ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ

В мире
№20 (630)

Вначале было слово. Владимира Путина. Потом слова, слова, слова.
Иногда по-президентски весомые, но чаще усыпляющие, как политинформация лектора общества “Знание”. На прошлой неделе мы снова услышали слова Путина. Теперь уже премьер-министра. Выступая перед депутатами Госдумы, он пообещал, что Россия к концу года обойдет по объему ВВП Великобританию и станет по этому показателю шестой в мире.
Но это, так сказать, лишь промежуточный этап. «Мы способны и должны в течение ближайших 10-15 лет войти в число лидеров по ключевым показателям качества жизни, - отметил Владимир Путин. - Таким, как уровень доходов и социального обеспечения, качество образования и здравоохранения, продолжительность жизни, экологическое благополучие и обеспеченность жильем». Объем российского ВВП, по его словам, превысил 2 триллиона долларов. И это хороший старт в будущее.
Что ж, порадуемся за Россию. Большому кораблю, как говорится, большое плавание. Но бравурные речи не всегда вяжутся с реальным положением вещей. Россия даже в эпоху астрономических нефтяных цен не стала державой с развитой инфраструктурой и современными технологиями. За несколько дней до ухода из Кремля Владимир Путин рекламировал греческому премьер-министру Костасу Караманлису свой главный, по сути, товар - энергоносители. Он популярно объяснил гостю, что все, что на нем надето, можно купить во Франции, Германии, Италии... Зато газа там не купишь.
Да, нефть и газ - благословение России. Или ее проклятье. Они дают живые деньги. В прошлом году страна добывала свыше 9,95 миллиона баррелей в день. Сейчас объем добычи нефти сократился до 9,72 миллиона баррелей. Тоже неплохо. Однако, как считают аналитики из  “Лукойла”, производство нефти в стране достигло пика и пошло на убыль. Удар по ЮКОСу и силовое давление на “Shell” и “Exxon”, закончившееся вытеснением их с Сахалина, негативно сказались на инвестиционном климате.
Высокие налоги сделали разработку новых месторождений экономически невыгодными. И это при стоимости нефти в $120 за баррель! Чтобы сохранить нынешний уровень добычи нефти хотя бы до 2016 года, необходимо инвестировать как минимум 300 миллиардов долларов. А для разработки новых, прибрежных, месторождений нефти и газа ежегодно требуется $61 миллиард. Стратегия “победы” предполагала разработку только крупных и перспективных месторождений. Под нее “сверстали” и новый закон. Допуск получали российские компании, владеющие контрольным пакетом акций.
И тут выяснилось, что кроме желания и денег нужны еще и передовые технологии. “Газпром”, получив Штокмановское газовое месторождение в Баренцевом море, переварить его в одиночку не смог.
Пришлось пригласить норвежский концерн “Statoil Hydro”, специализирующийся по работам в нелегких условиях Арктики. Для страны, претендующей на роль сверхдержавы, это все-таки унизительно. Хотя внешне вроде бы все вполне прилично. Цифры впечатляют. Особенно по сравнению с 90-ми годами прошлого века. В советские времена тоже любили сравнивать. С 1913 годом.
Немецкие эксперты подходят к этому вопросу иначе. Поэтому и приоритеты у них совершенно иные. Скажем, внешнеторговый оборот России с Германией достиг 57 миллиардов евро. Солидно, не правда ли? Но и объем германо-чешской торговли не намного меньше - 52,2 миллиарда евро. А 10-миллионная Чехия энергоносителями не торгует. В прошлом году в лидеры по товарообороту с Германией вышла Польша, отодвинув Россию на вторую строчку. Бывший советник Владимира Путина по экономическим вопросам Андрей Илларионов не юлит, а называет вещи своими именами: «Россия все больше зависит от экспорта сырья. Больше, кроме оружия, торговать нечем».
 По данным торгово-промышленной палаты Германии (DIHK), в России работают порядка 4000 немецких фирм. А знаете, сколько в Румынии? Около 15 тысяч! Кроме Румынии немецкие предприниматели предпочитают Грецию, Латинскую Америку ЮАР, Прибалтику, Венгрию и даже авторитарную Белоруссию. В их инвестиционных планах Россия лишь восьмая. «Бизнес - это мир побудительных стимулов и мир любви», - говорил неплохо разбирающийся в экономике Том Чеппелл. Стимулы и любовь не заменят даже энергоносители.
Впрочем, делать из мух слонов - тоже бизнес. Вас не удивляет то, что
Международную космическую станцию строят уже второй десяток лет? И завершат не ранее 2015 года. В чем проблема? «Работа застопорилась из-за острой нехватки средств, - пишет немецкий журнал “Der Spiegel”. – На сегодня Москва выделила лишь треть первоначально запланированной суммы.  Россия пытается убедить Соединенные Штаты пролонгировать срок службы станции до 2020 года. Но к тому времени она просто морально устареет. Ведь уже скоро закончится гарантийный срок службы модулей “Заря”, “Звезда” и “Пирс”, которые были выведены на орбиту до 2001 года».
Пока Россия выполнила лишь пятую часть работ. К 2009 году мощности американского сегмента достигнут 100 киловатт, тогда как российский будет доведен до 7 киловатт только к 2011 году. Приходится покупать энергию у американцев. Причем достаточно дорого. Вашингтону этот “саботаж” явно не по душе, и он все настойчивей намекает, что станцию, скорее всего, придется достраивать США и Евросоюзу, которые хотят покончить наконец с этим космическим долгостроем. Из этих “мелочей”, собственно, и складывается авторитет государства. Желающих заменить Россию более чем достаточно - от Бразилии до Саудовской Аравии. А Индия готова внести деньги хоть сегодня.
Восточные страны живут своим прошлым. Чего только у них раньше не было! Западные страны живут настоящим. Чего только у них сейчас нет! А Россия живёт только будущим. Чего только у нее не было, нет и не будет... Заглядывая вперед на 10-15 лет, Владимир Путин не учитывает многих факторов. Один из них - демографический. По данным ООН,  численность населения России к 2050 году может сократиться на треть - до 100 миллионов человек. В начале 1990-х смертность заметно превышала рождаемость. Ежегодно страна теряла 0,5% населения, то есть целую Новгородскую область. Теперь ситуация несколько улучшилась, но до перелома еще далеко. Кадровый дефицит к 2020 году может достичь 22 миллионов  человек.
Демографическая проблема свойственна многим странам. В Европе тоже из года в год сокращается численность коренного населения, которое восполняют эмигранты из Азии и Африки. Но у каждой болезни свой диагноз. Главный бич России - алкоголизм, бедность, низкое качество медицинского обслуживания. «Вот уже на протяжении ста лет, - отмечается в докладе ООН, - в России не удалось снизить уровень смертности мужчин трудоспособного возраста. За последние 20 лет темпы роста смертности от того же алкоголизма мужчин в возрасте 40-59 лет увеличились более чем вдвое, а от 29 до 39 лет - в два с половиной раза». По официальным российским данным, от алкоголизма в России страдает сейчас около 2,5 миллиона человек. Говорят, под водочку в России до сих пор хорошо идет правда-матка.
Ситуацию могла бы изменить репатриация русского населения. Но русские не хотят возвращаться в Россию ни из дальнего, ни из ближнего зарубежья. Они неплохо себя чувствуют в Прибалтике, Казахстане, Украине и даже в среднеазиатских республиках. И если уж куда-то едут, то только не в Россию. Да, охотно занимаются бизнесом, но связать свою судьбу с исторической родиной не хотят. Где русскому хорошо, там и Россия.
Вопросами миграции населения занимаются сразу несколько ведомств, однако Россия все еще не привлекательна для переезда на постоянное место жительства. Впрочем, Путину и не надо заглядывать так далеко. Он, если верить самому богатому россиянину Олегу Дерипаске, уйдет к 2020 году. А оптимистическую трагедию будут досматривать уже без него.