ankara escort

Пасхальный подарок

Культура
№16 (626)

В квинсовском Кью-Гарденсе художники нью-йоркской гильдии еврейских мастеров развернули примечательнейшую экспозицию с определяющим её суть названием: «Память о еврейском местечке».
Один из восхищённых посетителей  в книге отзывов записал:
«Меня поразило то, что люди, большую часть жизни обитавшие в условиях советского насильственного атеизма и отлучённые от еврейской культуры, сохранили национальное самосознание, желание припасть к истокам и выразить это в своём творчестве».
Скажу по совести, меня это тоже удивило безмерно, может, более всех – Евгения Розенцвит со своими сверхталантливыми керамическими невероятно динамичными, выразительными фигурками обитателей старого, в небытие ушедшего местечка. Это не статуэтки даже, не скульптурные композиции, а объёмные, исполненные с добрым юмором жанровые картинки, живые, остро характерные – в кажущейся подвижности, в позах, в выражении лиц, в одежде. 
Вот они – в серии «Клезмеры», скрипач, виолончелист, барабанщик. А пары? Как они склонились друг к другу, как он, мечтатель, наверняка неудачник, эдакий Менахем Мендель, бережно поддерживает усталую свою, надевшую единственную субботнюю юбку подругу.
Кстати, некоторые статуэтки одеты! И смастерила эту одежду (со знанием эпохи и того, как одевались в местечке!) поэтесса Елена Хазан.
Вот и пойми, как могли они - родившаяся и жившая в Петербурге Розенцвит и москвичка Хазан сотворить такое. Генетическая память? И с таким пониманием, глубоким сопереживанием и любовью...

Нет, я лучше прочту стихи
Про любовь, как крутой
вираж,
Про любовь, что подобна стихии.
Я всю жизнь их писала
по строчке,
Набралось на неброский
витраж.

Удивительные витражи и композиции из цветного стекла Леонида Гринберга неброскими не назовёшь: ярко, профессионально, интересно, с неуёмной фантазией выполненные.
То же можно сказать о блистательных медных чеканках Рудольфа Розенблюма; о поэтической, в слиянии с природой, «лесной» деревянной скульптуре Якова Клейнермана; об иудаике Робина Розенцвайга – блюдах, чашах, кубках с пасхальной символикой; об оригинальных мастерских гобеленах Леонида Алавердова...
На выставке много отличной живописи и графики превосходных мастеров. Исаак Вайншельбойм привёл нас на улицу старого местечка. Выразительно и трогательно. Картина непостижимым образом перекликается с шагаловским «Мертвецом».
У архитектора Марка Рабиновича городской пейзаж: улица, синагога и в импрессионистической дымке лестница, восходящая, возносящая к храму.
Портреты раввинов Николая Мостового открывают нам тех, кто познал себя, людей и Бога.
Зиновий Генкин поразил зрителей интереснейшими фотографиями, а среди них – талантливо задуманным и выполненным цифровым триптих-монтажом Линкольн-центра.
Молодой художник Юрий Тарлер выступил с необычайно тонкой, оригинальной, динамичной графикой – «Иерусалим, город трёх религий», а его панораму святого города Лана Рабинович обратила в вышивку золотыми нитями на шёлке.
Представлено на выставке ещё немало мастеров прикладного искусства.
Разнообразие форм, материалов и стилей: Регина Авербух с интересными привлекательными украшениями (сколько фантазии и выдумки!); Людмила Шамис с композициями из соломки на чёрной ткани; Матвей Соловьёв и Нина Цыпина с великолепной коллекцией шахмат, высоко оцененной ассоциацией шахматистов Нью-Йорка, и другими самыми разными изделиями.
«Мы стараемся что-нибудь превратить во что-то», - улыбаются мастера.
Тот, кто хочет посетить эту интересную выставку, может узнать о ней по телефону (917) 628 0706.