«ГероиЧескаЯ азбука»

История далекая и близкая
№21 (631)

В этом мае, когда отмечалась 63-я годовщина со дня Победы в Великой Отечественной войне и 60 лет со дня образования государства Израиль, я вспомнил историю, которая произошла в 1970 году, когда в Советском Союзе праздновали 25-летие Победы.
В 1970 году детский журнал «Мурзилка» к 25-летию Победы стал печатать «Героическую азбуку» - рассказики о героях Великой Отечественной войны всех национальностей СССР, от А до Я. Они так и назывались – Абхазец, Аджарец и т.д. И вначале все было хорошо – Адыгеец, Азербайджанец, Армянин, но в № 8 очередь дошла до буквы Е. И на страничке был напечатан рассказик про геройски погибшего политрука Георгия Гардемана.
Ничего удивительного в этом не было. Тысячи евреев были награждены орденами и медалями, 150 получили звание Героев Советского Союза, а некоторые – дважды. И над рассказиком было напечатано его название: ЕВРЕЙ.
Ндо сказать, что в Советском Союзе слово ЕВРЕЙ при Хрущеве еще существовало. Выступая перед писателями,Никита Сергеевич вспоминал, что на шахте в Юзовке у него был приятель – еврей.
А при Брежневе это слово совершенно исчезло, его заменили стойким словообразованием «лицо еврейской национальности». То есть в энциклопедии это слово было, и роман Фейхтвангера назывался «Еврей Зюс», а не «Лицо еврейской национальности Зюс», но в периодической печати оно практически не употреблялось, ну а в детской – тем более.
И поэтому название «Еврей» выглядело так необычно, так дерзко и вызывающе, что не могло пройти незамеченным... и ужасно испугало евреев.
Соседка по коммуналке Софья Абрамовна, читая внучке «Мурзилку», чуть с ума не сошла от страха и шептала мне в коридоре: «Ой, это не к добру, вот увидите...Нам не надо высовываться, хорошо не будет...»
И действительно разразился жуткий скандал. Редактору влепили выговор: «Льет воду на мельницу сионизма и израильской военщины» и т.д.
Но они сами виноваты. Дождались бы буквы Л и назвали бы рассказик про геройски павшего политрука Гардемана «Лицо еврейской национальности», и все прошло бы без шума.
А то действительно так нахально: «ЕВРЕЙ».


ЕВРЕЙ

Командира убили.
- Вперед! – политрук повел за собой роту. – Вперед!
И яростные бойцы выметают врага из его же окопов.
Выбить выбили, но удержаться надо. А в роте осталось тринадцать бойцов. И никакой передышки.
- Танки!
За танками прячется пехота врага. Густо идут.
- Держаться до последнего!
Держались, но танков было много. Осталась последняя граната. Политрук взял ее себе. Тут нельзя промахнуться. Промахнешься – и танк уничтожит последних защитников рубежа.
Через бруствер врагу навстречу. Под гусеницы. Взрыв. Черным дымом окуталась крестоносная машина. Замерла.
Так погиб политрук Георгий Гардеман.


КАЗАХ

Орден Славы – солдатская награда. Чтобы заслужить Славу трех степеней, надо было трижды совершить подвиг.
Байырбек Садыков воевал под Сталинградом, под Ростовом, в Белоруссии, освобождал Польшу. Третий орден Славы он получил за штурм Берлина.
Огненная река Шпрее! Снаряды, бомбы, мины, фаустпатроны, пули – все это летело на головы советских солдат. Издыхающий враг бился насмерть. И все-таки орудийный расчет Садыкова переправился через Шпрее.
Не успели занять позицию, окопаться, оглядеться – тревога.
К переправе устремились две немецкие пушки.
- Огонь! – скомандовал Садыков.
- Недолет. Перелет. Накрыли.
Вторая самоходка, ловко меняя направление, пытается уйти из-под огня. Садыков сам припадает к прицелу. Выстрел – и ствол самоходки уткнулся в землю.
- Ура! – советские пехотинцы поднялись в атаку, но сразу ударили четыре пулемета.
Садыкова обожгло. «Ранен».
Ранен, но наша пехота прижата к земле. Нельзя покинуть поле боя, когда товарищи в беде. Садыков быстро делает расчеты.
- Огонь!
Смолк пулемет справа.
- Огонь! Огонь! Огонь!
Были пулеметы – и нет их. Теперь можно и о себе подумать.
- Санитары!