СОВЕТЫ ДОЛГОЖИТЕЛЯ

Спорт
№21 (631)

5 мая с.г. венгерский гроссмейстер Андрэ ЛИЛИЕНТАЛЬ отметил свой 97-й день рождения. Последние 32 года после возвращения из Москвы он живет в Будапеште в малогабаритном блочном доме, напоминающем советскую «хрущевку». Здесь спустя два дня хозяин и принимал журналистов из России. Усадив гостей на необычный диван, он обратился к ним с неожиданным вопросом:

А.Л.: А знаете, где вы сейчас сидите?
- На вполне удобном диване.
А.Л.: Это - любимое место Бобби Фишера.
- Великого чемпиона - американца, подолгу и полулегально жившего в Венгрии в начале 1990-х. Это у вас он скрывался от американских властей после запрещенного ими югославского матча со Спасским?
А.Л.: Иначе бы его арестовали. У Бобби в Будапеште была квартира, но Фишер всегда просил меня никому не говорить, где она. Американцы обвиняли его в нарушении международного бойкота Югославии. В Венгрии жил относительно спокойно, никто его не выдавал. Часто отправлялся в Германию и каждый раз, возвращаясь, обязательно привозил какой-нибудь презент. А когда заходил к нам, всегда усаживался здесь, и мы начинали анализировать.
- Никогда не играли?
А.Л.: Ни разу. Фишер - шахматист от Бога. Вообще через эту квартиру прошли почти все шахматные короли ХХ века. А Фишер у меня тут жил. Мог съесть половину кастрюли Олечкиного борща и икру любил. Когда засиживались за шахматами часов до трех, забывали обо всем на свете, и Бобби оставался спать на кровати вон в той комнатке. И спал тоже до трех дня.
- Был он человеком сложным.
А.Л.: Сложным, но нормальным. Со мной очень дружил. Правда, не слишком любил встречаться с другими коллегами. Как-то идем мы с ним в бассейн, а навстречу один гроссмейстер. И Бобби мне сразу: “Пойдем, пойдем отсюда”.
- На каком языке вы с Фишером общались?
А.Л.: Я - на немецком. Жена - на русском.
- Разве Бобби говорил по-русски?
А.Л.: И вполне прилично. Только почему-то тщательно это скрывал. Его мать - российского происхождения. Просил жену познакомить его с русской женщиной. Оленька знакомила. Но не сложилось. Я плакал, когда в 64 года он ушел.
- Вы можете судить, кто же был лучшим шахматистом прошлого века?
А.Л.: Самым сильным был гениальный чемпион мира Алехин. Встречались мы с ним в Париже в его любимом кафе “Режанс”, садились за столик, над которым висел портрет Наполеона.
- А вы в Советском Союзе с 1935-го, когда остались в Москве прямо после большого шахматного турнира, и по 1976-й. Понимаем, что бежали от фашизма, но ведь в СССР тогда репрессии, сталинщина...
А.Л.: Без России не могу. Я родился в Москве, мама - оперная певица - тут пела. Сестра моя - балерина, заняла первое место в Будапеште среди всех красавиц. Ее, бедную, убили в концлагере немцы. В Германии и во многих странах Европы фашизм. И я жил в Москве, успешно играл, относились ко мне хорошо. Женился на красавице русской и был с нею счастлив почти 50 лет.
- Рассказывают, после войны вас стали зажимать. И вы написали письмо Берии.
А.Л.: И помогло. Письмо каким-то образом дошло.
- А почему в 1976-м, после стольких лет, решили вернуться в Венгрию?
А.Л.: Мой дядя, Давид Лилиенталь, - ученый-атомщик, был руководителем атомного комитета в Америке. И меня перестали выпускать из СССР на турниры. А первый секретарь ЦК Янош Кадар уговорил: хватит уже тебе, пора на родину. Мы с ним еще учились в одном классе, он разбирался в шахматах.
- А если мы снова обратимся к игре? С великими гениями прошлого все относительно понятно. Кого берете за эталон сегодня?
 А.Л.: Конечно, Каспаров, потом Крамник и Карпов - эти трое.
- И кто из трех “К” лучший?
 А.Л.: Ну, трудно сказать. Разный стиль, у Карпова - позиционный, у Каспарова - острый. Вы не курите? Папирос не принесли? Спасибо. Я закурю. Люблю русские. Привык.
- Летом жена рассказывала, что вы снова летите в Россию?
 А.Л.: Мы ездим каждый год. Москва и Россия - Эльдорадо шахматного искусства. Я видел и играл во многих шахматных турнирах, но горжусь, что выиграл чемпионат СССР - 20 человек, Ботвинник, Смыслов, а у меня - ни единого поражения.
- Это когда было?
 А.Л.: В 1940-м - не так и давно. Я по Москве скучаю. А сейчас мы едем в Крым. Нет лучше дачи, чем эта наша, около Севастополя. Прямо на территории Качинского училища.
- Андрэ Арнольдович, cкажите  напоследок: есть ли у гроссмейстера Лилиенталя какие-то свои фирменные рецепты долголетия?
 А.Л.: В шахматах я всегда советовал ученикам: сначала найдите путь к ничьей, а уже потом играйте на выигрыш. Такой всю жизнь была моя тактика. И никогда не говорите о людях плохо. Будьте доброжелательны и, если можете, помогайте. Утром обливайтесь холодной водой. Боитесь простудиться - тогда прохладный душ перед завтраком или из ведра. А вообще дам один свой фирменный рецепт долголетия, я его всем венграм выписываю - надо жениться только на русских. Я их обожаю. Вот с Олечкой, моим ангелом, мне так хорошо.
(Полностью это интервью на сайте http://www.rg.ru/2008/05/08/liliental.html)