BОRО-графия Нью-Йорка: фордхэм

История далекая и близкая
№21 (631)

Старейший район Бронкса Фордхэм первоначально был известен как Village Ford, что в переводе обозначает «деревня, до которой можно добраться вброд». Такое странное название   дал голландский переселенец Штефан Ван Роддер, работавший  на родине землемером и ступивший на американскую землю в 1663 году.
В соответствии с пожеланиями руководства Нового Амстердама (нынешнего Манхэттена) Ван Роддер должен был обозначить место для строительства новой деревни для голландских иммигрантов. Критерии к участку предъявлялись следующие: близость к Новому Амстердаму (не более трёх миль на восток), плодородная почва для успешного ведения фермерского хозяйства, удобная дорога для транспортировки стройматериалов и продуктов.
Ван Роддеру понадобилось два месяца, чтобы выбрать наилучшее место для строительства деревни. В октябре 1669 года он лично предоставил свой отчёт мэру Нового Амстердама Корнелиусу Ван Стинвику. Легенда гласит, что первый вопрос, который он задал Ван Роддеру, был таков: «Почему вы явились на встречу со мной таким грязным и мокрым?» Землемер не растерялся и ответил: «Сэр, вы забываете, что ваш кабинет и мою деревню разделяет река, на которой нет моста. Я вынужден был добираться к вам на встречу вброд...»
Действительно, будущий Фордхэм и Новый Амстердам разделяла река, ныне известная как Harlem River. Несмотря на то, что в некоторых местах ее глубина достигала 17 метров, дно было неровным из-за мешков с песком, сброшенных сюда для торможения течения. Следовательно, в определённых местах реку можно было перейти вброд.
Ван Стинвик одобрил проект Ван Роддера и посоветовал назвать новую деревню Village Ford. Уже на следующий день строительство населённого пункта началось.
Для голландских иммигрантов Village Ford была настоящим олицетворением американской мечты. Каждый европеец, согласившийся поселиться здесь, получал   комнату, чистую одежду, трёхразовое питание и небольшую зарплату, которая выплачивалась раз в два месяца. Взамен человек должен был добросовестно трудиться на местных фермах. Глава деревни Теодор О’Доул, назначенный на этот пост чиновниками из Нового Амстердама, любил повторять, что «европеец может стать настоящим американцем только в том случае, если он проработал пять лет в Village Ford». Именно столько времени, по мнению О’Доула, требовалось, чтобы заработать на собственный участок земли.
К 1714 году количество жителей в деревне достигло четырёх тысяч. За счёт сельского хозяйства местные фермеры получали прибыль, равную доходу ведущих бизнесменов Манхэттена. Мэр  Нью-Йорка Джон Джонстоун сказал в речи 1718 года: «Каждый чернорабочий из Фордхэма обеспечивает пищей шестьдесят человек. Я надеюсь, что эти шестьдесят человек достойны того, чтобы о них так заботились».
Во второй половине XVIII века в Нью-Йорке было популярно выражение: «он вдохнул воздуха Фордхэма». Так говорили о людях, которые за короткий период заработали очень много денег и  поднялись на новую социальную ступень. На газетных карикатурах фордхэмцы изображались добродушными толстяками с  бокалом вина в одной руке и лопатой или граблями - в другой.
Как известно, всему хорошему рано или поздно приходит конец. Для преуспевающих жителей Фордхэма он наступил в 90-е годы XVIII века, когда страшнейшая    засуха, охватившая все восточное побережье, обернулась крахом сельского хозяйства. Чтобы хоть как-то сохранить облик района, бизнесмены начали продавать поля под строительство домов. Однако новый приток иммигрантов привёл к массовой безработице и обнищанию.
Ситуацию спасли несколько сотен иммигрантов из Франции. Они поселились здесь в 1802 году по личному приглашению нью-йоркских властей. Чиновники мечтали сохранить экономику района за счёт «нетипичных европейских переселенцев». Французы открыли в Фордхэме несколько парфюмерных лавок и за четыре года добились грандиозных результатов. Магазин духов Дэмиэна  Рошо стал чуть ли не самым прибыльным бизнесом всего Нью-Йорка. Он открывал лавку на два часа в день и обслуживал не более десяти клиентов, подчёркивая этим элитарность своего заведения. К сожалению, бизнес Рошо ждала типичная судьба торговых лавок первой половины XIX века. Мощнейший пожар за считанные минуты превратил двухэтажное здание в пепел. В огне были уничтожены сотни диковинных ароматов, рецепты их приготовления, а также сам хозяин бизнеса.
Самым известным человеком, когда-либо проживавшим в Фордхэме, является известный американский писатель, подаривший миру жанр психологического детектива, Эдгар Аллан По. В 1845 году в связи с тяжёлой болезнью жены он перебирается в Фордхэм по настоянию докторов. Именно здесь из-под пера знаменитого писателя вышли такие произведения, как Annabell Lee и The Bells.
До нашего времени сохранился небольшой коттедж, в котором более полутора веков назад проживал Эдгар Аллан По. Правда, коттеджем этот неприметный одноэтажный домик можно назвать с большой натяжкой. Всего за несколько долларов можно увидеть, как жил известный писатель. В его  честь назван парк Poe Park.
В начале 80-х годов в районе начинается массовое строительство доступного жилья. На смену двухэтажным частным домам приходят громоздкие билдинги из тёмно-красного кирпича. В это же время в Фордхэм переезжают тысячи афроамериканцев из Гарлема и беженцев из Доминиканской республики.
К сожалению, последние тридцать лет  некогда процветавший Фордхэм удерживает неофициальное звание «неблагонадёжного района». В середине 90-х годов здесь подпольно работало более 600(!) притонов наркоманов. По статистике 1997 года каждый третий местный тинейджер страдал героиновой (самой сильной из всех существующих) зависимостью.
В 1999 году школы района местные власти определяют как самые небезопасные в Нью-Йорке. Убийства, грабежи, групповые изнасилования и издевательства стали отличительными чертами местных хай-скул. На одной из них долгое время красовалась гигантская надпись: «Только здесь становится ясно, что ты представляешь собой на самом деле. Либо убей, либо умри!»
Исправить ситуацию непросто. Семьи с большим и средним доходом в спешке покидали Фордхэм, а многодетные и бедные оставались здесь влачить своё жалкое существование.
Сегодня многие бронксовцы описывают Фордхэм как «район, где одна половина жителей находится в тюрьме в качестве заключённых, а другая – в качестве охранников». В этом высказывании есть доля правды. Немалое количество работников нью-йоркской системы исполнения наказаний, начиная от бруклинского Централ-Букинга и заканчивая островной тюрьмой Рикер-Айленд, проживают именно в Фордхэме. Почему? Боюсь, что на этот вопрос никто не сможет дать мало-мальски вразумительный ответ. 
Главной достопримечательностью современного Фордхэма является знаменитый Фордхэмский университет (Fordham University). Это элитное учебное заведение с астрономической стоимостью обучения.