Век ЖИВИ - век ЛЕЧИСЬ

Америка
№15 (625)

Чем отличается кандидат в президенты от президента? Он все еще верит, что сможет выиграть войну с бедностью. Ленинский лозунг «Политика есть самое концентрированное выражение экономики» переживает вторую молодость. С ним идут в бой и Хиллари Клинтон, и Барак Обама. Его впору начертать на знаменах Демократической партии. Это лучший талисман от банкротства. После ипотечного кризиса банкротов искать стали в банках. А банкиры теперь заседают в страховых компаниях.
Недавно Палата представителей приняла законопроект, согласно которому страховые компании обязаны предоставлять страховку  людям, страдающим от психических заболеваний, а заодно наркоманам и алкоголикам. Активней всех лоббировал этот закон конгрессмен-демократ от Род-Айленда Патрик Кеннеди. Почти одновременно его отец сенатор Эдвард Кеннеди вынес этот вопрос и на рассмотрение Сената, правда, в несколько усеченной форме.
Пока журналисты гадали, что бы это значило, Патрик Кеннеди признался, что страдает депрессией и наркозависимостью. И это пикантное обстоятельство заметно обесценило “инициативу”, хотя сама по себе проблема действительно актуальна и требует оперативного вмешательства.
Нет, законодатели не против этой идеи, но где взять деньги? Расходы на медицину и без того выливаются в астрономическую сумму. Они составляют уже около 15% ВВП страны. И тем не менее далеко не все жители в состоянии оплатить визит к врачу или купить необходимое лекарство. Среднестатистический американец тратит на медицинские услуги около 6000 долларов в год. Причем ежегодно эта цифра возрастает примерно на 9.3%. А стоимость медикаментов растет еще стремительней.
В недавно опубликованном отчете некоммерческой организации “Pharmaceutical Research and Manufacturers of America” говорится, что в прошлом году инвестиции в разработку новых лекарств и вакцин составили 58.8 миллиарда долларов. Дело прибыльное, поэтому фармацевтические и биотехнологические компании вкладывают до 18% своих доходов в научные исследования. Сейчас на разных стадиях разработки и испытаний находится более 2.700 новых препаратов. Все это, конечно, замечательно. Но часто получается, что одна рука лечит, а другая - калечит.
Исследования, проведенные специалистами в ряде штатов, повергли в шок. Оказывается, вода, которую мы пьем, содержит и антибиотики, и антиконвульсанты, и наркотики, и стабилизаторы, и даже половые гормоны. Да, концентрации этих фармацевтических препаратов минимальны и поэтому вроде бы безопасны. Но это малое утешение для тех 41 миллиона американцев - от Южной Калифорнии до Северного Нью-Джерси и от Детройта до Луисвилла, которые эту воду пьют. Как это отразится на их здоровье в дальнейшем, сказать никто не берется. Интересно, как вообще попадают в воду лекарства, которые отпускают только по рецепту?
Бывает и так, что мы сами придумываем препятствия, а потом их упорно преодолеваем. Три года назад специалисты медицинского колледжа имени Вэйда при Корнеллском университете  рекомендовали применять для ранней диагностики рака легких компьютерную томографию. Она неплохо зарекомендовала себя при экспериментах.
Ранняя диагностика позволяет излечивать более 80% случаев рака легких. Но вскоре разгорелся скандал. Выяснилось, что деньги на исследования (3.5 миллиона долларов) выделила табачная компания “Liggett Vector Brands”. Ну, понятное дело, для того чтобы “отмазаться”. Ведь ежегодно от курения умирает около 5 миллионов человек, причем многие как раз от рака легких. Короче, медиков заподозрили в тайном сговоре с “сигаретными королями”, а результаты их исследования решили перепроверить. Но при этом “моралисты” не посчитали, сколько еще людей умрет до 2010 года, когда они вынесут окончательный вердикт.
Обычно сторонники поголовного медстрахования прибегают к статистике. Дескать, посмотрите: свыше 18 тысяч американцев ежегодно погибают только потому, что им не была оказана медицинская помощь. Спору нет: каждая потерянная жизнь - это трагедия.  Государство помогает им, исходя из своих возможностей, но и оно не всесильно. Пять лет назад Конгресс принял закон о компенсации стоимости лекарств, отпускаемых по рецептам, который был предусмотрен компенсацию стоимости лекарств не только для пациентов госпиталей, но и для тех, кто не проходит стационарного лечения. Казне это ежегодно обходится в 395 миллиардов долларов. А это, между прочим, почти оборонный бюджет.
Программа Medicare, которая была принята в 1965 году, рассчитана, как известно, на людей пенсионного возраста. В 1972 году к ней подключили инвалидов. Кроме оплаты больничных услуг и определенных видов ухода за пациентами на дому она включает и дополнительное медицинское страхование, которое покрывает посещение врачей и стоимость амбулаторных процедур. Дополнительное страхование - дело сугубо добровольное. И не бесплатное. Medicare не покрывает стопроцентной стоимости лечения. Полностью не оплачивает, к примеру, услуги зубного врача, проверку зрения и изготовление очков, не говоря уже о длительном пребывании в госпитале.
Еще одна федеральная программа Medicaid рассчитана на помощь малоимущим. Она помогает выживать более 45 миллионам американцев - в основном пожилым людям, инвалидам, многодетным семьям, иммигрантам. Те же, кто работает, должны позаботиться о себе сами.
Часто, критикуя власти (а их есть за что критиковать), ссылаются на статистику. Посмотрите, дескать, 45 миллионов человек вообще не имеют медицинской страховки, а 78 миллионов вынуждены пользоваться так называемой “временной” страховкой, которую можно оформить в случае, скажем, потери работы.
Но что такое среднестатистические данные? Если вы, допустим, зарабатываете 30 тысяч в год, а ваш сосед - 130 тысяч, то в среднем получается по 80 тысяч. На бумаге. А в реальной жизни вы так и остаетесь с 30 тысячами.
Когда люди начинают думать о здоровье? В лучшем случае после сорока. Молодые предпочитают покупать страховку жизни или тратят деньги на другие цели. Кроме того, государство само создает лазейки. Если пациент поступает в госпиталь с серьезным заболеванием, ему не имеют права отказать в лечении, даже если у него нет страховки. Но госпиталь - не благотворительная организация. Как он возмещает убытки? Перераспределяет потери между пациентами со страховками. В итоге казна вынуждена ежегодно закрывать “дыру” в 30 миллиардов долларов. Еще 5 миллиардов дарят врачи, работающие безвозмездно.
Споры о том, как реорганизовать систему медицинского страхования, идут давно. Демократы настаивают на разработке государственной программы, которая гарантировала бы бесплатную медицинскую помощь всем без исключения, а республиканцы хотят перевести этот процесс на рыночные рельсы. В ноябре 2003 года Конгресс принял республиканский вариант. Но с одной существенной поправкой. Прежде чем полностью приватизировать страховую медицину, в шести регионах страны пройдет эксперимент, который должен показать, какая система более эффективна - частная или государственная. Ждать осталось недолго - до 2010 года. А пока надо довольствоваться тем, что имеем. Помня при этом, что возможности медицины безграничны. Ограничены лишь возможности пациентов.