долларов и сопоставим с федеральным бюджетом. Независимые эксперты определяют объем российской коррупции в 400 миллиардов долларов.
Москва