Русские в Америке

Уроки истории
№31 (327)

Русская диаспора в США окончательно сложилась в XX веке. По данным Конгресса русских американцев, этнических русских в США на сегодняшний день насчитывается около 3 миллионов. Сформировалась диаспора в основном в результате трех волн массовой эмиграции, сначала из Российской империи, позднее из Советской России, а затем и из СССР. Наиболее трагичной оказалась судьба так называемых перемещенных лиц.
В последнее время появились интересные работы, позволяющие воссоздать истинную картину того времени и оценить объективно все, что было связано с «перемещенными лицами».[!] К таким исследованиям следует отнести статью д-ра истории Э.Л. Нитобурга «Русские «перемещенные лица» в США: история и судьбы», монографию М. Назарова «Миссия русской эмиграции», ряд других публикаций. Интересный материал по этой проблеме опубликован в журнале «Русский Американец». Эти материалы использованы при подготовке статьи.
Перемещенные лица

К концу войны на территории Европы пребывало более 6 миллионов советских граждан, отнесенных к «перемещенным лицам», или, как принято было их называть, «ди пи»(от displaced persons).
11 февраля 1945 года, при подписании в Ялте договора, между тремя державами было заключено секретное соглашение о взаимном возвращении «ди пи». В этих соглашениях указывалось, что «все советские граждане... будут содержаться в лагерях или сборных пунктах до момента передачи их...советским...властям». В другом документе указывалось, что «после установления советского гражданства... перемещенные лица буду репатриированы, невзирая на их личные желания».
Несколько миллионов советских граждан, формально объединенных в одну категорию, «в действительности представляли собой людей не только различного этнического и социального происхождения, но порой даже разных идеологических убеждений и политических взглядов...», - отмечает Э.Л. Нитобург. Среди них было немало людей, с нетерпением ожидавших возвращения на родину, но много было и тех, кто вовсе не горел желанием вернуться в родные пенаты. Естественно, что среди последних преобладали солдаты и офицеры Русской Освободительной армии, рядовые и командиры национальных воинских соединений, сражавшихся на стороне Германии, бывшие полицаи и лица, работавшие в администрации на оккупированных территориях, бежавшие с отступившим вермахтом, а также бывшие «белоэмигранты». К этой категории относили и русских, еще до революции проживавших за рубежами страны, но источники существования которых были в России. А таких было около миллиона.
Но наибольшее число «невозвращенцев» было среди военнопленных, знакомых с печально знаменитым приказом №270, по которому все, попавшие в плен, были объявлены предателями со всеми вытекающими отсюда последствиями. В ходе передачи «перемещенных лиц» советским представителям они оказывали сопротивление, многие кончали самоубийством. Генерал Эйзенхауэр написал: «Подлинно несчастными были люди, которые по той или иной причине не имели дома либо в прошлом подвергались репрессиям и не хотели возвращаться домой, страшась дальнейших преследований. Ужас, испытываемый этой последней группой, потряс нас количеством самоубийств среди людей, предпочитающих скорее умереть, нежели вернуться в отчизну. Иногда это могли быть предатели, справедливо боявшиеся ожидавшего их наказания. Но во многих случаях они принадлежали к обездоленным и считали смерть гораздо менее страшной, чем новые предстоящие репрессии».
И тем не менее к концу 1945 года было репатриировано более 5,1 миллиона советских граждан, в том числе 2,3 миллиона из оккупационных зон западных держав. К началу 1946 года там оставалось еще более 500 тысяч «ди пи». В значительной мере это были выходцы из Прибалтики, Западной Украины и Белоруссии, не входивших до 1939 года в состав Советского Союза, из-за чего западные союзники не считали их советскими гражданами и не понуждали к репатриации. Но были и «советские невозвращенцы». К 1946-1947 гг. их численность резко возросла за счет многих десятков тысяч новых беглецов из западных оккупационных зон в Австрии и Германии. Но теперь их всех стали называть «беженцами от коммунизма». Нельзя не отметить и тот факт: среди тех, кто претендовал на статус беженца, было немало солдат и офицеров, сражавшихся в рядах итальянского сопротивления. Но в СССР они ехать боялись, считая, что им не простят плена и даже побега из плена к итальянским партизанам.
С началом «холодной войны» бывшие союзники отвергли «ялтинский» принцип принудительной репатриации. На повестку дня стал вопрос размещения сотен тысяч сконцентрированных в центре Европы политических беженцев.
24 июня 1948 года Конгресс США принял Закон о перемещенных лицах, ставший поворотным пунктом в эмиграционной политике. По этому Закону в США, помимо квотных эмигрантов, в течение последующих двух лет допускалось более 247 тысяч беженцев, в том числе 205 тысяч «ди пи» из оккупационных зон Германии, Австрии и Италии. Для оказания помощи беженцам была создана, вопреки противодействию Москвы, международная организация по делам беженцев - IRO. С 1 июля 1947 года по 31 декабря 1951 года по программе помощи IRO в 48 странах было расселено более 1 миллиона «ди пи», в том числе в США 328 тысяч и 132 тысячи в Израиле. В 1953 - 1965 гг. в США было допущено еще 200 тысяч «беженцев от коммунизма», в основном из стран Восточной Европы, в том числе 7 тысяч лиц «русского происхождения». В целом же, по данным официальной статистики, с 1951 по 1970 год в США прибыло 62,2 тыс. разных категорий эмигрантов «русского происхождения», то есть родившихся в России или в СССР. Причем около 3 тысяч прибыли непосредственно из СССР, а более 59 тысяч - из других стран.

Разные судьбы

Прибывшие в США после Второй мировой войны влились в русскую общину Америки. Процесс этот был довольно сложным. Разные волны эмиграции отличались не только уровнем образования, профессиональной подготовкой, но, что самое главное, идеологическими воззрениями «бывших», которые далеко не всегда совпадали с идеологией тех, кто покинул Россию до и после революции 1917 года. Но тем не менее различного рода организации, фонды сделали все возможное, чтобы помочь вновь прибывшим занять достойное место в обществе.
Немало русских «ди пи» осело в Нью-Йорке и его пригородах. Несколько тысяч были расселены в штатах Нью-Джерси, Вермонт, Род-Айленд. Беженцы с Дальнего Востока осели в Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и их пригородах, в Чикаго, Кливленде. Как правило, они оседали там, где уже были русские общины и православные церковные приходы. Многие из оказавшихся в США кубанских и других казаков, расселенных в сельских общинах и городах Нью-Джерси, стали фермерами, рабочими местных фабрик. Они оказывали весьма благоприятное влияние на всех окружающих жителей. Да оно и понятно. Трудолюбия им было не занимать. Но была еще одна существенная деталь, которая сразу привлекла внимание американцев: в отличие от иммигрантов из других этнических групп преступность среди этнических русских была сведена к нулю. Огромную роль в решении проблемы русских беженцев сыграл Толстовский фонд, о котором многие русские американцы вспоминают с благодарностью.
Успешно занимались русские и бизнесом. Летчик Александр Понятов в 1945 году создал крошечную фирму АМПЕКС, а к 1977 году она превратилась в калифорнийского гиганта с 12 тысячами работников. Авиаконструкторы М.Струков и И.Бенсен создали фирмы «Чейз авиэйшен компани» и «Бенсен эйркрафт корпорейшен», где работали десятки русских инженеров и техников.
В список изобретателей-авиаторов с огромными заслугами следует также включить В.Ф. Заходякина - конструктора авиационных моторов внутреннего сгорания; Б.В. Сергиевского - летчика испытателя с 18 мировыми рекордами; Я.И. Исламова - летчика-навигатора у Сикорского.
Нельзя не упомянуть и Степана Прокофьевича Тимошенко, вышедшего в 1955 году в 75-летнем возрасте на пенсию со званием заслуженного профессора Странфордского университета. Инженеры-механики во всем мире учились и учатся по сей день по учебникам Тимошенко, переведенным на все языки мира, в том числе и русский.
Академик В.Н. Ипатьев, создатель высокооктанового газолина, много лет преподавал в университетах США, работал в ряде ведущих фирм. Его вклад в органическую химию и нефтяную промышленность уникален. Американские коллеги ставили его в один ряд с Ломоносовым и Менделеевым.
Г.П. Чеботарев 27 лет занимал должность профессора строительного искусства в Принстонском университете. Его вклад в развитие военно-инженерного дела в США огромен.
Одним из создателей американской атомной бомбы был Г.Б. Кистяковский. А.И. Петрункевич был одним из крупнейших зоологов-энтомологов Америки. Крупнейший вклад в развитие геологических наук внес П.Д. Крынин.
Широкой известностью пользовался в Штатах архитектор-храмостроитель С.Н. Падюков. Славу Америке принесли художники русского происхождения П.М. Софронов, Р.Д. Сазонов, С.Р. Бонварт, К.С. Черкас, Г.Н. Зигерн-Корн, проведший в ГУЛАГе 10 лет; в США он создал серию картин под названием «Сталинский ГУЛАГ глазами художника». Были среди русских и нобелевские лауреаты, к примеру, экономист В.В. Леонтьев. Не счесть политиков, общественных деятелей русского происхождения. А сколько писателей, поэтов русского происхождения творили за пределами своей исторической родины!