Унеси обнаженную домой

Культура
№18 (628)

Живший в XV веке рукоположенный в священники знаменитый врач, писатель и знаток искусства Марсилио Фичино, основываясь на многолетних наблюдениях своих пациентов, в числе которых была и семья могущественных Медичи, утверждал, что люди, увлечённые искусством, а уж особенно созерцающие статуи и полотна, где изображены в презрительной и чистой наготе прекрасные молодые женщины и красивые сильные мужчины, пребывают не только в хорошем настроении, но и в добром здравии, более того, живут они дольше, будучи бодрыми и подвижными.
За прошедшие со времени создания этих записок полтысячелетия слова эти многократно в самых различных вариациях повторялись и врачами, и философами, и литераторами, и художниками. Приняли их мысль как аксиому и руководители Нью-Йоркской Академии Художеств, дав двадцать лет тому назад жизнь престижнейшему ежегодному художественному аукциону с несколько провокативным названием «Унеси обнажённую домой».
Дело в том, что эта обширная выставка-аукцион – тематическая. Она предлагает зрителям именно изображение нагой натуры за исключением считанного количества пейзажей. Здесь и рисунки, и живопись, и фотографии самых одарённых студентов, ещё больше – ставших профессиональными художниками питомцев академии, хотя могут представить свои работы, если они оргинальны, интересны и вписываются в предложенную тему, и художники, в академии не учившиеся. Но, мне кажется, стоит сказать несколько слов об Академии, верней, об Академиях Художеств.
Их в Нью-Йорке две: старая всеамериканская Национальная Академия и всего-то двадцатипятилетняя, но уже ставшая невероятно популярной – Нью-Йоркская. Национальная Академия основана была 183 года тому назад группой  художников, которую возглавляли классики американского искусства Эшер Дюран, Томас Коул и Сэмюэл Морзе (да, да, тот самый, что изобрёл знаменитую свою азбуку). Они, эти трое гигантов, и почитаются основоположниками академии, сыгравшей огромную роль в развитии американского искусства и американской культуры. И, разумеется, художественного образования в стране. В музее Национальной академии, старейшине Музейной Мили, мы с вами, дорогие читатели, бывали и видели неординарные работы талантливых  выпускников этой престижной высшей художественной школы, а вот с «молодой» академией встречаемся впервые.
Расположенная в центре богемной фестивально-художественной Трайбеки в Манхэттене, она была создана в 1982 году великим Энди Уорхолом и видным искусствоведом и художественным критиком Томом Уолфом. На аукционе я встретила завоевавшую широкую известность в Америке художницу Юлию Айзман.
- Вы закончили в Петербурге знаменитое Мухинское училище, а степень магистра как живописец получили уже здесь, в Нью-Йорке. Преподаёте в колледже курс рисунка, живописи и иллюстрации. Как вы оцениваете деятельность Нью-Йоркской Академии художеств?
- Это очень серьёзное, я бы сказала, уникальное даже учебное заведение с мировым именем. Превосходный, на высочайшем уровне, преподавательский состав, в котором есть и наши земляки. Стиль преподавания в определённой степени созвучен русской художественной школе. Что очень важно, –  маленькие классы. Вообще образование носит индивидуальный характер. Студенты получают прочные знания и навыки в области фигуративного изобразительного искусства – и классического, и современного. Конкурс огромен, и попасть в академию могут только действительно одарённые ребята.
- Что нужно для того, чтобы стать студентом, каков возрастной и национальный состав, и существуют ли формы бесплатного обучения?
- Чтобы поступить в академию, достаточно подать заявление, представить портфолио, а если потребуется, оригинальные работы, ответить на ряд вопросов. И – маленькая подробность – пройти конкурс. Жесточайший. Возрастных ограничений нет, но фокусируется внимание на способной молодёжи. Принимаются и американцы, и иностранцы. Сейчас в академии учатся студенты из двадцати стран. Что касается платы, то для особо одарённых, подающих надежды, молодых, главным образом, будущих художников все годы обучения совершенно бесплатны. Таких немало, а среди них и талантливые наши иммигрантские, как правило, очень трудолюбивые и трудоспособные студенты. Кстати, именно с благородной целью сбора средств на бесплатное обучение в академии талантливых художников, т.е. формирование важного культурного пласта нации, и финансовую поддержку этой авторитетной художественной школы проводится уже много лет и аукцион рисунков, картин, скульптуры и фотографий, воспевающих красоту человеческого тела и души.
- То есть вы хотите сказать, что художники практически дарят свои зачастую крупные работы?
- Именно так. Тех, кто заранее заявил о своей готовности интересные работы купить (а другие на аукцион попросту не допускаются), более шести сотен. Среди них немало постоянных спонсоров академии. Все деньги перечисляются в её фонд. Я уже не в первый раз участвую в этой выставке-аукционе.
Вместе с Юлией Айзман мы подходим к её большому, почти метр на два, тушью и пастелью написанному полотну, привлекающему внимание публики: у картины толпа. Это одна из серии работ Айзман, посвящённых зрительному отображению разных аспектов внутренней женской силы – материнскому, духовному, сексуальному продолжающему женскому началу, восходящему к седой предъантичной древности, когда богини, а не боги-мужчины были объектами поклонения. К могучей фигуре неолитической 28-и тысячелетней Веллендорфской Венеры возносящемуся. Ведь женщина изначально была в основе всех почти религий. Это женщина держит на плечах мир.
 Динамика и пластика поразительны. Впечатление, что кариатида готова к прыжку и исполнит сейчас священный танец. А какова эротичность! Заломленные руки – это ещё и ожидание прикосновения сильной мужской ладони. Припухшие губы, закрытые в истоме глаза... Она будто летит, парит. В ней остро ощущается медиативная духовная составляющая, та женская сила, которую мы можем, а иногда и не можем выразить словами, но всегда способны выразить через изобразительное искусство, – повторяю я слова Юлии.
Картина может быть воспринята как живописный эскиз к скульптурной композиции. Она и задумана как часть серии из двенадцати кариатид для  большого зала одной из галерей Сохо, где эти панно будут развешаны по периметру. Могу себе представить, насколько впечатляюще это будет.
В галереях просторного аукционного помещения представлено около пятисот работ. Есть и очень значительные. У Шерил Витт поэтическая спящая муза, а у Эдварда Шмидта какой-то сверхестественной пластики ню. Хороша комбинация  компьютерной графики и живописи Майкла Майты – снова ню, разумеется. Трудно без восторга говорить о работах блестящих фотохудожников Джейми Исайя и Себастьяна Фаены. У Джейми композиция теней. Эротично и загадочно. А выразительнейшее «Отчаяние» Себастьяна смело можно назвать шедевром.
Есть в экспозиции и отличные работы нашенских художников: фантазийный полуабстрактный этюд просыпающейся ню и мужская голова – того, кто её потерял, Михаила Кагана; окутанный мечтой силуэт обнажённой девушки, чистой и прекрасной Екатерины Шлозниковой; говорящая, соотносящаяся с темой  абстракция Сары Чулденко; самобытное видение женской наготы Диной Бродской... Словом, дорогой читатель, пусть и в воображении своём, унеси обнажённую домой.