Командировка на ту сторону

В мире
№23 (894)
Дорога из Иерусалима на Западный берег не самая длинная на свете - какие-то полтора десятка километров. Современный автобус делает путешествие “из евреев в палестинцы” приятной прогулкой. Если только не покидать салон. Строго следуя этому правилу, мы, группа русскоязычных журналистов и общественных активистов, чувствовали себя в защищенном израильскими номерами автобусе, как за каменной стеной. Тем более что этот специальный рейс, вышедший в путь из Тель-Авива ранним утром в прошлую среду, готовился к этой поездке очень тщательно. Нас неоднократно записывали и перепроверяли, да и вся наша экспедиция снаряжалась так, словно всех нас ждало далекое и опасное путешествие 
 

“Из евреев в палестинцы”

Багажное отделение автобуса было заполнено под завязку бутербродами и минеральной водой, которой, ввиду ожидаемой жары, могло и не хватить. Так оно в итоге и получилось. Но об итогах мы еще поговорим. Начнем с организаторов поездки. Инициативу проявили две леволиберальные организации, известные своей поддержкой мирного процесса: “Наше наследие” и “Женевская инициатива”, точнее, их “русские” отделения. Фактическими спонсорами и этой поездки, и всего активного продвижения идей экстренного мира с палестинцами на “русской улице” оказались куда более солидные и “денежные” люди, имена которых значились на присланном нам приглашении.


Девизом поездки могла бы стать первая строчка этого приглашения: “Один день, две страны”. Небольшая передержка в этом заголовке ощущалась сразу. При всем уважении к месту нашей однодневной командировки страной его назвать никак нельзя. Нет такой страны на глобусе. Территориальное образование, носящее название “Палестинская автономия”, как известно, только добивается государственности, и, судя по всему, в том числе и по тому, как относится к переговорам официальная палестинская сторона, произойдет это не скоро.


Организаторы поездки, вероятно, ожидали, что из окон автобуса мы не заметим на палестинской стороне всех помех и заторов на пути мирного процесса, но впечатления от увиденного и услышанного их ожиданий не оправдали. Не способствовало этому и более углубленное знакомство с историей конфликта, с фактами на местности, с позицией другой стороны, как это было обещано нам в приглашении к поездке. Не случился и ожидаемый организаторами качественный переход краткой встречи с палестинскими участниками мирного процесса в серьезный диалог, который приблизит долгожданное урегулирование конфликта. Не было к этому ни малейших предпосылок, да и не могло быть. 


Знали ли об этом организаторы поездки? Сомневались ли в ее успехе или надеялись, что появление представителей русскоязычной прессы в этих краях как-то скажется на мирном процессе и изменит умонастроение его участников?


Сомневаюсь. Слишком много объективных факторов - экономических, психологических, исторических и прочих - тормозят его на каждом метре долгого пути, который всем участникам этого процесса предстоит пройти навстречу друг другу.
 

Боевой гид

Для начала стоило бы изучить эти факторы, чтобы научиться ими по возможности управлять. Наша поездка, собственно, с такого изучения и началась. В качестве преподавателя этой самой трудной в современной политической истории науки под названием израильско-палестинский конфликт к нам был приставлен один из его знатоков, в прошлом боевой офицер, полковник в отставке Шауль Ариэли. Полковник возглавил наш штатский отряд и повел его в информационный бой.
Едва поспевая за сохранившим отличную физическую форму экспертом, отряд лихо перемещался по сильно пересеченной местности, ведя на ходу беглую рекогносцировку на карте и на местности. Полем наших наблюдений стал так называемый иерусалимский треугольник - большой участок спорной территории, на которую претендуют обе стороны конфликта. 


Подробный экскурс в историю этой “ничейной” земли с демонстрацией ее возможных метаморфоз в процессе возможных переговоров привели нас к неожиданным (по крайней мере, для лектора) выводам. Стало очевидно, что разобраться во всех тонкостях этого конфликта и бессчетных вариантах его разрешения по силам лишь таким подготовленным людям как наш замечательный гид. На нашей стороне подобных ему специалистов явно немало. На палестинской, полагаю, тоже. И те, и другие не могут не понимать, что оптимального решения территориальный спор на данный момент не имеет. Слишком много в нем пластов и наслоений, чтобы провести через тот же иерусалимский треугольник справедливую “гипотенузу”.
Пока же наш гид чертил ее в воздухе, демонстрируя возможные лини раздела между еврейскими и палестинскими “точками” треугольника. “Видите те красные черепичные крыши? - простирал вдаль руку гид. - Это палестинская земля. Теперь возьмем от них немного правее, повернем влево, в сторону вон той красной антенны на холме. Это уже израильская территория. Перед холмом – видите? - тянется дорога. Мы построили ее в 60-70-е годы. Палестинцы считают, что она проходит по их участку. Если их требование признать это будет принято, возникнет вопрос о том, как будет обеспечено транспортное сообщение израильских поселений между собой и с Иерусалимом”.


И такие противоречия, если довериться гиду, возникают практически в каждой спорной точке. В конечном счете речь идет, со слов полковника, о почти половине миллиона еврейских поселенцев, которым при любом разделе этих земель придется либо эвакуироваться, либо остаться под палестинской юрисдикцией. “Представляете себе такую перспективу? Я - не очень...”


Перебравшись на другое возвышение, наш гид разобрал очередной открывавшийся отсюда вид с точки зрения политической географии конфликта, вновь дав понять, что разумное разрешение этой путаницы в истории с географией ни теоретически, ни практически невозможно. Разве что попытаться рассечь этот массив противоречий по живому. Но сделать это можно лишь в одном случае - в случае войны. 


Готовы ли стороны на такой вариант разрешения кризиса? Вряд ли. Что же остается? Остается продолжать встречаться, обсуждать ситуацию, размышлять над путями ее урегулирования и ждать, ждать, ждать. Авось, время когда-нибудь все расставит по местам. На нашем веку это произойдет едва ли. На веку наших детей и внуков - пожалуй. В этих краях похожие конфликты возникали не однажды и рано или поздно находили разрешение. Рано или поздно. Но не сейчас...


“Золотая” отделка

Закрепление увиденного и услышанного по ходу этого геополитического урока произошло спустя пару часов в Рамалле, административном центре автономии. Журналистский караван без проблем пересек пограничный пункт перед въездом на территорию автономии, и вот уже мы едем по улицам фактической столицы будущего палестинского государства. За окнами автобуса тянутся впечатляющие кварталы свежей застройки: жилье, торговые и административные здания. Все весьма пристойно, временами просто здорово. “Маленький Иерусалим”, - бросает кто-то из коллег, обращая наше внимание на нарядный, как в израильской столице, цвет новостроек, возведенных из того же знаменитого “золотого” отделочного камня. Правда, пространство между улицами, тротуарами и домами особой чистотой и ухоженностью не отличается, что существенно портит городской столичный колорит. Но все-таки для небольшого (менее 50 тысяч жителей) города его нынешний вид - немалое достижение. Что-то еще будет! А будет ли?


В дороге, глядя по сторонам, мы продолжали спор на все ту же сакраментальную тему: чем живет, чем сможет жить и развиваться палестинское государство, приобретя столь вожделенный независимый статус? 


Нынешнее состояние местной экономики делает такой переход практически невозможным, говорят эксперты. Чем живет город за окнами автобуса? Сможет ли он обеспечить себя, разорвав пуповину с Израилем? Городская экономика, если исходить из множества информационных материалов, опубликованных в Интернете, целиком основана на торговле и разнообразном сервисе. Взрослое население города занято обслуживанием, извозом, ремонтно-строительными работами. Средняя зарплата жителей Рамаллы значительно меньше, чем в Израиле. Получить там работу - большая удача, но выпадает она немногим. Здешний рынок труда - как и всюду на так называемых территориях - узок и замкнут. Выбора практически нет. Нет его и у местных предпринимателей. Процветает лишь небольшой островок современных технологий, тесно связанный с Израилем. Там и его основные работодатели, и заказчики. Есть еще, правда, туризм, индустрия развлечений - административный центр автономии в этой сфере преуспел. Но все понимают: только за счет ночных клубов и прочих подобных заведений город прожить не сможет. Тогда за счет чего? 
 


Сведущий пассажир

На удивление, самым сведущим в нашем автобусе по части жизни и быта города, по улицам которого мы проезжали, оказался мой сосед Дима, простой рабочий парень из Хайфы, как он сам представился. Дима коммунист, состоит в ЦК израильской компартии. Пролетарская солидарность не раз приводила его в эти края, которые мы сейчас пересекаем, и Дима охотно рассказывает о своих здешних друзьях-товарищах. Он не раз бывал у них дома и неплохо представляет их жизнь и их проблемы. Живут, не жалуются. Простые палестинцы, по словам Димы, жаловаться не любят. Большинство его здешних знакомых - люди весьма скромного достатка. Работы здесь мало, и промышлять приходится всем, чем можно и чем нельзя...


Есть, впрочем, и успешные люди. Один приятель Димы - программист, другой - владелец нескольких магазинов. Что сулит всем им жизнь в независимом палестинском государстве? По правде сказать, мало кто верит в то, что оно появится. По крайней мере, в скором времени. Больше надеются на себя, на то, что будут развиваться хозяйственные, экономические связи с Израилем, с “большим” миром. 


Все ли палестинцы видят свое будущее в сближении с Израилем? Ответ однозначен: нет, не все. И это доказала самая важная встреча нашего путешествия - дискуссия с представителями палестинской общественности, говорящей по-русски.
Представителей таких оказалось немного, всего-навсего один: выпускник минского вуза 90-х годов. Именно с ним нашей экспедиции предлагалось вступить в серьезный диалог, выслушать его доводы и при надобности их оспорить. Но спора не получилось. Наш оппонент хорошо знал, о чем говорил, и умело обосновывал свои аргументы.