Волей обстоятельств

Америка
№15 (625)

Для экономики США первый квартал нынешнего года оказался провальным по всем статьям. По предварительным данным, валовой внутренний продукт вырос на мизерные 0,4 - 0,5 процента. Конечно, и такой прибавке могла бы позавидовать любая другая страна в мире - при 13 триллионах долларов ВВП прошлого года наши полпроцента прироста выглядят очень весомо. И все же резкое замедление темпов развития очевидно. Так же, как вполне очевидны глубокие трещины в финансовой системе страны, мощный скачок инфляции, существенное сокращение числа рабочих мест. Не забудем и про падающий курс американской валюты, и про государственный долг, который достиг запредельной суммы почти в 10 триллионов долларов.
В общем, нехорошо. В чем причины, кто виноват? Мнения на этот счет в обществе разные. Мы, как и все, любим искать тех, кто, на наш взгляд, должен нести персональную ответственность за происходящее.
Виноваты президент и его администрация - массу средств тратят на войны в Ираке и Афганистане, долгое время не обращали внимания на внутренние проблемы страны. Виноват Алан Гринспен - дозволил банкам раздавать кредиты направо и налево, в результате чего разразился ипотечный кризис. Виноват Бен Бернанке, сменивший Гринспена на посту главы Федерального резерва, но не изменивший вовремя курс предшественника. Виноваты руководители банков и сами получатели ссуд - первые буквально навязывали ссуды клиентам, а те охотно брали, хотя знали о своей ограниченной платежеспособности.
Все претензии справедливы, но лишь отчасти. Каждый внес лепту в усугубление ситуации. Вот только сама ситуация создана не ими. Она складывалась годами и десятилетиями, долгое время всех устраивала, пока не исчерпала своих возможностей.
Речь идет о том, что принято называть свободным рынком, в котором права участников ограничиваются лишь их возможностями. Можешь сделать или купить подешевле, а продать подороже, можешь любым способом сокрушить конкурента или надуть клиента - действуй! Правда, еще в первой трети прошлого века стало ясно, что абсолютно свободному рынку места становится все меньше. Во избежание крупных неприятностей государство принялось выстраивать административные границы, определяя, что дозволено, а что запрещено.
В странах так называемого социализма свободный рынок как экономическую категорию попросту прикрыли, заменив его кабинетным планированием. Чем кончилось - известно. В послевоенной Западной Европе пошли на корректное регулирование рынка. И преуспели, там не наблюдается особо бурных взлетов, однако нет и сокрушительных провалов. Америка чуть-чуть припозднилась, хотя первой, еще при Теодоре Рузвельте, прибегла к административным методам регулирования рыночных отношений, пусть лишь в некоторых секторах экономики.
Определенное отставание от требований времени объясняется и объективными, и субъективными причинами. Мир после разрушительной Второй глобальной войны естественным образом сложился так, что Соединенные Штаты стали самой сильной и самой богатой державой на планете, ее главным финансовым центром. А, как известно, от добра добра не ищут. Зачем менять то, что и так прекрасно работает? Наступили новые времена, мир стремительно трансформировался. В Америке же не убывала уверенность, что каким-то образом усиливать контроль над рынком совершенно незачем, что он и сам, автоматически, уберет лишнее и ненужное, вовлечет в свой оборот все полезное. Это убеждение не смогли поколебать ни участившиеся рецессии, ни оглушительные разрывы разного рода мыльных пузырей, связанных то с подъемом новых технологий, то с бумом жилищного строительства, то еще с чем-нибудь.
Теперь, судя по всему, давние убеждения дали слабину. Выступая в Конгрессе, министр финансов США Генри Полсон изложил обширную программу правительства по ужесточению государственного контроля над всеми финансовыми институтами страны. О содержании этой программы подробно рассказано в статье Г.Матвеева “Диета поневоле”, опубликованной в прошлом номере нашего еженедельника. Повторяться не стоит. Общий вывод, сделанный автором статьи, никаких возражений не вызывает: да, власти страны готовятся совершить крутой поворот в экономической стратегии, внести коренные перемены в сложившуюся систему рыночных отношений в пользу общегосударственных интересов.
Непонятно только, почему Г.Матвеев считает, что “республиканцы (то есть нынешние власти. - Е.К.) встали с ног на голову, вознамерившись... стреножить столь жестко охраняемую и защищаемую на протяжении столетий свободу предпринимательства”. По-моему, наоборот, власти встали с головы, напичканной устаревшими идеологическими постулатами, на крепкие ноги, трезво, пусть и с изрядным опозданием, оценив реалии современности. К тому же у меня нет уверенности, что новые инициативы носят чисто партийный характер, что их могут приписать себе именно республиканцы. Верх одерживает здравый смысл, а он далеко не всегда зависит от партийных догм.
Конечно, от слов, произнесенных министром финансов, до реальных дел немалая дистанция. Предстоят горячие споры, уточнения, политическая борьба с теми весьма влиятельными персонами, кто продолжает мыслить прежними категориями. Нужны пропагандистские усилия, чтобы убедить общественность в правильности намеченного пути. Реформы сложны и сами по себе, одномоментно их не проведешь, требуется время.
Нельзя не учитывать и угрозу чрезмерной бюрократизации рыночного регулирования. Во внимание должен быть принят сугубо отрицательный опыт современной России, где чиновников стало гораздо больше, чем было на всей территории СССР. Надо полагать, предложение сосредоточить основные административные функции не в министерстве финансов США, а в системе Федерального резерва, органа коллегиального, в значительной мере общественного, уменьшит опасность появления громоздкой, лишенной маневренности бюрократической машины. Есть ведь в Америке множество таких традиций свободного предпринимательства, отказываться от которых нет никакой необходимости.
Наверное, не все в стране будут довольны предстоящими переменами. Что ж, не все довольны и тем, как обстоят дела сегодня. Кое-какие болезненные удары придется претерпеть, без них развитие невозможно, наступает губительный застой. Знаю, что многие видят в предстоящих переменах перспективу огосударствления хозяйственной жизни страны и чуть ли не конец капитализма. Это не так. Просто доселе размытое понятие “экономика государства” обретает более определенные очертания. Без этого трудно сбалансировать интересы разных слоев населения и достойно выстоять в конкурентном противостоянии с другими странами.


Комментарии (Всего: 1)

Война в Ираке обойдется США в 5 триллионов долларов


http://www.rokfeller.ru/oddities/7805.html?=sub_odd_11Mar2008



По подсчетам известного экономиста, лауреата Нобелевской премии Джозефа Стиглица, каждый месяц война в Ираке обходится американским налогоплательщикам примерно в $12 миллиардов. Общая сумма затрат на войну, включая т.н. "скрытые расходы", к 2017 году достигнет $5 триллионов. Стиглиц и его коллеги, принимавшие участие в исследовании, подсчитали, что в 2008 году боевые действия в Ираке и помощь экономике страны, где царит разруха и безработица, будут стоить $12 миллиардов ежемесячно. Эта сумма - примерно втрое больше, чем в прошлом году, главным образом за счет стоимости резкого (на 30´000) увеличения числа американских военнослужащих в Ираке, повышенные зарплаты и бонусы для рекрутов, а также существенных расходов на ремонт и списание военной техники, отслужившей несколько лет в экстремальных условиях.

В ближайшие 10 лет (именно столько Америке придется расхлебывать проблемы послевоенного Ирака) стоимость убытков непосредственно от самих боевых действий и восстановления иракской инфраструктуры достигнет, по осторожным оценкам, $2,7 триллионов. Если учитывать косвенные убытки от иракской авантюры - цены на нефть, с начала войны подскочившие в четыре (!) раза, длительное лечение десятков и сотен тысяч солдат-инвалидов, обслуживание рекордных долгов и т.д. и т.п. - эта цифра легко может вырасти до $5 триллионов!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *