Пятый мяч Ольмерта

В мире
№19 (629)

Накануне 60-летия создания Государства Израиль страна-юбиляр получила «подарок» - пятое по счету расследование действий главы правительства. Первые четыре дела - о доме на улице Кремье, о центре инвестиций, о приватизации банка «Леуми» и об управлении по поддержке малого бизнеса – премьер-министр отбил, как заправский футбольный вратарь отбивает опасные мячи.
Ныне воротам Ольмерта угрожает новый «штрафной».

Старинная иерусалимская улица Кремье знаменита тем, что когда-то была построена рыцарями-тамплиерами, она является одной из достопримечательностей Святого города. Некоторое время назад столичная мэрия решила восстановить на улице Кремье дома,  представляющие историческую ценность. У большинства строений  воссоздали по старым описаниям, чертежам и рисункам лишь фасады, но один дом было велено воссоздать в полном соответствии с проектом тамплиеров. Это был как раз дом, приглянувшийся тогдашнему мэру Иерусалима Эхуду Ольмерту.
Выгодный заказ на реконструкцию, которая, по сути, являлась строительством этого дома заново, стремились получить многие фирмы, а достался он без конкурса компании «Алумот Маг Андаса». Как полагало следствие, получению фирмой «Алумот»  разрешения на строительство поспособствовал Ольмерт, за что ему была обеспечена значительная, в 300 тысяч долларов, скидка при покупке квартиры. Семейству Ольмертов это фешенебельное жилье обошлось в 1,2 миллиона долларов, тогда как остальные новоселы дома №8 по улице Кремье заплатили значительно дороже. Любопытно, что именно тогда, когда юридический советник правительства Менахем Мазуз принимал решение о возбуждении уголовного расследования по факту покупки четой Ольмертов этой квартиры, компания “Алумот” неожиданно столкнулась с финансовыми проблемами, полностью разорившими ее и приведшими к банкротству с дальнейшей распродажей имущества. Расследование так ничем и не завершилось.   
Дело о центре инвестиций возникло в бытность Эхуда Ольмерта министром промышленности и торговли. Инвестиционный центр от имени Минпромторга присваивал промышленным предприятиям, торговым центрам и гостиницам, а также другим объектам статус внеочередных получателей государственных инвестиций. Государственному контролеру Михе Линденштраусу удалось выяснить, что заветный статус был без должных на то оснований  присвоен промышленным предприятиям и туристическим центрам, к которым имел непосредственное отношение бывший партнер Ольмерта по адвокатской конторе Уриэль Месер. В отчете Линденштрауса говорилось, что по имеющимся подозрениям министр промышленности  и торговли Эхуд Ольмерт устраивал клиентам своего бывшего партнера субсидии на многие миллионы шекелей и за каждую удачную операцию адвокат Месер получал солидные комиссионные. Кстати, именно Уриэль Месер создал две общественные организации для поддержки Ольмерта на выборах мэра Иерусалима в 1993 и 1998 годах, закрывшиеся впоследствии при странных обстоятельствах и с огромными долгами.
Примерно к тому же периоду деятельности будущего главы правительства относится и дело об Управлении по поддержке малого бизнеса при Минпромторге. По сведениям государственного контролера, Ольмерт с помощью своего генерального директора Раанана Динура изменил правила приема на работу, благодаря чему некоторые члены ЦК партии «Ликуд» получили руководящие должности в Управлении по делам малого и среднего бизнеса. Интересно, что, прихватив этих некогда облагодетельствованных однопартийцев-ликудников, Ольмерт пошел за Ариэлем Шароном в «Кадиму» и почти все перебежчики оказались пристроены на другие хорошие места, доставшиеся новой партии власти.
Ольмерт оказывался также под подозрением во вмешательстве в тендер по приватизации банка «Леуми» в пользу близких к нему иностранных  предпринимателей - американца магната Морта Цукермана, бразильца Джозефа Сафры и австралийца Фрэнка Луи. Однако это дело было закрыто за недостатком улик.
Было еще одно забавное дельце, когда служба госконтроля уличила премьер-министра в попытке продать коллекцию из дорогостоящих авторучек, большая часть которых была преподнесена главе правительства зарубежными гостями и местными богачами. Некоторые из ручек были украшены драгоценными камнями, сделаны из серебра или золота, а вся коллекция оценивалась в сумму, обозначенную шестизначной цифрой.  Тогда Ольмерту удалось отговориться тем, что он, дескать, отдал свою коллекцию не на продажу, а на хранение в престижный магазин...
Подробности, сообщаемые прессой по новому делу Ольмерта, скудны. На освещение этого расследования полицией наложен запрет, чего обычно не происходит, если дело не связано со стратегическими интересами Израиля, гибелью военнослужащих или секретами обороны. Согласно сведениям, все же попавшим в СМИ, на этот раз речь идет о крупных суммах в шекелях и иностранной валюте.
Вполне вероятно, что читающие эти строки будут знать о новом деле Ольмерта больше, чем знает автор. Ведь в отличие от предыдущих безуспешных расследований, ныне события развиваются очень быстро.
В конце апреля - начале мая были допрошены безымянный американец и дважды - бывшая начальница канцелярии главы правительства Шула Закен. А 2 мая в 11:30 в иерусалимскую резиденцию Ольмерта прибыли руководитель управления по борьбе с мошенничеством полиции Израиля Шломи Аялон и двое его сотрудников. Премьер дал подписку об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, и полуторачасовой допрос начался.
Из-за дверей резиденции не просочилось ни звука, полиция не слила ни грамма информации, всемогущим израильским газетчикам не удалось не то что взять интервью, но даже узнать имя таинственного американца они не смогли. Однако вскоре после допроса в прессу попало несколько туманных намеков на то, что на сей раз Ольмерту придется туго.
«Премьер-министр оказался в затруднительном положении, - заявил некий видный чин правовой системы Израиля. - Если подозрения подтвердятся  или полиция получит доказательства, то Ольмерту сложно будет оставаться на своем посту”.
“Это очень серьезно. Ситуация может получить драматическое развитие”, - предрек высокопоставленный чиновник.
Сдержанность этих господ понятна: не далее как 2 мая по армейскому радио прозвучало сообщение о том, что полиция намерена начать следствие против газеты “Едиот ахронот”, первой использовавшей некий канал информации , по которому допрашивался Эхуд Ольмерт.  Ведущая газета страны  и другие израильские СМИ, подхватившие ее сообщения, отреагировали оперативно: подали в суд просьбу отменить запрет на освещение нового дела Ольмерта и снять ограничения на свободу информации. За что стражи порядка решили «наехать» на журналистов - не совсем понятно: в принципе «Едиот ахронот» всего лишь написала, что речь идет о солидной сумме наличными. Так ведь и сама полиция некогда извещала страну о том, что  якобы некие частные предприниматели, заинтересованные в изменении курса налоговой политики, пытались продвинуть на ключевые позиции в соответствующих ведомствах Израиля своих людей.
То, что следователи, допросив Шуламит Закен, чуть ли не бегом побежали снимать показания с премьер-министра, говорит об их серьезных опасениях, что Ольмерт и его бывшая ближайшая помощница могли успеть договориться. О чем?
...Ровно год назад Налоговое управление Израиля сотряс громкий скандал. Со своего места с треском слетел и попал под арест начальник управления Джеки Маца. Выяснилось, что свою головокружительную карьеру этот высокий, симпатичный, но абсолютно не опытный молодой человек сделал благодаря депутату иерусалимского городского совета, члену ЦК партии «Ликуд», бизнесмену Йораму Карши и бывшему владельцу столичного футбольного клуба “Бейтар”, предпринимателю Яакову Бен-Гуру. Усадив Мацу в кресло главы налогового управления, Карши и Бен-Гур  регулярно обращались к нему и чуть ли не в приказном тоне предлагали снизить налоги или вообще освободить от налогообложения того или иного бизнесмена. Ставленник послушно соглашался, лишая казну огромных сумм. Телефонные переговоры, изобличающие коррупционеров, и шитые белыми нитками решения об изменении налогов и сборов с целого ряда предпринимателей легли в основу возбужденного дела.
Но у Карши и Бен-Гура был еще один собеседник, точнее, собеседница – Шуламит Закен.
Закен уже более 30 лет рядом с Ольмертом. Какую бы должность ни занимал он, Шуламит всегда становится его главным секретарем или начальницей канцелярии. Влияние на Ольмерта, которым пользуется Закен, огромно. Жена премьер-министра Ализа Ольмерт сказала как-то раз, что если бы Эхуд попал в абсолютно безвыходную ситуацию и у него бы оставался последний жетон для телефона-автомата, он позвонил бы только Шуле.
Девичья фамилия Шуламит - Карши, бизнесмену Йораму Карши она приходится родной сестрой. На момент назначения Джеки Мацы начальником Налогового управления Шула Закен трудилась начальником канцелярии министра финансов. А министром финансов был  Эхуд Ольмерт, без согласия которого Маца не мог быть поставлен во главе управления...
Под суд вместе с бывшим начальником налогового управления Шула Закен не попала, но «трона» своего лишилась. Ольмерту скрепя сердце пришлось согласиться на удаление верной помощницы из министерства главы правительства. Несколько месяцев бывшая всесильная Шула на добровольных началах трудилась в благотворительных столовых, а в декабре прошлого года вернулась в министерство главы правительства. Прежней должности она не получила, но, говорят, занимается все тем же – руководит канцелярией премьер-министра.
Окажется ли дело, по которому были допрошены Эхуд Ольмерт и Шула Закен, связанным с подозрениями в нарушениях в сфере предпринимательства, предоставления государственных субсидий, политическими назначениями и т.п., - гадать бессмысленно и в современном Израиле даже юридически не безопасно. Одно понятно: такая грозная конспирация по пустякам не учиняется.
Важно другое: не ждут ли Израиль политические потрясения в самый ответственный и самый неудобный момент, когда наметились подвижки в замирении с палестинцами и замаячила на горизонте сделка с Сирией? Омоют или обожгут общество новые потоки правды, льющиеся на головы уставших от испытаний израильтян? Станет этот пятый «штрафной» решающим голом или очередным мячом из тех, которые умеет отбивать бывший мэр Иерусалима, дважды экс-министр и нынешний премьер-министр Израиля. Не зря же он так любит фотографироваться в футболках и спортивных трусах! Характер у него действительно спортивный: напора, смекалки и умения «видеть все поле» Ольмерту не занимать. К тому же преемник Ариэля Шарона безумно везуч. Но устоит ли этот рекордсмен по числу расследований среди глав правительств Израиля за 60 лет его существования на этот раз? И нужны ли такие сомнительные рекорды единственной на Ближнем Востоке демократической стране?