"Страна закрыта. Просьба не беспокоить!”

В мире
№23 (633)

В раннем детстве я считал идиш каким-то особым языком стариков. Ведь родители говорили со мной по-русски, я с ними, естественно, тоже. И только бабушка с дедушкой разговаривали между собой на этом странном наречии. Конечно, потом мне деликатно объяснили, что это еврейский язык, на котором общались между собой многие поколения моих предков, написаны великие книги, прекрасные стихи и песни. Просто теперь как бы не его время...
И вот на 61-м году существования Израиля в “язык стариков” кому-то хотелось    превратить иврит. Причем так, чтобы это коснулось не основного населения страны, для которого этот государственный язык является  родным, а только новых репатриантов.
Иначе чем еще объяснить странное предложение министерства просвещения Израиля передать ульпаны – начальные курсы по изучению иврита новыми репатриантами – в ведение... министерства по делам пенсионеров?
Снять с себя ответственность за ульпаны и, что особенно важно, освободиться от расходов, связанных с изучением иврита взрослыми репатриантами, израильский Минпрос стремится с тех пор, как это ведомство возглавила профессор Юли Тамир. Этой образованной даме, типичной представительнице новоявленной израильской аристократии, в прошлом активистке ультралевого движения “Шалом ахшав!” (“Мир – немедленно!”),  партия “Авода” доверяет уже не первый министерский пост.
В одну из каденций Тамир побывала министром абсорбции, оставив по себе память в виде множества снимков, на которых министерский фотограф запечатлел красивую рыжеволосую еврейку средних лет ласкающей очаровательных темнокожих ребятишек – детей репатриантов из Эфиопии. В остальном же недолгое руководство профессора Юли иммиграционным ведомством  характеризовалось стойким равнодушием к новым гражданам страны, их жизни, проблемам, настоящему и будущему.
Ничуть не изменив своего отношения к репатриантам, госпожа Тамир переселилась через несколько лет в министерство просвещения. И когда встал вопрос о сокращении министерского бюджета, она легко и непринужденно указала на статью расходов, связанных с изучением иврита новыми гражданами страны.
В январе 2008 года министерство просвещения официально заявило, что  в связи с сокращением бюджетного финансирования системы образования взрослых оно не имеет возможности заниматься ульпанами и собирается передать их в ведение министерства абсорбции. Но не тут-то было! Ведомство по делам иммигрантов, чей бюджет неизмеримо меньше, чем у Минпроса, ответило, что не готово взвалить на себя эту заботу. Ведь 500-часовая программа обучения одного репатрианта ивриту обходится в 10.000 шекелей (почти 3.000 долларов). И даже с учетом резкого падения численных показателей алии – репатриации в Израиль – это немалые деньги.
В общем, министерство абсорбции подумало-подумало, почитало-посчитало и тоже отказалось взять на свой баланс ульпаны. И тут-то возник трогательный по своей глупости и безответственности вариант: подбросить ульпаны министерству по делам пенсионеров. Оно к репатриации каким боком? Только тем, что в слабеньком ручейке репатриации попадаются крупицы “золотого возраста”? Тогда почему не передать ульпаны в министерство экологии? Ведь еврея, репатриирующегося  в Израиль и искренне верящего, что его ждет «историческая родина», уже можно считать редким и исчезающим видом.
Кстати, именно снижение темпов алии и стало аргументом в пользу сворачивания программ обучения ивриту. Логике, которой руководствуются некоторые государственные деятели, можно только удивляться: “Раз новые не хотят ехать, то и уже приехавшим “русским” язык страны знать незачем – обойдутся и так”.
Почему “русским”? Да потому, что министерское “обрезание языка” не касается выходцев из Эфиопии (они проводят первый год в центрах абсорбции, где уроки иврита для них обязательны) и не пугает репатриантов из США и стран Запада (это в большинстве своем верующие иудеи, знающие древнееврейский язык и достаточно знакомые с бытовым ивритом). Так именно «русские» остаются без языка.
Кстати говоря, о том, как мучился украинец-эмигрант в Америке в конце позапрошлого века, выдающийся русский писатель Короленко и написал свой рассказ “Без языка”. И не мог знать Владимир Галактионович, большой заступник за евреев в царской России,  как точно это название  подойдет “русским” евреям в Израиле в начале XXI века...
...Сказать, что до всей этой истории изучение иврита в израильских ульпанах было образцовым, было бы сущей неправдой. В начале девяностых, в пору вала алии, учителями иврита становились студенты и солдаты обоего пола, “свободные художники” и пенсионеры, домохозяйки и хронические безработные – все, кого смог мобилизовать Минпрос. Абсолютное большинство этих  “словесников” не имели ни педагогического образования, ни представления о методике преподавания. К тому же они не владели русским языком, что полностью отвечало принципу,  провозглашенному министерскими иезуитами:  “Учить ивриту на иврите” (это при наличии в 90-е годы в   Израиле более чем 200-тысячного русскоязычного населения!)
Для того чтобы объяснить своим взрослым ученикам простейшие понятия или слова, учителям приходилось испещрять доски каракулями, напоминающими детские рисунки, притаскивать на работу в качестве наглядных пособий игрушки, предметы обихода, овощи и фрукты.  Да что там!  Преподаватели были вынуждены блеять будто овечки, лаять как собачки, скакать по-заячьи и требовать того же от своих дипломированных учеников. Балаган вместо уроков языка достался “русским” в Израиле.
Понятно, что из начального курса, так называемого ульпана “алеф”, выходили неучи, едва объяснявшиеся на иврите и не умевшие ни читать, ни писать. Освоить язык на этом этапе ухитрялись либо самые способные и самые свободные. В большинстве семей репатриантов 90-х материальное положение было столь бедственным, что посещать ульпан мог лишь один из взрослых членов семьи. Каждый второй новый гражданин Израиля или вообще не переступал порог класса, или бросал учебу задолго до завершения курса.
Языку учила сама жизнь, его постигали на работе, в ходе  общения с “местными”. Уровень знания соответствовал условиям изучения, иврит большинства немолодых “русских” до сих пор, мягко говоря, оставляет желать лучшего. При отеческой поддержке со стороны государства намерение старожилов и уроженцев страны избавиться от конкурентов в лице “шибко образованных” репатриантов из бывшего СССР осуществилось целиком и полностью. Сионизм терпел полное фиаско, зато жлобство побеждало на всех фронтах.
И все же до сих пор каждый новоприбывший в Израиль имел формальное право получить свой бесплатный курс иврита, чтобы не превратиться в короленковского Матвея Лозинского. Но пришел конец и этому “послаблению”.  В понедельник, 26 мая 2008 года, на совместном заседании двух комиссий Кнессета - по образованию и по алие и абсорбции - обсуждался вопрос о том, какое ведомство должно отвечать за обучение новых репатриантов ивриту. Решили, что никакое...
Представитель министерства абсорбции посетовал на то, что действия Минпроса негативно скажутся на темпах репатриации в нашу страну и послужат серьезным препятствием для интеграции новых граждан в израильское общество. Посланец министерства просвещения вяло отбивался, уверяя, что данное решение принималось в рамках сокращения общего бюджета министерства, и снова заявил, что в свете кризисной ситуации, в которой сегодня находится израильская система образования, следует передать контроль над ульпанами министерству абсорбции. “Знание иврита - это залог удачной абсорбции. Мне очень жаль, что министерство образования не собирается выполнять свои обязательства перед репатриантами,”- отозвался из своего офиса министр абсорбции Яаков Эдри.
Итак, отныне, если у руководства Минпроса и министерства абсорбции не проснутся гражданская совесть и служебный долг, новые репатрианты будут вынуждены заниматься самообразованием за собственные деньги – учиться ивриту на коммерческих курсах.
Нельзя сказать, что это неприкрыто антисионистское решение вызвало общественную бурю: по большому счету, обществу мало дела до нынешних новоприбывших. Если кто и возмутился политикой Юли Тамир, то это единственная партия, пользующаяся поддержкой на “русской” улице, - “Наш дом Израиль”.
“Вместо того чтобы совершенствовать систему преподавания иврита для взрослых, решать вопросы интеграции новых репатриантов в систему образования и поощрять неформальное образование, правительство расписывается в своей полной несостоятельности по всем вопросам просвещения”, – говорят в партии. Депутаты НДИ не оставили камня на камне от плаксивой аргументации Минпроса, доказав,  что ни одна статья бюджета этого ведомства не претерпела столь серьезного и непропорционального изменения, как статья расходов на ульпаны для новых репатриантов.
А председатель парламентской комиссии по алие и абсорбции депутат Михаил Нудельман так прокомментировал итоги “торгов” вокруг ульпанов: “Сокращая финансирование преподавания иврита взрослым и намереваясь уволить около 300 преподавателей, чиновники министерства образования вряд ли полностью отдавали себе отчет в том, что подобного рода решения фактически закрывают государство Израиль для новых репатриантов”.
Не хватает только бумажной полоски на символических дверях: “Государство закрыто. Просьба не беспокоить”. И подпись: “Министры просвещения и абсорбции”. Вот только на каком языке это должно быть написано, если государственный теперь не будет доступен новоселам?


Комментарии (Всего: 1)

Со статьёй согласен.Но напрашивается вопрос - что большинству желающих получить нормальный уровень иврита теперь делать?..

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *