Брошка длЯ любимой женщины

Культура
№15 (625)

«И дар любви дороже звёзд», – писал великий Гёте. Действительно, кто из нас не радовался безмерно пусть самому скромному подарку от любимого, а уж особенно, если сделан он от чистого сердца и подобран со вкусом. Поэтому-то столько улыбающихся лиц в музее «Новые галереи», открывшем один из просторных своих залов для выставки феноменальных по красоте и оригинальности изделий венской ювелирной фабрики - художественной мастерской начала прошлого века.

Это была особенная мастерская, основанная в 1903 году особенными, сверхталантливыми, самобытными художниками, бывшими к тому же первопроходцами тоже особого австрийского модернизма, – Йозефом Хофманом и Коломаном Мозером. Интересно, что оба эти яркой и своеобразной индивидуальностью обладающих художника были увлечены дизайнерским, в том числе и ювелирным творчеством (а это подлинное творчество) прославленного их современника - американца Луиса Комфорта Тиффани. Мы рассказывали вам об этом многоталантливом дизайнере. Первое, очень недолгое время Хофман и Мозер действительно равнялись на его образцы, но как-то незаметно выработали собственную стилистику, каждый - свою, разумеется, изменили саму идею рисунка каждого украшения, сопоставляя этот рисунок и форму с внешностью и личностными качествами заказчицы или, что тоже бывало нередко, с женщиной, рождённой их неуёмной фантазией.
Единственная во всём собрании чудесных раритетов серебряная с перламутром пряжка. Изящнейшее, необычной формы, с невероятным вкусом выполненное ожерелье тончайшей работы. Мозер не только задумал, но и сделал их сам. Но ожерелья представлены в экспозиции не так щедро, как броши. Брошь царила в моде на заре ХХ века, а стало быть, и на фабрике двух художников. Какие дивные брошки! Вот одна из них – редкостной красоты. Серебро, которое художники предпочитали золоту, в фантастически прекрасном рисунке, с самоцветами – кораллом, гематитом, опалом и синим с прожилками корнелианом. Продуманный, выстраданный дизайн Хофмана, но исполнение мастера-ювелира Карла Поночного. Так что у шедевра два автора. Заказал брошку промышленник и меценат Фриц Варендорфер для любимой своей Лили, которую художник, перед тем как создать рисунок, долго и пристально буквально постигал. Вот она, неглупая, несколько претенциозная, очень красивая Лили Варендорфер на отличном увеличенном фотопортрете: полная раскованность, лёгкое платье, явно перегруженное деталями и украшениями, среди которых сияет хофмановская брошь.
Ещё одна (серебро и ляпис-лазурит). которую придумал Хофман для возлюбленной своей Хэлены Доннер. Рисунок драгоценности (а всё это подлинные драгоценности) не говорит, а кричит о страсти, о желании, о влечении к очаровательной этой женщине. Некоторым своим особо примечательным изделиям присвоил художник имя собственное, как, например, дивному серебряному колье – «Камм». Интересно наблюдать, насколько упорно и тщательно работал художник над каждым эскизом, изменяя и совершенствуя рисунок. Из работ Хофмана выделяются совершенно изумительная брошь с крупным малахитом – замысловатый рисунок, предвестник Артдеко, и виртуозно выполненный элегантный золотой браслет с вставкой фигурки нагой Афродиты из слоновой кости. Йозефа Хофмана, знаменитого архитектора, живописца, дизайнера, называли венским гением. Преувеличение? Думаю, нет.
Вскоре на фабрике появились ещё два дизайнера-кудесника, тоже художники многопрофильные: Карл Отто Чешка и Дагоберт Пече. Их виртуозные изделия тяготели к модному тогда Югендстилю без навязываемой им вульгарности. Пече привнёс в моделирование драгоценностей своё видение женщины как символа трогательной нежности, приоритет которой и провозглашён в его оборотившейся брошью композиции на перламутре и в золотом, с жемчужными соцветиями кулоне невиданного изящества. У Чешки изумляет золотой, филиграннейшей работы мастера-ювелира Станислауса Теуса браслет с поэтическими лунными камушками.
А Климт, спросите вы, неужто не представлен в экспозиции великий Густав Климт как дизайнер? Замечательный живописец и график имел обыкновение своим моделям пририсовывать им самим выдуманные украшения, дизайн которых потом использовался на фабрике как эскиз для изготовления брошек, подвесок, колье. Так что в музее «Новые галереи», где больше, чем где бы то ни было, собрано полотен и рисунков Климта (а среди них и «Золотая Адель», картина, приобретенная недавно для музея за 135 миллионов долларов), можно увидеть его дизайнерские работы, так сказать, в эмбриональном состоянии. Но и великолепные, по рисункам Климта сотворённые броши и кулоны тоже. А в числе четырёх фотопортретов венских дам есть и портрет Эмилии Флёге, возлюбленной Климта, славившегося в Вене бесчисленными любовными победами. Эмилию полюбил он по-настоящему, был к ней очень привязан и близок духовно. Вот она, сфотографированная сотню лет тому назад Эмилия, стройная, прекрасная, с тонким, одухотворённым, интеллектом осиянным лицом. На ней простое платье свободного покроя, ожерелье и серебряный с лунным камнем и опалом кулон необычайной изысканности и красоты. Их ей подарил Густав Климт.
Конечно, дорогие друзья, всё это нужно увидеть. Музей австрийского и немецкого искусства «Новые галереи» находится в Манхэттене, на углу 5 авеню и 86 улицы. Доехать проще всего поездами метро 4, 5, 6 до остановки «86 улица».