Кто защитит мир?

Наука и жизнь
№20 (630)

О беспилотных летательных аппаратах сейчас знают все, кто читает по-русски. Чуть ли не ежедневно абхазские военные сообщают о том, что они сбили еще один грузинский беспилотник, залетевший в их воздушное пространство. Судя по сообщениям СМИ, последний такой инцидент произошел в минувший понедельник. И всякий раз сообщается, что эти аппараты произведены в Израиле.
Ничего нового в том, что Израиль производит и продает подобные виды вооружения, нет. Страна со времени своего образования находится в окружении враждебных государств, вооруженные конфликты с которыми являются скорее правилом, чем исключениями. В отличие от своих противников, использующих «живое оружие» и «живые щиты», Израиль старается минимизировать риск для своих военнослужащих, для чего и разрабатывает новые виды вооружений, способные взять на себя наиболее опасные операции при столкновениях с противником. Такой же концепции придерживается и армия США.
«Si vis pacem, para bellum»: «хочешь мира – готовься к войне», писал римский историк Корнелий Непот. Справедливость этого утверждения на практике не опроверг еще никто, хотя различные пацифистские движения в течение многих десятилетий вели и ведут до сих пор борьбу за так называемый всеобщий мир, уравнивающий экстремистские организации и государства с жертвами их деструктивной деятельности.
Лучше всех о «борьбе за мир» сказал Чак Паланик в «Призраках»: «Любые призывы к миру во всем мире...- это все ложь. Просто еще один повод для драки». Но это – к слову. Мы начали с беспилотников. Эти аппараты являются лишь одним из звеньев новой, только что появившейся концепции ведения войны. Не следует думать, что эти войны будут происходить без участия солдат. Но эти «солдаты будущего» ни в коей мере не будут похожи на современных.
В 1996 году в США появился документ под названием «Army Vision 2010», что можно перевести как «Армейская перспектива-2010», в котором предложены пути кардинального реформирования сухопутных войск с целью резкого повышения общих боевых возможностей отдельных формирований и сухопутных войск в целом.
Необходимость изменений диктуется тем, что в настоящее время классические конфликты между государствами уходят в прошлое. На первый план выдвигаются конфликты, спровоцированные сепаратизмом, крайними формами национализма, религиозного фундаментализма, действиями международных террористических групп и организованной преступности. Уже в конце прошлого века аналитики пришли к выводу, что понятие «война» является частным случаем более широкого сущностного подмножества – конфликта. Стало возможным изучать различные стадии конфликтов и пытаться находить новые способы их предотвращения и разрешения.
Одной из угроз, которая будет актуальной еще достаточно долго, является терроризм. Борьба с терроризмом не похожа на классическую войну, в которой противоборствующие стороны расположены по разные стороны лини фронта. Операции против террористов будут характеризоваться прежде всего  тем, что выявление террористических группировок затруднено их мобильностью, малочисленностью, а также тем, что они могут осуществлять свои акции из мест проживания гражданского населения, в условиях плотной городской застройки. Военнослужащие, принимающие участие в антитеррористических операциях, должны будут иметь вооружение и снаряжение, отвечающие этим задачам.
Представьте себе солдата, вооруженного автоматом с системой термонаведения на цель, стреляющим обычными пулями и пятнадцатимиллиметровыми мини-ракетами, а также имеющим возможность создавать электрические разряды для обездвиживания противника. Солдат имеет очки, которые можно использовать в качестве бинокля, и систему, совмещающую визуальные и инфракрасные изображения. Этот инструмент дополняется опускающимся на глаза мини-монитором, позволяющим рассматривать объект под различным углом зрения. Электронные датчики сигнализируют солдату о наличии взрывчатых веществ или о присутствии человека. Специальные микрофоны дают возможность услышать разговор на расстоянии до пятидесяти метров. Элементы одежды, изготовленные с использованием нанотехнологий, при ударе становятся настолько жесткими, что отталкивают пули. Другие элементы служат для увеличения силы солдата. Все это крепится на так называемый экзоскелет, управляемый датчиками, расположенными на мускулах. «Бионические сапоги» позволяют солдату передвигаться значительно быстрее, совершать большие прыжки и подниматься по стенам.
Если все это и звучит как фантастика, то лишь потому, что отдельные элементы подобного снаряжения существуют пока в отдельности друг от друга. Кстати, во время войны во Вьетнаме нечто, отдаленно напоминающее описанный выше «экзоскелет», было испытано в боевой обстановке.
Уже на нынешнем этапе возможно информационное объединение солдат на поле боя, когда все данные о расположении каждого военнослужащего, его физическом состоянии, наличии оружия и его готовности доступны офицеру, руководящему операцией, как, впрочем, и другим членам боевой группы.
Транспортные и боевые самоходные средства, не только воздушные, как теперь, но и наземные, будут действовать без экипажей. Уже испытаны автоматические ракетные установки и боевые машины без экипажей. Возможности машин-роботов демонстрировались еще в 2005 году в калифорнийской пустыне, где трасса проходила по пересохшим озерам, густому кустарнику и горным перевалам. Машина-робот, выигравшая соревнования, успешно прошла всю трассу длиной в 132 мили менее чем за восемь часов
Конечно, было бы хорошо, если бы все эти чудеса остались невостребованными на войне. Элементы снаряжения суперсолдата могут применяться в космосе, а машины-роботы - в качестве такси. Может быть, когда-нибудь так и произойдет, ведь многие военные разработки со временем переходят на мирную службу. Однако тенденции, наблюдаемые сегодня во многих регионах мира, не дают повода для безудержного оптимизма. В обозримом будущем не видно никаких признаков того, что «лев возляжет рядом с агнцем». И по-прежнему одной из задач науки является разработка новых способов обезопасить большинство человечества от экстремистского меньшинства.