50% тишины

В мире
№16 (626)

Политик отличается от обезьяны терпением, а от попугая - инициативой. Хорошо хоть, что он произошел не от верблюда. Ведь эволюция - это естественный отбор, в котором выживают только слабые.
 Мы часто задаем себе вопрос: «Что будет завтра?». Но почти не задумываемся над тем, что завтра - результат того, что сделано сегодня.
Три года назад Джордж Буш призвал к терпению в поисках мирного решения иранского кризиса. «Наша дипломатическая цель, - говорил он, - в том, чтобы продолжать работать с друзьями и союзниками и дать понять Ирану, что мы говорим с ним на одном языке».
Тогда неожиданный переход с военного языка на дипломатический не мог не вызвать удивления. Сейчас эти политические метаморфозы более чем понятны. Как сообщает британская газета “Independent”, «на протяжении последних пяти лет Соединенные Штаты и Иран ведут тайные переговоры о восстановлении отношений между двумя странами». Об этом сообщил ушедший в отставку дипломат Томас Пикеринг. И хотя администрация Буша, по его словам, не поощряет эти переговоры, но и не мешает им. Выходит, все громкие заявления госдепартамента и иранского министерства иностранных дел не более чем дымовая завеса?
Словесная метель, может, и в самом деле призвана скрыть истинные намерения. Но Иран в отличие от Соединенных Штатов ориентиров не меняет и строго следует установленной цели. Махмуд Ахмадинеджад заявил на днях, что Исламская республика приступила к установке еще шести тысяч дополнительных центрифуг нового поколения на реакторе в Натaнзе. Впрочем, и трех тысяч уже имеющихся достаточно, по данным МАГАТЭ, для начала промышленного производства ядерного топлива. В замешательство привели и снимки спутников-шпионов, позволившие выявить секретный объект, где производятся и испытываются иранские баллистические ракеты дальнего радиуса действия.
Как сообщает журнал “Jane’s Intelligence Review”, объект расположен в 230 км к юго-востоку от Тегерана. На нем работают северокорейские специалисты, получившие задание помочь Тегерану создать баллистические ракеты с дальностью поражения около 6 тысяч километров. Именно с этого полигона была запущена в начале февраля “космическая” ракета “Кавошгар-1”. Она очень напоминает северокорейскую баллистическую ракету “Тэпходон”. «Для Вашингтона, - пишет журнал “Jane’s”, - это дополнительный аргумент по ускорению создания американских противоракетных баз в Польше и Чехии. Ведь и “Кавошгар-1” - усовершенствованный вариант жидкотопливной ракеты “Шахаб-3B”: тоже, кстати, разновидности еще одной северокорейской ракеты - “Нодон”, на которой можно устанавливать ядерные боеголовки. 
У политика три “музы” - настойчивость, трудолюбие и бездарность. Вашингтон, безусловно, знает, кто его настоящий враг. И тем не менее ничего не может поделать, поскольку стал заложником построенной своими же руками системы сдержек и противовесов. С одной стороны, давит чудовищный груз международных “законов”, а с другой - камнем на шее висит “свобода слова” для внутренних демагогов и ненавистников страны. Жаль, что никто не ведет подсчета тех, кто хотел бы войну с терроризмом превратить в гражданскую войну.   
Тегеран не против закулисных переговоров. Лишь бы ему не мешали заниматься своими делами. Одно из условий, которые сегодня ставит Иран, - стать членом Совета Безопасности ООН. Он намерен заменить Индонезию, срок полномочий которой истекает в 2010 году. И эти его притязания, надо признать, вполне реальны. Западные дипломаты, естественно, в ужасе. «Совет Безопасности уже сейчас парализован, - признается посол Италии в ООН Марчелло Спатафора. - Он становится все более ненужным». Действительно, если лицо Совбеза будут определять Ливия и Иран, то зачем он вообще нужен? Чтобы нейтрализовать Иран, свою кандидатуру намерена выставить Япония, взнос которой в бюджет ООН  уступает только Соединенным Штатам. Но поди знай, как распределятся голоса. Лучше всего ставят подножки политические карлики - это их уровень.
Федор Достоевский говорил, что и ручные гиены жрут падаль. Он делил подлецов на три категории. Первые подлецы - наивные, то есть убежденные, что их подлость на самом деле - высочайшее благородство. Вторые подлецы стыдятся собственной подлости, но готовы при любом стечении обстоятельств довести задуманное до конца. И, наконец, просто подлецы - чистокровные, если можно так выразиться. К какой категории отнести Махмуда Ахмадинеджада - решайте сами. На днях он в очередной раз предостерег западные державы, обещав “расквасить нос” любому, кто посмеет оказывать давление на Тегеран.
Вот и вся дипломатия, которая сводится к простому постулату: не признавая кого-либо де-юре, мы тем самым признаем его де-факто. Вообще-то хороший дипломат обычно импровизирует, что можно сказать, и тщательно готовит то, о чем следует промолчать. Но где найти нынче хороших дипломатов? Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт в ходе своего визита на Ближний Восток вдруг заявил: «Можно заключить мир с палестинцами без участия ХАМАСа, с одной стороны, и без Биньямина Натаниягу - с другой». Насчет ХАМАСа лучше промолчать: мира в не бильдтовском понимании не будет что с ХАМАСом, что без него. Но что он скажет, если завтра премьером Израиля станет Натаниягу? Начнет извиняться или подаст в отставку?
Там, где кончается дипломатия, начинаются поиски мира. В Израиль прилетел еще один “эксперт” - Джимми Картер. Агитировать за мир он должен был с Кофи Аннаном, но тот в последнюю минуту отказался. Картер намерен съездить в Сирию, чтобы встретиться с Халедом Машалем. Но ни в Израиле, ни в Ливане его всерьез не восприняли. Эхуд Ольмерт и Ципи Ливни от встречи уклонились, сославшись на «очень напряженный график», а Натаниягу и вовсе заявил, что «не пожмет руки проарабскому подпевале». Кондолиза Райс тоже в стороне не осталась. «Не вижу смысла во встрече с Машалем, который висит гирей на ногах мирного процесса», - поделилась она с министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером.
Картеру самое время поспешить в Дамаск. Катарская газета “Аль-Ватан” предрекает израильско-сирийскую войну, которая может начаться уже в конце мая - середине июня. Асада беспокоит совместная американо-израильская стратегия нанесения превентивных ударов, и он хочет сорвать планы израильского блицкрига.  По сообщению выходящей в Лондоне газеты с примечательным названием “Эль-Кудс аль-Араби” (“Арабский Иерусалим”), Сирия подтягивает к израильской границе три бронетанковые дивизии, девять мотострелковых бригад и подразделения специального назначения, которые якобы будут задействованы в общевойсковых учениях.
Правда, “Хезболла” считает, что Башар Асад боится Израиля. Но вместе с ним на «священную войну» выйдут Иран, “Хезболла” и ХАМАС, и против этой силы никто не устоит. Иранское информационное агентство “Fars” сообщает, что «солдаты армии Аллаха готовы пасть смертью мучеников, чтобы отомстить Израилю за смерть Имада Мугнии». “Хезболла”, как отмечает газета “Гаарец”, по-прежнему получает иранские ракеты из Сирии и через морской порт Бейрута. В ее арсенале сейчас как минимум 10.000 ракет.
Газетная “дипломатия” может свести на нет все усилия Картера. Впрочем, его миссию, судя по всему, облегчит сам Израиль. Ольмерт не пожелал встречаться с Картером, но его новая “инициатива” как раз на руку американскому экс-президенту. Если верить выходящей в Лондоне арабской газете “Аль-Хаят”, Израиль передал через египетских посредников, что готов заключить  перемирие в секторе Газы сроком на полгода. Но при условии сохранения контроля над приграничными пропускными пунктами. То же самое, но сроком на 10 лет, ХАМАС предлагал еще в прошлом году. Тогда Ольмерт отказался. Теперь, похоже, созрел. Наверное, понял, что у арабов такого понятия, как мир, вообще не существует. Обычно они используют слово “удна” (перемирие) или «тахадия» (затишье).
Арабы вообще громче всех требуют тишины. У них и на “удну” особый стандарт - 50% тишины. Чтобы понять, что на уме у Махмуда Аббаса, достаточно послушать его посла в Ливане Аббаса Заки. В интервью телеканалу NBN он заявил: «Когда идеология Израиля рухнет или, по крайней мере, он уберется из Иерусалима, мы начнем продвигать нашу собственную идеологию и изгонять сионистов с территории Палестины». В общем, курить буду, но пить... не брошу, как говорил сатирик.