Реформа Вэлфера и положение матерей-одиночек

Из штата в штат
№31 (327)

Завершается первый этап реформы вэлфера, начатой в 1996 году после того, как президент Клинтон подписал соответствующий закон.
Несмотря на раздававшиеся поначалу голоса критиков нового закона, заявлявших, что тысячи людей окажутся на грани голода и превратятся в бездомных, похоже, что новые правила, в какой-то мере, сработали: число получателей вэлфера, в целом, уменьшилось более чем наполовину и к 2001 году достигло 5,4 миллиона, включая детей. Успешный рост экономики в конце 90-х годов позволил многим малоимущим одиноким матерям найти работу и таким образом сделать первый шаг к материальной независимости. Изменения налоговой политики, в частности, кредиты, предоставленные низкооплачиваемым семьям (income tax credit), способствовали тому, что доход матерей-одиночек увеличился по сравнению с началом 90х годов. Как заявляет декан школы общественной политики при Мичиганском университете Ребекка Бланк, сама поначалу критиковавшая предлагаемые реформы: «Я не вижу доказательств катастрофы, которую предрекали противники нового закона».
В сентябре истекает 6-летний срок первого этапа программы. Теперь, когда закон опробован на практике и можно оценить достигнутое, встаёт вопрос: целесообразно ли и дальше придерживаться курса на ужесточение условий, предъявляемых к получателям вэлфера, или нужны изменения? Администрация президента Буша и лидеры республиканцев в Конгрессе выступают за ужесточение с целью ещё большего сокращения затрат на содержание не нашедших работу “вэлферщиков». Сам президент так и заявил 4 июня на приёме в Белом доме: «Мы хотим поднять планку». К республиканцам присоединились и некоторые демократы-центристы, включая сенатора от Нью-Йорка Хиллари Клинтон.
Однако, как справедливо замечает еженедельник, если иметь в виду получающих пособие матерей, то подобное «поднятие планки» может не сработать. Хотя бы потому, что те из них, кому посчастливилось найти работу, уже сняты с пособия, а большинство остающихся на вэлфере готовы работать, при условии, что работа будет по силам и что им удастся её найти. Также становится очевидным, что этим людям, как и многим из тех, кто уже нашёл работу, нужна помощь. Заработки большинства матерей-одиночек, ушедших с вэлфера, значительно ниже официального уровня бедности. Скажем, если в 2000 году уровень бедности для семьи из трёх человек равнялся 13,900 долларам, то средний годовой доход беднейших 20% семей, возглавляемых одинокими матерями, составлял всего 7900 долларов. Даже наиболее успешные семьи достигли благополучия не без материальной помощи штатов. Например, мать троих детей 30-летняя Анни Перри из Северной Каролины успешно работает в страховом агентстве. Несмотря на то, что её зарплата превышает уровень бедности, она получает помощь от местной службы вэлфера, оплачивающей её учёбу в школе и по месту работы, а также содержание детей в детском саду и транспортные расходы, связанные с работой.
Следует признать, что для оставшихся на вэлфере 2-х миллионов матерей должна потребоваться ещё большая материальная помощь, т.к. существует повышенная вероятность того, что женщина, являющаяся главой такой семьи, будет нуждаться в большем объёме медицинских услуг или защите от семейного насилия.
Проблема ещё и в том, что во многих семьях, снятых с вэлфера, дела обстоят далеко не лучшим образом. Так, в 1999 году 46% таких семей были не в состоянии оплачивать мортгидж или коммунальные услуги, 33% лишились медицинского страхования, которое они имели, находясь на вэлфере, а 27% - периодически голодали.
Таким образом, если страна действительно хочет помочь матерям-одиночкам покинуть вэлфер, то малыми затратами не обойтись. Следующий этап реформ может потребовать приблизительно 11 миллиардов долларов в течение последующих 5 лет. Эти средства потребуются на то, чтобы: а) Обеспечить уход за детьми и возмещение транспортных расходов низкооплачиваемым матерям; б) Позволить большему количеству матерей пребывать на вэлфере во время школьного обучения или обучения рабочему ремеслу; в) Увеличить на 20% число матерей, освобождаемых от отработок, включая тех, кто страдает от домашнего насилия или от различного рода нетрудоспособности; г) Отменить 5-летний срок пребывания на вэлфере для матерей, которые смогли найти работу только на неполный рабочий день, и тех, кто не смог найти работу на сегодняшнем рынке труда; д) Дать тем, кто ушёл с вэлфера, право на пособие по безработице, несмотря на то, что они работают неполный рабочий день и часто вынуждены менять место работы; е) Сохранить право на получение медикейда и фудстемпов даже после ухода с вэлфера; ж) Повысить всем категориям работающих размер минимальной оплаты труда, не менявшийся с 1997г.
Ясно, что это далеко не дешёвые программы. Губернатор штата Арканзас, республиканец Майк Хакаби, считает, что представители администрации, пытаясь упростить проблему, стараются убедить губернаторов в том, что у них найдётся достаточно лазеек для того, чтобы обойти более суровые требования. Результатом может быть ужесточение условий пребывания на вэлфере, но только в тех штатах, которые будут готовы нести за это повышенные расходы.
Опрос, проведённый в марте, показал, что две трети американцев поддерживают смягчение условий нахождения на вэлфере и увеличение помощи его получателям. Только 15% опрошенных стоят за ужесточение условий. Корпоративная Америка также выступает за увеличение помощи одиноким матерям, рассматривая их как потенциальный источник рабочей силы. «Мы должны уделять больше внимания основным проблемам, таким, как помощь в уходе за детьми и возмещение транспортных расходов», – говорит Джонатан Тиш, глава корпорации Loews, участвующей в программе найма на работу в свои отели матерей, находящихся на вэлфере.
Нет сомнения в том, что “воркфер» коренным образом изменил вэлферную систему в стране. Сегодня матери, обращающиеся за пособием, встречают совершенно иной приём. В большинстве штатов от них требуют немедленно начать поиск работы и регулярно предоставлять списки компаний, в которые они обращались.
Нынешняя рецессия снизила на 8% занятость матерей, снятых с вэлфера. Положение бывших получателей вэлфера осложняется ещё и тем, что их профессиональная подготовка, мягко выражаясь, оставляет желать лучшего. Поэтому, их удел – низкооплачиваемая работа. Только 25% из них удалось проработать без перерыва больше 2-х лет, по сравнению с 57% всех работающих женщин. В некоторых штатах до 40% бывших “вэлферщиков» заявляют, что, будучи на вэлфере, они жили лучше. В 2001 году 1,8 миллиона из них пользовались услугами пунктов по бесплатной раздаче пищи (soup kitchen), что в 2 раза больше, чем было в 1997 г.
В 1996 году, когда реформа вэлфера только начиналась, Конгресс утвердил ежегодные ассигнования на цели реформы в размере 16,5 миллиарда долларов. В последующие годы уменьшение числа получателей вэлфера позволило использовать часть средств на помощь по уходу за детьми и другие формы помощи работающим матерям. Планируемое сокращение количества взрослых, находящихся на вэлфере, до 1 миллиона, потребует ещё больших затрат. «Только на уход за детьми надо будет израсходовать до 8 миллиардов долларов в течение следующих 5 лет», – говорит Марк Гринберг, вашингтонский адвокат из Центра по изучению законодательной и социальной политики.
Проблема заключается в стоимости дальнейшего осуществления реформ, хотя большинство законодателей, будучи ориентированы исключительно на сокращение числа “вэлферщиков» стараются этого не замечать. На первом этапе реформы штаты должны были перевести на 30-часовую рабочую неделю 50% всех получающих вэлфер, при этом 10 часов могли быть затрачены на обучение и прочие, относящиеся к получению работы, мероприятия.
Сегодня республиканская администрация, поддерживаемая демократами-центристами, хочет добиться того, чтобы в течение следующих 5 лет 70% всех получающих вэлфер матерей стали работать. Причём, по их мнению, 30-часовая рабочая неделя должна быть заменена 40-часовой, а 16 часов из этого времени можно будет использовать для учёбы и подготовки к работе. Демократы, тем временем, стараются смягчить требования распубликанцев. Сенатор Хиллари Клинтон тоже следует их примеру и подписала письмо, составленное сенатором Эдвардом Кеннеди, призывающее восстановить вэлферные пособия легальным иммигрантам, исключённым из программы в 1996 году, а также увеличить материальную помощь матерям по уходу за детьми на 11 миллиардов долларов в течение следующих 5 лет. Однако президент Буш, поддерживаемый республиканцами, не отказывается от намерения заморозить эти расходы на уровне 16,5 миллиарда. Многие губернаторы опасаются, что из-за упорства республиканцев им придётся привлекать “вэлферщиков» к общественным работам, как это было ранее сделано в Нью-Йорке и Висконсине, хотя подобная практика успеха не принесла. В этой связи официальный представитель Нью-Йорка признал, что только 10% участников “воркфэра» нашли работу, продолжавшуюся более 90 дней.
Парадоксальность ситуации легко проиллюстрировать на примере 39-летней Розарио Родригес. В своё время она бросила школу и после рождения первого ребёнка два десятилетия тому назад периодически была то на вэлфере, то работала. В 1999 году ей было поручено убирать мусор с магистралей Нью-Йорка. Разумеется, никакой надежды на получение постоянной работы этот труд ей не принёс. В следующем году закончится её срок пребывания на вэлфере. «Если я не найду работу в ближайшее время, они снимут меня с пособия, а у меня трое детей», – говорит она. Сейчас её история встречает довольно прохладное отношение. Но положение может измениться после дебатов, которые намечено провести в Сенате этим летом. В Белом доме поговаривают, что президент может согласиться урезать 40-часовую рабочую неделю, причём часть времени из 16 часов, отведённых на овладение профессиональными навыками, матери смогут использовать для обучения детей чтению на дому. Кроме того, он может увеличить расходы на материальную поддержку матерей, правда, не на 11 миллиардов долларов, как того хочет Кеннеди, а на 4 миллиарда.
При сегодняшнем положении экономики борьба с бедностью является непростой задачей. Нахождение работы - задача, которую не каждый может решить, особенно одинокие матери с их дополнительными проблемами. Одно ясно: успешное продолжение реформы вэлфера должно подразумевать не столько ужесточение условий, сколько реальную помощь.