Строители ПОДЗЕМНЫХ ГОРОДОВ

Досуг
№20 (630)

Начнем с того, что на самом деле никакие они не собачки и к собачьему племени вообще отношения не имеют. Это особые земляные зверьки, нечто среднее между сурком, сусликом, зайцем и белкой. Грызуны, одним словом. По внешнему виду они ближе к белкам, разве что телом побольше, головой потолще и хвостиком поменьше. И спинку они так же выгибают в позвоночнике почти под прямым углом. Зверек издает резкие отрывистые звуки, очень похожие на собачий лай. Именно за этот лай их и окрестили – ошибочно или в шутку – «луговыми собачками». Эти белко-зайце-суслики ведут образ жизни кротов или термитов, большую часть года проводя под землей, хотя по внешнему виду существа вполне наземные и к тому же дневные.
Луговые собачки – коренные жители Северной Америки. До начала «великого переселения народов» их численность на континенте достигала 100 миллионов. Но постепенно их оттеснили на необжитые и некультивированные человеком территории. Однако до Красной книги им еще далеко.
Этих забавных и безобидных зверьков можно встретить на крайнем юге Канады, на территории США, а также в небольших областях Северной и Центральной Мексики. Излюбленные места их обитания - пустынно-степные ландшафты равнин и предгорий, прерии, высокогорные плато с негустой и невысокой травой, потому как заросли не помогают им прятаться от врагов, а наоборот, мешают вовремя разглядеть опасность. Поэтому всю траву, все кустики высотой более 15 см, каждый стебелек на большом радиусе вокруг норы зверьки подрезают полностью – как для еды, так и для лучшего обзора окружающей территории.
Два исследователя-натуралиста, Льюис и Кларк, впервые обнаружив луговых собачек в Национальном парке Йеллоустон, по окончании экспедиции отправили одного зверька президенту Америки. Столь милый и необычный подарок произвел в Белом доме настоящий фурор. Возможно, именно с тех пор держать луговых собачек в качестве домашних животных и выгуливать их на поводке, обманываясь на неправильно данное им название, стало модным среди американцев.
Зверьков разделяют на белохвостых и чернохвостых луговых собачек – по белому или черному пятну на хвосте. Хотя и хвост-то у них совсем небольшой и не пушистый, в отличие от беличьего. И те и другие зимой впадают в спячку, но чернохвостые при мягкой зиме могут проснуться, выбраться на поверхность, чтобы подкрепиться, и снова залечь в нору.
Зверек размерами невелик, длина его тела 30-35 см плюс 8-10 см на хвост. Весят 1-2 кг. Впрочем, их вес весьма ощутимо зависит от времени года. Осенью, перед спячкой, луговые собачки стараются много-много есть, накапливая жировые отложения, и соответственно толстеют. У них совсем маленькие защечные мешки, поэтому они не могут делать запасы на зиму у себя в норе – все их запасы складываются под кожей и медленно расходуются потом во время спячки. Поэтому по весне зверьки выползают на свет божий почти тощими и ослабевшими.
Внешне эти представители семейства грызунов очень симпатичны. Настоящие игрушки с шелковистым желтовато-серым мехом. У них крупная угловатая голова, большие черные глаза. Короткие передние и задние лапы снабжены широкой ладошкой с острыми и мощными когтями, используемыми в качестве лопаток. Они вообще крупные специалисты по части рытья нор и ходов. Подошвы лап покрыты шерстью – свидетельство того, что «собачки» отнюдь не ведут собачий образ жизни – не ходят и не бегают, далеко от нор в поисках пищи не отходят – опасно для жизни. А с конца июля – начала августа они вообще впадают в спячку и пробуждаются в феврале – марте, т.е. вырубаются месяцев на семь.
Если белохвостики живут в основном небольшими группами в рассеянных индивидуальных норах-фазендах, то чернохвостые их собратья предпочитают объединяться в обширные колонии. В частности, в Йеллоустонском национальном парке на высокогорном плато под землей прячется огромный многотысячный (!) «подземный город» луговых собачек. Не исключено, что подогреваемая снизу супервулканом земля парка служит для него естественным «теплоцентралем» в холодное время года.
Города луговых собачек – явление, можно сказать, уникальное. Во-первых, они довольно сложно устроены. Это сообщающиеся между собой коммуналки, и в то же время у каждого зверька и тем более семьи свои владения, своя многокамерная персональная квартира. При незначительном диаметре в 15 см она имеет длину от 3 до 5 метров.
 Вход в нору шириной 15-20 см сужается до 10-13 см, что, видимо, играет роль запертой двери для более крупного по габаритам хищника, если у того возникнет желание пробраться внутрь. Дальше тоннель отвесно уходит вниз на глубину нескольких метров, после чего переходит в горизонтальный или слегка наклонный, где от него в разные стороны ответвляются более короткие ходы, один из которых служит семье туалетом. В подземной квартире есть «гостиная» – довольно большая передняя камера. В боковом отнорке располагается гнездовая спаленка, уютно выложенная мягкой травой. В этих спаленках зверьки проводят большую часть своей жизни и долгие месяцы спячки. Ее называют слуховой или сторожевой камерой.
Выброшенная на поверхность земля образует у входа в нору насыпь полуметровой высоты и более метра в диаметре, что защищает ее от затопления во время дождей и таяния снега. Хозяева норы тратят много времени и сил, чтобы содержать в порядке этот кратеровидный холмик, наращивая и утрамбовывая его своими сильными лапами, но именно он служит ориентиром для людей и хищных животных, указывающим местонахождение коммуны.
Иногда в готовые подземные квартиры луговых собачек пытается затесаться пещерная сова, живущая тоже в норах. Любители-натуралисты рассказывают, что пещерные совы и луговые собачки не только между собой дружат, но и мирно сосуществуют в подземных городах последних. Однако зоологи-специалисты эту версию не подтверждают. Во-первых, совы ужасные неряхи. Съедая среднюю часть пойманной живности, они оставляют гниющие отходы в норе, распространяющие вокруг смрад и зловонье. Вряд ли зверьки-вегетарианцы, к тому же страшные чистюли, стали бы с этим мириться. Кроме того, говорят зоологи, луговые собачки таскают из гнезда совы яйца, а сова не прочь полакомиться их детенышами. О какой уж тут дружбе может идти речь.
Вообще же луговые собачки очень общительные и коммуникабельные существа. Они не переносят одиночества. Все жители одной колонии хорошо знают друг друга и дружат между собой, но в разумных пределах. В коммуне существуют свои законы и порядки. Территория над городом поделена на земельные участки, принадлежащие каждой семье, и границы эти строго соблюдаются, хотя они и не обозначены, как у человека, заборами и воротами. На площади в 1 гектар в среднем располагается 54 персональные норы. В роли сторожей выступают самцы.
Перед норой, на поверхности, у зверьков должен быть хороший обзор, потому как охотников на них хватает – волки, собаки, койоты, хорьки, рыжие рыси, лисы, а главное – люди. Самец луговой собачки обычно столбиком стоит у входа в дом, вертя головой и пересвистываясь с сородичами. Почувствовав опасность, он громко кричит, чаще – по-собачьи лает, сопровождая сигнал тревоги ударами лежащего у него перед носом хвоста и,  предупредив остальных, спешит в свое укрытие.
Через некоторое время зверьки, как по команде, снова появляются – каждый из своей норы. Проявляя бдительность и осторожность, они оглядываются, принюхиваются, вслушиваются, пока не убедятся, что опасность миновала. И только после этого все вместе отправляются на поиски корма, но совсем недалеко от дома, чтобы успеть в случае чего добежать до спасительного убежища. На поверхность они выходят только днем, а по ночам крепко спят.
Как и положено грызунам, луговые собачки питаются преимущественно травой, семенами, листьями, цветами, но в качестве деликатеса не откажутся от птичьих яиц и небольших насекомых. Передние зубы у них растут на протяжении всего периода жизни.
Весной, после спячки, отъевшись и восстановив силы, «собачки» начинают ухаживать друг за другом, что, естественно, приводит к новому потомству. Где-то через месяц у одной пары появляется на свет от 2 до 10 детенышей, голых и слепых. Шерстью они начинают обрастать только на 26-й день, а глаза открываются и того позже – на 35-й. И сразу, как только появится возможность взглянуть на мир, детеныши начинают лаять. Семья живет вместе лишь до тех пор, пока малыши нуждаются в материнской заботе и молоке. Но как только они переходят на самостоятельное питание, мать начинает рыть себе новую нору или занимает пустующую. То же делает и ее потомство.
Симпатичные жители подземных городов, занимающих территории до сотен квадратных миль, полностью обнажают поверхность земли над собой и вокруг себя. С заселением Великих равнин белыми фермерами и развитием скотоводства две цивилизации – двуногих и четвероногих – вступили в неизбежный конфликт. Для скотоводов огромные колонии луговых собачек стали конкурентами на пастбищах, а следовательно, вредителями. Американские фермеры не поленились подсчитать, что 32 «собачки» объедают за день одну овцу, а 256 – целую корову. А подсчитав и прослезившись, ополчились на несчастных, лающих по-собачьи грызунов и принялись их активно и безжалостно истреблять – сотнями тысяч, используя стрихнин и прочие подручные средства.
В инструкциях, составленных Службой охраны природы Соединенных Штатов для всех ответственных лиц, рекомендуется следить за тем, чтобы «резервации» луговых собачек не тревожили и не притесняли. В других, более радикальных защитных мерах они вроде бы пока не нуждаются.


Комментарии (Всего: 1)

Лапочки!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *