Кто там шагает левой?

В мире
№15 (625)

Я пишу этот текст утром во вторник, восьмого апреля. Только что по всему Израилю прозвучала сирена тревоги. Эта тревога – учебная. В стране проводятся учения национальной службы по чрезвычайным ситуациям.
Для жителей центра Израиля сирена ассоциируется, главным образом, с Днем памяти павших в войнах. Тем, кто живет на севере страны, она напоминает дни Второй ливанской войны. Живущие в Сдероте, Ашкелоне и в населенных пунктах, прилегающих к сектору Газы, слышат сигнал тревоги настолько часто, что для них сделано исключение – сирена в этих местах до сих пор означает необходимость как можно быстрее спуститься в бомбоубежище.
Для всех израильтян оно – напоминание не только о погибших, но и о том, что их самих хотят уничтожить. Убить для того, чтобы «восстановить справедливость».
Идея справедливости – ровесница человека. Несовпадение идеи равенства всех людей с реальным положением вещей, выражающемся в том, что все люди отличаются друг от друга, вызывало у одних отчаяние, у других желание преодолеть все препятствия, а у третьих – бессильную злобу на «несовершенство мира». Эти, третьи, стараются переделать мир, сделать его соответствующим их представлениям о справедливости. В зависимости от исторического фона, на котором они действуют, их борьба может принимать самую разнообразную идеологическую окраску.
Сегодня же, когда в Израиле звучат сирены учебной тревоги, Иран отмечает новый праздник – «Национальный день ядерных технологий». Сообщается, что в этой стране создано и запущено в эксплуатацию новое поколение устройств для обогащения урана, которые позволят интенсифицировать процесс промышленного производства обогащенного урана. Для президента Ирана это событие представляет собой очередной этап в той гонке, которую он сам называет борьбой за право иметь ядерную энергетику. Для все большего числа людей в других странах каждая новая иранская центрифуга означает приближение того момента, когда им придется спросить самих себя, почему они ничего не сделали для предотвращения создания иранской атомной бомбы.
Когда те или иные действия руководителя государства направлены на что-то, что улучшает жизнь граждан его страны, можно понять и простить его ошибки. Если же руководитель предлагает напрячь все усилия, затянуть пояса и сплотиться для того, чтобы будущие поколения жили лучше, - к таким словам поневоле относишься настороженно. Когда людям говорят о том, что они должны терпеть из-за того, что необходимо помочь братьям по классу или по вере, начинаешь думать о том, что затевается что-то нехорошее. Из этих трех пунктов в действиях президента Ирана просматриваются два последних, и это наводит на мысль о том, что его помыслы далеки от потребностей иранцев.
В самом деле, инфляция на уровне двадцати – тридцати процентов, которая наблюдается сейчас в этой стране, продолжающийся рост цен и проблемы потребительского рынка - все это свидетельствует о ненормальном положении в экономике страны. Но разве снижение уровня жизни населения остановило советских руководителей, когда они, называя это «индустриализацией», создавали военную промышленность? Думали ли они о здоровье нации, строя заводы для производства ядерного оружия и ракетного топлива, проводя испытание атомной бомбы на Тоцком полигоне, где солдаты преодолевали эпицентр взрыва? Конечно, нет. Их целью было распространение своего влияния на все большее количество стран.
Собственно говоря, и руководители Ирана в меру своих сил добиваются чего-то похожего. В том, что ХАМАС и Хезболла являются фактически передовыми отрядами иранской революции, а территории Газы и севера Ливана стали иранскими плацдармами, уже почти никто не сомневается. Однако, вот новое сообщение: Иран подписал с Суданом договор о военной помощи, который предусматривает столь высокую степень участия Ирана в суданских делах, что можно говорить о его постоянном присутствии в Северной Африке. Согласно договору, суданская армия оснащена оружием иранского производства. На территории Судана построят военные заводы, работающие на иранских технологиях, оружие будет поставляться Судану с пятидесятипроцентной скидкой. Кроме того, будет создана совместная военная комиссия для разработки мероприятий в случае нападения на одно из государств. Но и это еще не все. Иран построит защитные системы вокруг стратегически важных объектов Судана, направит военных инструкторов в Дарфур, где нынешний суданский режим совершает, по признанию международного сообщества, геноцид против собственного населения. В результате такого сотрудничества Иран получит доступ к побережью Судана на Красном море, которое расположено как раз напротив Саудовской Аравии, с которой в последнее время у Ирана отношения складываются не лучшим образом. Но все это, очевидно, для Ирана не самое главное. В восточном Чаде находятся месторождения урана. Если Иран закрепится в Судане, то эти месторождения станут для него более доступными.
Это – на западе. На востоке мы тоже наблюдаем высокую активность Ирана – стремление к созданию некоего объединения персоязычных стран в составе самого Ирана, а также Таджикистана и Афганистана. И недавнюю инициативу по вхождению в Шанхайскую организацию сотрудничества, членами которой, среди прочих, являются Россия и Китай.
Интересная складывается картина. Из региональной супердержавы, как сейчас называют Иран, вполне может вылупиться, как бабочка из личинки, претендент на нечто более значительное. Внешне для такого стремления к распространению собственного влияния Иран вполне может использовать тему освобождения мусульманских стран от влияния Америки и Израиля. Освобождать можно косвенно, как в Ливане, выращивая в этих странах «оппозицию», которая таковой является лишь номинально, а на деле это, как, например, та же Хезболла, настоящая армия, которая контролирует почти половину страны и влияет на расстановку в ней политических сил - вплоть до блокирования выборов президента. Освобождать можно с применением военной силы, как это было сделано в свое время в отношении трех островов, принадлежавших Объединенным Арабским Эмиратам. Или проделывать, как в случае с Суданом – осуществляя помощь и поддержку.
Все это понятно, могут сказать мне читатели, но какое отношение имеет к сказанному название статьи? Оно имеет самое прямое отношение. Я уже упоминал о том, что под лозунгом борьбы с несправедливостью может скрываться все что угодно. Иран действует, прикрываясь исламской идеологией и якобы заботой о судьбах мусульман. Гитлер начал с заботы о судьбах судетских немцев. Сталин освобождал восточных украинцев. Продолжать можно бесконечно. Понятие «справедливость» может эксплуатироваться кем угодно, но чаще всего это делалось теми, кто называл себя «левыми». Да что там говорить, даже Бонапарт первое время слыл борцом с европейскими монархиями, которые, как ему было прекрасно известно, являлись нарушением всех естественных законов, согласно которым все люди рождаются равными.
Всех этих исторических деятелей, равно как и нынешних революционеров, будь они последователями Маркса, Боливара или пророка Мухаммеда, объединяет крайняя агрессивность по отношению к внешнему миру и одновременно - крайнее пренебрежение к своим согражданам. Внешний мир для них – шахматная доска, сограждане – пешки. В качестве примера можно привести тот факт, что самые страшные боевые действия Второй мировой войны велись между странами, руководимыми левыми партиями – национал-социалистической и коммунистической.
Есть у этих персонажей и еще одна общая черта. Результаты их действий всегда были самыми прискорбными не только для «чужих пешек», но и для своих. Можно привести еще множество примеров – от Камбоджи до Кубы.
Вот почему именно в тот день, когда в Израиле звучат сирены учебной тревоги, мне хотелось бы (если бы у меня была такая возможность) обратиться ко всем тем, кто в этот момент озабочен судьбами народов в других странах. Господа, сказал бы я им, прежде чем помогать другим, наведите порядок у себя. Забудьте на время о мечтах сделать все для всех, так не бывает. Для всех – значит ни для кого. Сделайте сначала жизнь своих граждан такой, чтобы им все завидовали. А уж потом спросите у других – хотите ли вы, чтобы вам помогли? Если они этого захотят, помогите. Но не навязывайте им ни своих убеждений, ни своей религии. Дайте им жить так, как они хотят. И не надо больше ни левых маршей, ни левых речей. Помните, что это уже не раз заканчивалось печально.