BОRО-графия Нью-Йорка: Чарльстон

История далекая и близкая
№16 (626)

Своим возникновением район Стейтен-Айленда Чарльстон обязан немецким иммигрантам, а именно баварскому бизнесмену Бальтазару Крейшеру, ступившему на американскую землю в 1852 году.
Крейшер был одним из самых богатых людей своего времени. Злые языки поговаривали, что когда он снимал деньги со счетов баварских банков, намереваясь перебраться на постоянное место жительства в Америку, несколько финансовых учреждений разорились, а десятки банковских работников оказались на улице. В Баварии он занимался ресторанным бизнесом, строительством, книгопечатанием и даже разведением лошадей. В пересчёте на сегодняшние деньги состояние Крейшера оценивалось бы в $200 млн.
Естественно, приехав в Америку с такими деньгами,  бизнесмен намеревался их быстро приумножить. Однако в Нью-Йорке он столкнулся с большими трудностями. Самые прибыльные сферы бизнеса были заняты, поэтому открыть сверхприбыльное дело в Манхэттене или Бруклине не представлялось возможным. Для этого требовались не только деньги, но и надёжные связи.
Крейшер быстро осознал, что в Манхэттене он вряд ли добьётся успеха, и решил попытать счастья в малонаселённом Стейтен-Айленде. Купив за бесценок гигантский кусок земли на болотисто-лесистой местности, он отстроил гигантский особняк, больше напоминающий средневековый замок. Примечательно, что во время строительства этого архитектурного шедевра Крейшеру пришла мысль об открытии собственного кирпичного завода. От рабочих он услышал, что кирпич в переживающем грандиозную перестройку Нью-Йорке – большой дефицит и его рыночная цена в 9 - 10 раз превышает отпускную.
Крейшер моментально вызвал из Германии лучших специалистов по производству кирпича. Стороны быстро обсудили детали контракта, и уже через несколько недель на безымянных территориях, принадлежащих Крейшеру, началось строительство завода. Сотни рабочих расположились в бараках, неподалёку от особняка немецкого бизнесмена.
В 1854 году завод праздновал своё открытие. На торжественную церемонию Крейшер пригласил ведущих предпринимателей и чиновников Нью-Йорка. Каждый из высокопоставленных гостей получил роскошный подарок – сертификат, согласно которому Крейшер обязался бесплатно поставлять кирпич со своего завода, как только манхэттенские «шишки» соберутся строить собственный особняк.
С первых же дней строительный завод стал приносить гигантскую прибыль. Крейшер нанял почти четыреста человек, которые работали в две смены. Производство не прерывалось ни на одну минуту. «Мой завод производит более трёх миллионов кирпичей в год, - с гордостью говорил Крейшер. – Наша продукция никогда не трескается, не ломается, не пропускает влагу и холод. Кирпич Крейшера – это самый надёжный способ вложения денег». 
Завод стал настолько популярным, что в радиусе двух миль вокруг появились несколько гостиниц, ресторанов, немецких баров и две сотни жилых домов. Безымянная местность получила статус населённого пункта и стала называться деревня Крейшервиль. К 1867 году около 85% работающих местных жителей трудились на заводе, а 15% содержали собственные бизнесы.
Кирпич стал неофициальным символом района. Каждый бизнес считал за честь украсить свой интерьер продукцией завода Крейшера. Несколько центральных улиц были выложены кирпичом с именем основателя района.
Стоит сказать, что к 1873 году почти 90% населения Крейшервиля составляли выходцы из Германии в первом и втором поколениях (за исключением небольшого закрытого анклава Sandy Ground, где проживали афроамериканцы). Такая этническая целостность привела к тому, что в районе практически никто не говорил на английском языке. Даже при приёме на работу обязательным условием было знание немецкого языка.
Кирпич Крейшера широко использовался в строительных объектах по всему Нью-Йорку. В 1875 году завод заключил контракты на четверть века вперёд. В 1876 году экономика района расцвела настолько, что обед в ресторане Крейшервиля стоил в три раза дороже, чем в элитном ресторане Манхэттена. Казалось бы, ничто не могло подорвать мощь этой гигантской бизнес-машины.
В 1877 году на заводе произошёл взрыв, в результате которого пострадали 17 рабочих. Здание полностью выгорело. В огне было уничтожено дорогостоящее оборудование, несколько миллионов долларов наличных денег и, главное, документация, которой так дорожил Бальтазар Крейшер.
На восстановление производства ушло почти два года, однако на этом проблемы не закончились. Тысячи строительных компаний подали на Крейшера в суд за то, что он вовремя не снабдил их обещанным по контракту кирпичом. Бизнесмену пришлось раскошелиться на дорогостоящих адвокатов, которые всё равно не смогли спасти положения.
Рабочие кирпичного завода, которым резко понизили заработную плату, начали в спешке покидать Крейшервиль. Район стремительно пустел. Малые бизнесы закрывались, поток туристов падал, а на улицах резко возросла преступность. «Раньше мы смотрели на кирпич как на слиток золота, - говорили местные жители. – Благодаря заводу мы жили в мире и согласии. Сегодня кирпич стал символом раздора и самым распространённым орудием преступления. Им проламывают головы, чтобы обчистить карманы уставших трудяг».
С большим трудом, но Крейшер сумел восстановить инфраструктуру района. Для этого он влез в гигантские долги, превышавшие стоимость кирпичного завода в пять раз. К 1885 году экономика была полностью восстановлена. Бегство жителей прекратилось, и завод опять заработал с максимальной отдачей.
После смерти Бальтазара Крейшера в 1886 году его место занял сын Чарльз. Наследник мало чем походил на своего отца. Он вёл праздный образ жизни, спуская десятки тысяч долларов на банкеты, фейерверки и красочные представления. Чарльзу Крейшеру принадлежат слова: «Если Бог создал вас бедным - вы обречены на рабский труд и поклонение богатым людям. Если Бог создал вас богатым - вы должны радоваться жизни, вкушая все её удовольствия».
Тщеславный Чарльз добился того, что в 1917 году деревня Крейшервиль была переименована в честь него в Чарльстон. Многие современные жители, не знающие этого факта, ошибочно считают, что название дано в честь английских иммигрантов, приехавших сюда в 20-х годах прошлого века. Как известно, в Англии порядка шести тысяч больших и маленьких населённых пунктов носят название Чарльстон.
Знаменитый кирпичный завод был закрыт в 1927 году. Причина -  старое оборудование не соответствовало новым строительным стандартам. Чарльз Крейшер за бесценок продал пустующее здание завода и перебрался в другой штат.
О криминальной обстановке в районе стоит сказать отдельно. По сравнению с другими районами Стейтен-Айленда в Чарльстоне довольно низкий уровень преступности. Однако именно здесь чаще всего происходят шокирующие преступления. В конце 50-х – начале 60-х годов здесь орудовал серийный убийца Ричард Бигенвальд. До сих пор он числится в списке самых «недооценённых» маньяков США.
В 1945 году в Чарльстоне был убит ветеран Вьетнамской войны Джеймс Заппалотти. Его тело искромсали ножом двое тинейджеров. За судебным процессом малолетних убийц наблюдала вся Америка.
А в конце марта этого года в водоёме на территории Чарльстона были найдены останки женщины, погибшей насильственной смертью. Экспертиза показала, что останки принадлежат 27-летней Эми Джиордано, которую полтора года назад зверски убил ревнивый любовник.
Среди местной молодёжи Чарльстон получил неофициальное прозвище «приюта маньяков». Здесь расположено много заброшенных домов, которые идеально бы подошли для съёмок какого-нибудь фильма ужасов.
На протяжении всего XX века район оставался в стороне от общественной жизни остальной части Стейтен-Айленда. Жители Чарльстона вели себя настолько пассивно, что именно здесь из года в год фиксировалась самая низкая явка избирателей во время президентских выборов. «Новости и современные технологии доходят в Чарльстон с полувековым опозданием», - шутят жители центральных районов Стейтен-Айленда. С этим утверждением трудно не согласиться. К примеру, сегодня многие жители Чарльстона используют лошадей в качестве средства передвижения. Человек, приехавший в магазин за покупками на лошади, привычное явление.  
Сегодня главной достопримечательностью Чарльстона для туристов являются старые немецкие пивные, сохранившиеся со времён Бальтазара Крейшера. Не исключено, что только здесь вы сможете найти редкие сорта разливного немецкого пива, которое поставляется прямо из Германии.
В остальном же район напоминает небольшой, забытый Богом городок, где идёт размеренная, тихая и однообразная жизнь...