И ушла, по-мужски хлопнув дверью...

В мире
№18 (628)

 В Грузии грандиозная сенсация. В преддверии парламентских выборов президентскую команду покинул первый номер ее избирательного списка, единственный в правящей партии человек, с которым оппозиция идет на контакты и который уже дважды исполнял обязанности главы страны, снискав при этом симпатии народа. «Стальная леди» грузинской политики Нино Бурджанадзе отказалась вновь баллотироваться в парламент, который она сейчас возглавляет. И из триумвирата триумфаторов «розовой революции» у власти теперь остается лишь Михаил Саакашвили.
Председатель парламента, пожалуй, самая неоднозначная фигура в верхах Грузии. Она - из семьи яркого представителя советской номенклатуры, столь ненавидимой нынешней властью. Ее отец занимал большие комсомольские, партийные государственные должности. А Эдуард Шеварднадзе, став президентом, не забыл друга и соратника, дав ему пост, «хлебный» уже в полном смысле этого слова, - главы Государственной корпорации хлебопродуктов. И в голодные для Грузии годы семья Бурджанадзе не только укрепила свое материальное благосостояние, но и вышла на политическую арену.
Скромный эксперт-консультант по международному праву Нино Анзоровна, вступив в шеварднадзевскую партию, тут же стала депутатом парламента, занимала там различные высокие должности, а затем и вовсе возглавила законодательный орган. Потом, вместе с другими «птенцами гнезда Эдуардова», она разочаровалась в своем покровителе, но радикализм Саакашвили не разделяла и в решающий бой пошла в блоке с умеренным Жвания. В последний момент блок примкнул к саакашвилевской партии, и объединившиеся “розовые революционеры” поделили между собой три главных поста в государстве. Обойтись без Бурджанадзе «революционеры» не могли - спикер парламента была единственной легитимной фигурой среди них. Да к тому же считалась членом команды свергаемого президента, и эта команда сдалась без боя именно потому, что рассчитывала на ее заступничество. Однако если раньше семейный клан был сильной стороной Нино, то в новой Грузии это стало ее слабой точкой. Отца могли запросто посадить, как многих других чиновников, но не сделали этого в обмен на лояльность дочери Михаилу Саакашвили. И особенно влиять на «послереволюционные» процессы Бурджанадзе уже не могла. Ей оставили кресло спикера и небольшое число сторонников в парламенте, гарантировали безопасность отца, а мужа назначили командовать пограничными войсками. Роль же руководимого ею парламента фактически свели до функций нотариуса, утверждающего решения президента. И в этом парламенте от нее зависело намного меньше, чем от рядовых депутатов из свиты Саакашвили.
Конечно же амбициозному политику этого было мало. Тем более что вкус президентства она уже познала, будучи и.о. главы государства перед первым избранием Саакашвили.
«Роль статиста» продолжалась до кризисной осени 2007-го, когда Бурджанадзе неожиданно стала главной политической фигурой Грузии. Тысячи митингующих требовали, чтобы власти пошли с ними на диалог. Но отважные кавказские мужчины к людям не вышли - президент предпочел делать заявления по телевидению, а премьер-министр вообще куда-то надолго исчез. И вся тяжесть переговоров легла на хрупкие женские плечи спикера. Именно тогда в прессу просочились сведения о том, что финансировавший оппозицию олигарх Бадри Патаркацишвили провел с ней сенсационные консультации - предложил свою поддержку в восхождении к президентскому креслу.
А затем Бурджанадзе и впрямь оказалась в этом кресле, правда, опять временно – Саакашвили ушел в отставку перед внеочередными президентскими выборами. И стало очевидно: к спикеру вернулось второе политическое дыхание. Пока она исполняла обязанности президента, были отменены некоторые непопулярные в народе постановления властей, делались многообещающие заявления, шел конкретный диалог с оппозицией.
Повторно избранный Саакашвили всячески подчеркивал ее заслуги во время кризиса и даже намекнул, что она может стать его преемницей. Но, как оказалось, про консультации с Патаркацишвили не забыл и решил доказать, что важные решения может принимать лишь один человек в стране – он сам.
Предстоящие в мае парламентские выборы окончательно определят расклад сил в борьбе за места под солнцем. Не исключено, что в этой борьбе президент использует свое право на досрочный роспуск неугодного ему парламента и Бурджанадзе может помешать ему в этом. На волне оппозиции и при поддержке заокеанских демократов она вообще могла бы прийти к власти, тем более что такой опыт в Грузии уже есть. Поэтому говорят, что вопрос о смене спикера был решен еще до политического кризиса, который лишь временно сместил акценты. А теперь «властной эйфории» Бурджанадзе положили конец - в избирательный список правящей партии включен минимум «ее людей» и максимум неугодных ей.
На совещании «узкого круга» в кабинете Саакашвили глава парламента пригрозила, что откажется от участия в выборах, но это пропустили мимо ушей, и она привела угрозу в исполнение. Прямо заявив: «Я приняла решение потому, что мне не удалось кооптировать в избирательный список людей, которых я считала необходимыми для партии. Я остаюсь на посту председателя парламента до избрания нового и сделаю все для обеспечения честных выборов».
Саакашвили отреагировал на сенсацию комплиментами: «Нино - очень важная личность, патриот, символ спокойствия, политического интеллекта и чести... Несмотря на ее решение временно уйти из политики, она есть и останется самой важной политической фигурой в Грузии». Оппозиционеры заявили, что еще 4 года назад советовали Бурджанадзе «оставаться вместе с народом, который устроил революцию, а не с теми, кто воспользовался революцией». Они называют выбор спикера оправданным, желают ей успеха, так как она «всегда была светлой точкой во власти», и поздравляют народ с тем, что «среди завоевателей страны раскол».
А очень многие согласны и с мнением Шеварднадзе: “Если бы она сделала такой шаг в ноябре 2007 года, когда разгоняли митинги оппозиции и закрывали телерадиокомпанию “Имеди”, то вошла бы в историю как героиня. Сейчас уже поздновато”.
Тем временем неожиданный демарш Нино породил новый скандал - дал оппозиции повод требовать, чтобы правящую партию «Единое национальное движение» (ЕНД) вообще сняли с выборов. Не секрет, что после заявления Бурджанадзе списки кандидатов от ЕНД сразу же стали перекраивать - вычеркивать некоторых сторонников «бунтовщицы». Сдавать эти списки надо было уже в день «переписывания», до 18.00, но представители оппозиционных партий в Центральной избирательной комиссии (ЦИК) смогли ознакомиться с ними лишь в 4 часа ночи. Поэтому оппозиционеры утверждают, что документы или подали позже установленного срока, или изменили уже после того, как они были представлены, передав уточнения по электронной почте. Ведь на списках стоит не подпись главы партии Саакашвили, а непредусмотренное законом факсимиле, которое «могли передать в ЦИК окольным путем». К тому же когда наблюдатели наконец  увидели документы, 10 часов находившиеся неизвестно где, печать на них была поврежденной.
Оппозиция оповестила обо всем этом международных наблюдателей, в том числе и Национально-демократический институт США, обвинила главу ЦИК в мошенничестве и подала в суд иск с требованием аннулировать регистрацию правящей партии и возбудить уголовное дело. При этом оппозиционеры заявляют, что не надеются на объективность правосудия, но «весь мир должен узнать, о чем идет спор».
В Грузии никто не сомневается, что этот иск окажется гласом вопиющего в пустыне. Всеобщее внимание сейчас больше приковано к дальнейшей судьбе мятежного спикера. Из кулуаров власти доносятся слухи, что в будущем ей могут предложить посты премьера или министра иностранных дел. Но специалист по международному праву не очень сильна в экономике, а в МИДе  опять-таки надо быть простым проводником решений президента. Поэтому  не исключено, что «возмутительница спокойствия» может создать собственную партию.
Пока она заявляет, что не собирается уходить в оппозицию, но  если выборы в парламент будут сфальсифицированы, это может произойти. И тогда доверие населения к ней только возрастет. Сохраняет она и одну из главных черт грузинского руководства - ориентацию на дружественное зарубежье. Не случайно на следующий день после своего демарша она полтора часа беседовала с послом США в Грузии Джоном Тэффтом. Так что списывать Нино Бурджанадзе с политических счетов рано.
Главное – в чьей колоде окажется эта отважная дама.


Комментарии (Всего: 1)

Есть на Кавказе одна маленькая страна, которая пишется с большой
буквы Г.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *