ankara escort

“Ждет меня дорога к партизанам в лес густой”

В мире
№16 (626)

В олимпийское движение вновь ворвалась та самая политика, от которой оно вовсю старается откреститься. Но пока по миру катятся волны протеста против проведения Игр в Китае, нарушающем права человека, под прицелом оказалась и зимняя Олимпиада, до которой еще целых 6 лет. Причем  прицеливаются в нее в полном смысле этого слова - в Грузии на тропу войны решили выйти... партизаны. Самые настоящие - бородатые, до зубов вооруженные, отлично знающие тайные лесные тропы. Имя им – «Белый легион».
Кто из нас не видел по телевизору, как скрывающиеся в лесах мстители и борцы с правящими режимами что-то взрывают, кого-то убивают и похищают? Но все привыкли, что происходит это в далеко не демократических странах Южной Америки, Африки и Юго-Восточной Азии. А тут - Грузия, декларирующая западные общечеловеческие ценности и уже стоящая на пути в НАТО... Вдруг оказалось, что фитиль партизанской войны не погас в ней за все годы после окончания кровопролитного конфликта в Абхазии. И теперь, когда мятежная автономия готовится включиться в подготовку Сочинской Олимпиады, этот фитиль готов вспыхнуть с новой силой. Чтобы взорвать зимние Игры-2014. Впрочем, слово «вдруг» не совсем подходит к возвращению партизан на политическую арену Грузии. Если внимательно приглядеться, они никуда и не исчезали, просто больно хорош был их камуфляж.
Основа «Белого легиона» была заложена во время боев в Абхазии. У Грузии тогда не было регулярной армии. С сепаратистами и поддерживавшими их российскими военными и северокавказцами воевали Национальная гвардия, вооруженное формирование «Мхедриони», ополченцы из различных регионов и отряды беженцев, изгнанных абхазами из родных домов. Когда война была проиграна, часть этих беженцев не покинула Абхазию, а по-партизански ушла в леса. Если надо было, скрывались в соседней Мегрелии, а потом возвращались.
Такие рейды на свой страх и риск совершали около десятка различных отрядов. И для того, чтобы сохранить военно-политическое давление на Сухуми, грузинские власти в 1996 году негласно взяли эти разрозненные группировки под свое крыло, объединив их в отряды «Белый легион» и «Лесные братья». Уже координируемые из Тбилиси, партизаны продолжали минировать коммуникации, организовывать засады, захватывать заложников. Ну и конечно, вели агитацию среди оставшихся в Абхазии грузин и добывали разведданные для соответствующих структур в Тбилиси. Но при этом они творили все, что хотели, и на приграничной грузинской территории, служившей им базой. Да еще признавали законным президентом Звиада Гамсахурдиа, а не Эдуарда Шеварднадзе, свергнувшего их кумира. Хотя помощь деньгами и оружием от «узурпатора» охотно принимали.
Особую пикантность ситуации придавало то, что раненые во время боевых операций партизаны лечились в тбилисских больницах, охотно раздавали интервью, а их командиры появлялись перед телекамерами, в том числе и на пресс-конференциях министра связи и замминистра госбезопасности. А корреспондент английской газеты «Гардиан» запросто связался по мобильному телефону с главой «Белого легиона» и встретился с ним в Тбилиси, перед зданием парламента.
В общем все происходило точно по шуточной поговорке: «Чем дальше в лес, тем толще партизаны» - «легионеры» и «братья» занялись контрабандой, наркоторговлей и настолько «зажирели», что почувствовали себя чуть ли не второй властью в Западной Грузии. И в 2000-м власть настоящая отказала им в поддержке. Тем более что наблюдатель Комиссии ООН по правам человека написал в свом отчете: «Сообщения местных жителей дают возможность предположить, что размываются границы между партизанскими и организованными преступными группами».
Вооруженные формирования ничуть не расстроились, утратив поддержку правительства, которое они ни во что не ставили. И заявив: «Партизаны не подчиняются никому, даже Тбилиси - они мстят за родных и близких...», боевики продолжили совмещать рейды в Абхазии с разгулом в Западной Грузии. Но тут к власти пришел Михаил Саакашвили, заявивший, что одна из главнейших его задач - «уничтожить криминальные структуры, которые фактически контролируют политическую и экономическую жизнь целых регионов». Под это благое дело Запад выделил специальные кредиты, и одна из первых громких операций по борьбе с организованной преступностью обрушилась именно на партизан. Были задержаны с оружием в руках 30 человек, нескольких сопротивлявшихся убили, страну известили, что изъято большое количество вооружения. Но не успел народ подивиться оперативности и бескомпромиссности правоохранителей, как удивляться пришлось иному. Больше половины задержанных тут же выпустили, оформив им явку с повинной, добровольную сдачу оружия и “оказание помощи следствию”. Затем отпустили и остальных – звиадистов из «Белого легиона».
Уголовные дела против них решили не возбуждать, так как Саакашвили подписал декларацию о национальном примирении со сторонниками Гамсахурдиа. А командир «Лесных братьев» Давид Шенгелия открыто рассказал прессе, что «обо всем договорился с главой МВД и сдал сотни автоматов, десятки гранатометов, переносных зенитных ракетных комплексов и большое количество снарядов”. К этому он добавил примечательные слова: “Абхазия всегда была для нас братом, я и сегодня называю абхазский народ братским. Но если вдруг, не дай Бог, мы понадобимся, мы всегда готовы”. Правда, сам он уже не будет востребован - вскоре его все-таки арестовали, но уже - за распространение наркотиков.
А вот его коллега из «Белого легиона» Зураб Самушия надел настолько мирную личину, что даже отправил в ЦИК Абхазии свои документы, чтобы зарегистрироваться кандидатом в президенты непризнанной республики. В Сухуми, где он числится в уголовных преступниках, это всерьез не восприняли, и Самушия ушел в тень вместе с соратниками. Партизанская эпопея, казалось бы, сошла на нет, хотя абхазы по-прежнему обвиняют грузинских боевиков в отдельных терактах. Им отвечают, что это – «разборки» их собственных криминалов или проявления отчаяния притесняемого грузинского населения Абхазии. Но с обеих сторон никто не сомневается, что у звиадистов Западной Грузии, одинаково ненавидящих и Сухуми, и Тбилиси, есть еще порох в пороховницах.
И вот сейчас, когда Россия сняла экономическое эмбарго с Абхазии, открыто заговорила о признании ее независимости и участии в Сочинской Олимпиаде, Зураб Самушия вновь появился на политической арене. С газетных страниц он заявил, что не верит в возможность возвращения Абхазии без применения силы. «До 1995 года я находился в официальной структуре, последняя моя должность - командир группировки в Кодорском ущелье, - откровенничает он. - А потом я ушел из министерства обороны и возвратился в Абхазию под эгидой движения сопротивления «Белый легион». Вы знаете, в какой блокаде мы держали сепаратистскую власть. При нас Лужков, Чубайс и другие не посмели бы приехать в Абхазию. Да и отдыхающих тогда было намного меньше». Самушия утверждает, что в его «легионе» не было ни одного криминала. Что он «объявил мораторий» на партизанское движение, так как поверил Саакашвили, обещавшему вот-вот вернуть Абхазию. Но сейчас действия России возмущают его: «Каждый житель Абхазии должен быть готов к тому, что мы помешаем этому процессу... Сейчас от нас должны ожидать если не больше, то никак не меньше того, что было».
Неугомонный боец обещает направить все свои усилия на срыв Олимпиады: «Те, кто борется против грузинской государственности, получат ответный удар, действие вызывает равное ему противодействие. Как произойдет наш переход в Абхазию - никого не касается, сколько у нас возможностей - говорить не буду. Как это отразится на Олимпиаде - покажет время».
Официальный Тбилиси делает вид, что не слышит отчаянного партизана, и рот ему не затыкает. Так что очень важными становятся два обстоятельства.
Первое: Самушия убежден, что без специфического опыта его людей правительственные войска все-таки не обойдутся.
Второе: еще после той, шумной антикриминальной операции Саакашвили промелькнули сообщения, что основные арсеналы партизан ждут лучших времен в тайниках на территории Абхазии. И не исключено, что «Белому легиону» и иже с ним снова могут быть развязаны руки. Естественно, неофициально, на фоне дипломатических перепалок и экономических демаршей.
За «самодеятельность» незаконного формирования Тбилиси отвечать не обязан. Но что будет, если и Москва ответит силой на возрожденную партизанщину?