Антиамериканские соединенные штаты

В мире
№22 (632)

В то время как умы многих политиков разных стран напряженно работают над тем, как переделать мир, чтобы он стал «многополярным», в Южной Америке уже приступили к работе. На днях стало известно, что президент Бразилии анонсировал создание «Союза южноамериканских наций».
Как сообщил «граду и миру» Луис Инасио Лула да Силва, президент республики Бразилия, его страна и объединенные страны Южной Америки смогут изменить глобальный баланс сил. Не более и не менее. В официальных сообщениях о новом механизме интеграции говорится о том, что он создается «не к своей выгоде, а для богатства и процветания всех наций планеты».
Это уже подозрительно. Одно дело, когда нечто совершается для собственной выгоды, тогда можно ожидать какого-то улучшения, увеличения или убыстрения. Но когда говорят о том, что от неких действий выиграют «все нации», то, простите меня, в это трудно поверить.
Нет, я, конечно, с уважением отношусь к благим порывам мятущихся душ, но если представить себе этот новый союз, объединяющий 388 миллионов жителей таких латиноамериканских стран, как Аргентина, Бразилия, Чили, Колумбия, Эквадор, Боливия, Парагвай, Перу, Суринам, Уругвай, Венесуэла и Гайана, если учесть, что совокупный годовой национальный продукт этих государств превышает два триллиона долларов, то поневоле становится страшно за людей, взявших на себя ответственность за все это громадье. Но я - это я, а они ничего не боятся. Лула да Силва говорит: «Мы будем быстро продвигаться в далеко идущих проектах: развитии дорожной системы и инфраструктуры, финансовой и энергетической интеграции, сотрудничества в области социальной политики и образования». Его бы устами да мед пить.
Не все лидеры перечисленных выше государств видят в предполагаемом союзе лишь средство для «выигрыша всех наций», некоторые из них, в большей или меньшей степени, мечтают о том, что этот союз позволит им унизить того противника, о котором они не все говорят, но все имеют его в виду. Речь, конечно же, идет о Соединенных Штатах Америки. Иначе зачем же было говорить тому же да Силве о том, что объединенным странам Южной Америки нужен Южно-Американский Совет Обороны. И зачем это предложение поддерживают все государства, имеющие в своих планах вступление в союз, за исключением Колумбии, которая в своей борьбе против кокаиновой мафии вкупе с марксистскими партизанами получает поддержку лишь от США.
Я сказал «унизить», потому что противостоять США этим странам незачем – никто и никогда не слышал о том, что у США имеются планы завоевать эти государства. «Унизить»  - это значит не допускать сотрудничества с США в противодействии наркомафии, не разрешать спецслужбам США работать на их территориях, даже и в полном взаимодействии со спецслужбами этих стран в процессе борьбы с террористическими элементами, да много чего не делать совместно с США лишь под тем предлогом, что северный сосед имеет в виду поработить эти страны. А под порабощением можно понимать все, что угодно, вплоть до телевизионных программ и других средств массовой информации.
Откуда идет на Южную Америку эта марксистская напасть? Казалось бы, опыт Кубы, Чили, Никарагуа и Гренады должен был убедительно доказать латиноамериканцам, что марксизм на их земле, как, впрочем, и на территориях всех других государств, доказал свою полную несостоятельность. Но нет, отголоски тех классовых битв, в которых левые деятели стран Южной Америки одерживали пусть и оглушительно красивые, но все же временные победы, до сих пор звучат над этим континентом, заставляя сильнее биться сердца тех, кто считает, что справедливость можно навязать, а с бедностью можно покончить раз и навсегда не упорным трудом, а единомоментным актом насилия над имущими. И до сих пор находятся энтузиасты, считающие, что те, кто пробовал добиться всеобщего счастья под марксистскими лозунгами прежде, просто что-то не так сделали, чего-то недоработали, а вот у них-то, конечно, на этот раз все получится.
Но не таков Лула да Силва, скажут мне. Мне скажут, что он чувствует настроения масс и учитывает эти настроения. Что ж, это действительно так. Достаточно ознакомиться с описанием его борьбы за президентское кресло, чтобы убедиться в гибкости его позиции.
На выборах 1989 года да Силва выступал в блоке с Социалистической партией и маоистской Коммунистической партией Бразилии. Он вышел во второй тур, где набрал около 47 процентов. В 1994 году Лула да Силва, поддержанный «партией трудящихся» и ее союзниками, собрал 27 процентов голосов. То же произошло и в 1998 году, несмотря на то, что к коалиции Да Силвы присоединились Демократическая трабальистская партия и Бразильская коммунистическая партия. Перед выборами 2002 года «партия трудящихся» вступила в союз и с левыми и с левоцентристскими силами, а также с Либеральной партией. Избирательная программа Да Силвы на этот раз была существенно скорректирована, она уже не предусматривала отмены проведенной ранее приватизации экономики. «Партия трудящихся» стремилась не вступать в противоречия с предпринимателями и Международным валютным фондом, ее кандидат обещал осуществить преобразования при гарантии выплаты внешнего долга и соблюдении основных требований международных финансовых институтов.
Вот в этот раз Лула да Силва выиграл президентские выборы, а «партия трудящихся» стала крупнейшей партией в Палате депутатов, завоевав в ней 91 из 513 мандатов. Кроме того, Да Силву во всех его перипетиях борьбы поддерживали Коммунистическая партия Бразилии и Бразильская коммунистическая партия. Пусть читатель не удивляется многообразию наименований различных партий коммунистической ориентации - во многих странах мира есть по нескольку партий, в названии которых так или иначе упоминается термин «коммунизм», что никак в общем-то не влияет на продвижение самой коммунистической идеи.
Как и любой другой латиноамериканский левый президент , Луна да Силва «вышел из народа». В отличие от ситуации в Европе, каждый такой случай в Южной Америке превращается в апофеоз справедливости. Обязательно находятся свидетели того, как в детстве или в ранней юности будущий президент сказал что-то такое, что можно счесть за подобие пророчества. А если такого не было, то можно сказать, что, наблюдая в детстве творящиеся вокруг несправедливости, юный герой проникся мыслью о том, что лишь дело Боливара (Сен-Мартина, Сандино или любого другого деятеля прошлого) способно дать счастье угнетенным массам.
В общем, во всем этом нет ничего нового, новое лишь то, что на этот раз в предполагаемом союзе, направленном, несмотря на всю маскировку, против США, может объединиться рекордно большое количество латиноамериканских стран. Но в этом я вижу не правоту большинства, а его заблуждение. Ибо ищущие лишь конфронтации, только ее и находят. В этом сомнительном занятии солидарность с новым блоком проявляют самые разные силы: антиглобалисты, исламисты, а также последователи того, что называется невнятным термином «евразийство».
Иногда я думаю, а что бы делали все эти антиамериканисты, если бы Соединенные Штаты не существовали? Кто мог бы заменить им ту мишень, в виртуальном поражении которой они состязаются? Впрочем, свято место пусто не бывает, кого-нибудь да нашли бы.
«Союз южноамериканских наций» еще практически не существует. Судьба этого союза зависит от лидеров стран, которые его создают. Если союз станет средством дружбы против кого-то, то его ждет незавидная судьба, он непременно распадется.
Распадется из-за того, что дружба – это когда «за», а все иное – от лукавого.


Комментарии (Всего: 1)

Что обижаться то? Сколько переворотов Штаты организовали в Южной Америке? Один Пиночет в Чили чего стоит. А Самоса? Скольких "наших ссукиных сынов" работали против своих народов для Штатов? Пытаются помочь друг другу жить самостоятельно.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *