Обретение иконы

В мире
№25 (635)

Латинская Америка стремительно радикализуется. Это видно не только из высказываний отдельных лидеров государств, не только из их действий, направленных на сколачивание антиамериканских союзов, но и из той повседневной, зачастую невидимой работы, в результате которой среди населения южноамериканских стран создаются почти иконописные образы деятелей прошлого, которые при жизни были врагами Соединенных Штатов.
Если кому-то из вас, уважаемые читатели, кажется, что в Латинской Америке происходит очередной акт мыльной оперы под названием «Угнетение несчастных», то, прошу вас, отложите газету. Иначе мне в очередной раз придется читать в сетевой версии газеты комментарии, гласящие, что «некоторые ГозенкГанцы» искажают факты. Это скучно и неинтересно. Если же вам небезразлично то, что происходит к югу от штата Техас, постарайтесь дочитать статью до конца, и тогда вы, может быть, сможете предложить что-то, что могло бы помочь вашим южным соседям в понимании реалий.
Аргентинец Эрнесто Гевара был одним из ближайших сподвижников Фиделя Кастро. Он стал вторым человеком в кубинской иерархии после того, как молодые бородачи захватили власть на острове Свободы. В эти дни «все прогрессивное человечество» отмечает восьмидесятилетие со дня рождения этого человека.
Отмечают это событие и на его родине. В городах Аргентины, связанных с различными событиями его бурной жизни, проходят митинги, музыкальные фестивали и более серьезные мероприятия, такие, как семинары по изучению его наследия. Все эти хепенинги транслируются межгосударственным южноамериканским телеканалом Telesur.
Конечно же, штаб-квартирой, говоря революционным языком, юбилейных мероприятий стал город Росарио, где Гевара родился. Среди почетных гостей были борец за гражданские права, лауреат Нобелевской премии мира за 1980 год Адольфо Перес Эскивел, председатель Союза писателей Кубы Мигель Барнет, генерал Рохелио Асеведо Гонсалес, соратник Гевары в борьбе против режима Батисты, дочь Гевары Алейда, а также полторы сотни людей, сидевших в тюрьме во времена последней военной диктатуры в Аргентине. Ну а массовку создавали делегации из Гватемалы, Венесуэлы, Колумбии, Бразилии, Чили, Уругвая, Боливии, Парагвая и других стран и представители всех провинций Аргентины.
Помните ли вы детский стишок: «Он слопал Парану, Миссури, Муррей и несколько самых глубоких морей»? По одной из этих рек, а именно по Паране, доставили на родину Гевары из столицы Аргентины четырехметровую статую виновника торжества. Известно, что задним числом можно легко найти символику в любом событии. Это в очередной раз подтвердил скульптор, изваявший Гевару: «На судне в утробе матери будущий революционер прибыл из провинции Мисьонес в Росарио».
Памятник изготавливали «всем миром»: три тонны бронзы были пожертвованы поклонниками команданте: почти пятнадцать тысяч человек из разных стран мира прислали ваятелю различные бронзовые предметы.
Неужели Гевара столь популярен в своей родной стране? Его имя, конечно, на слуху. Но, как ни странно, меньше половины аргентинцев знают, что он их соотечественник. Примерно треть знают, что Гевара – революционер. Гевара стал легендой. Этому способствовали многочисленные публикации в дешевых изданиях, которые, не утруждая себя анализом деятельности революционера, мотивами этой деятельности, муссировали тему его жертвенности. Например, о фотографии, на которой был запечатлен убитый Гевара, писали, что еще ни один погибший человек не был так похож на распятого Христа.
Между тем жизнь этого человека была жизнью авантюриста. Сын архитектора, принадлежавшего к старинному аргентинскому роду, Эрнесто по материнской линии был потомком ирландского революционера и последнего испанского вице-короля Перу. Университет, медицинское образование, непродолжительная врачебная практика. И участие в боях гватемальских партизан. Переезд в Мексику, знакомство с братьями Кастро. Участие в захвате власти на Кубе. Посты министра промышленности и президента Национального банка Кубы. Поездки в СССР, встречи с советскими руководителями. И разочарование в советском социализме. Что произошло с Геварой? Почему он предпочел карьере кубинского руководителя сомнительную судьбу «экспортера революции»? Об этом можно только гадать.
Конец его был печален. Гевару выдали крестьяне, которым были непонятны мотивы его герильи. Все свершилось согласно извечному сценарию: «Сначала распинаем, потом, уверовав, поклоняемся». Ныне из Гевары сделали икону. Журнал «Тайм» включил его в списки «20 героев и икон» и «Ста важнейших персон ХХ века». Потомки крестьян, выдавших команданте, с восхищением взирают на его статую. Это не значит, что они готовы пойти по его стопам. Это значит другое – они готовы одобрить тех, кто канонизировал Гевару – нынешних левых президентов государств Латинской Америки. А уж те знают, что делать. Они не пойдут в леса. Им это не нужно. Они будут использовать те административные ресурсы, которые им достались по должности, – армию, СМИ, нефть. Они используют имя Эрнесто Гевары для лигитимизации идеи насилия. Его деяния, преподносимые в качестве образца служения народу, воспитывают нетерпимость к «северному соседу».
«Ваше имя в платочки рассоплено», - писал Маяковский, обращаясь к погибшему Есенину. Имя Гевары затаскано дельцами от революции. Его изображение стало символом дешевого нонконформизма, молодежной фронды, полукриминальной герильи и ненависти к глобализованному миру. Если это икона, то, простите, что же из себя представляет та «религия», которая канонизировала Гевару?