Бедуинская интифада на пороге

В мире
№30 (901)
Из-за бурных выяснений взаимоотношений с Евросоюзом на прошедшей неделе почти незамеченным осталось событие, которое, на первый взгляд, кажется сугубо внутренним, но в очень близком будущем может выплеснуться на первые полосы израильских и международных газет. Речь идет об одобрении кнессетом закона Правера, который до того назывался законом Бегина. Событие это вызвало шумные протестные демонстрации бедуинов по всей стране

 
Сражение за закон началось с любопытного эпизода. Депутату кнессета от партии РААМ-ТААЛ Ахмеду Тиби внезапно понадобились лавры ушедшей в отставку Насти Михаэли. Подойдя к трибуне, на которой лежал текст законопроекта о ликвидации незаконных бедуинских поселений, Тиби неожиданно для всех вылил на него стакан воды. Как будто это не он еще совсем недавно возмущался поступком матери- героини с применением не вполне печатной лексики. Но депутатская тусовка зрелищами пересыщена и постоянно требует чего-нибудь новенького. Настин жест был в новинку для израильской публики, мало знакомой с телевыходками Жириновского. Но повтор, как известно, уже никому не интересен, поэтому ни на Тиби, ни на других арабских депутатов, которые рвали текст закона и один за другим выходили из зала заседаний, внимания телевизионщики не обратили. А зря, поскольку в последующие дни из-за закона поднялась настоящая волна протеста. Те, кто находился в эти дни в Беэр-Шеве, Иерусалиме, Умм-эль-Фахме и Хайфе, подтвердят: бедуинский День земли выглядит весьма угрожающе. 


Корни проблемы непризнанных бедуинских деревень уходят в 50-е годы, когда Государству Израиль потребовались земли, на которых в течение долгих лет селились бедуины. Здесь же находятся их старые кладбища, которым, по свидетельствам местных жителей, более 200 лет. Бедуины подписали договор о временной передаче земель на 20 лет в пользование армии и государству. Но по прошествии этого времени земли возвращены не были, и бедуины создали 45 незаконных поселений на землях, которые они считают своими. Теперь правительство надеется демонтировать 30 незаконных бедуинских поселений и освободить от бедуинов около 800 тысяч дунамов земли, а самих жителей пустыни перевести в города с современными нормами и удобствами. 


Окончательный вариант законопроекта с поправками Бени Бегина . Премьер-министр Биньямин Нетаниягу назвал решение правительства историческим и смелым. “Цель этого исторического решения - положить конец ситуации, при которой в течение 65 лет страна постепенно теряла контроль над территориями в Негеве, на которых незаконно распространялись бедуинские поселения. Реализация данного решения положит конец этому явлению и приведет к более успешной интеграции бедуинов, а также к возвращению земель под контроль Государства Израиль. Все предыдущие правительства Израиля воздерживались от решения этого сложного вопроса. Данное смелое решение позволит продолжать развивать Негев на благо его жителей”, - заявил глава правительства. 


Более половины бедуинов Негева категорически против этой программы, поэтому переселение планируется как широкомасштабная военно-полицейская операция. Полиция Израиля подготовила специальные подразделения для приведения программы в жизнь, а в канцелярии премьер- министра создано специальное управление. Что-что, а создавать канцелярии с высокими зарплатами для руководства в нашей стране умеют. Это проще, чем убедить бедуинов перейти к оседлому образу жизни. 


Ража Заатер, генеральный секретарь коммунистической партии Хайфы, был задержан и препровожден в полицию в первые часы забастовки. Как только появились сообщения о том, что закон Правера может пройти, Ража созвал товарищей и предложил начать акции протеста. На его призыв откликнулись порядка 250 человек - арабы, бедуины, активисты левых движений, представители так называемой неорганизованной молодежи. Они перекрыли одну из основных городских магистралей. 


- А почему вместо бедуинов Негева протестует Хайфа?

- Мы считаем программу Правера настоящим объявлением войны всему арабскому населению Израиля, и потому сегодня арабы выходят на улицы вместе с бедуинами и друзами...


- Но между вашими общинами много различий, взять хотя бы тот факт, что бедуины Негева служат в израильской армии.

- Ныне общего у нас больше. Сегодня мы все бедуины, и мы все арабы, поскольку программа означает начало процесса изгнания арабов с их земель. И все понимают, что если дать пройти этому решению, арабские поселения тоже будут выкорчеваны. Мы этого допустить не можем, поэтому начинается движение социального протеста арабского сектора. 


- Это движение или интифада? Разборки между протестующими и полицией, которые показывал Второй канал израильского телевидения, выглядели отнюдь не мирными. 

- Пока это, безусловно, движение. Если кто нервничал, так это полиция, потому она и прибегла к задержанию лидеров Мы очень надеемся, что нам удастся без применения насилия убедить израильское руководство в том, что нельзя принимать программу, навязывая ее сверху. Никто не общался с бедуинами, никто не спрашивал их мнения, их просто решили согнать с их земель, навязав чье-то решение. В 1976 году страна уже видела бедуинские выступления. Тогда речь шла о том, что у них отнимают 20 тысяч дунамов земли. Начались демонстрации, которые привели к стычкам с полицией. Шесть демонстрантов были убиты, но попытки согнать бедуинов с их земель прекратились. Сейчас речь идет о 800 тысячах дунамов, и мы за отмену этой программы. Бедуины не хотят переселяться в города, искусственно созданные якобы для их удобства. Это откровенный обман. Нас хотят лишить наших земель. 


- То есть, в отличие от еврейского движения протеста, никто себя, подобно Моше Сильману, сжигать в знак протеста не собирается... 

- Нет, мы все еще верим, что правительство сдастся и отменит несправедливую программу, иначе День земли в прежнем варианте действительно может показаться детскими игрушками. От севера до юга есть желающие выступить в поддержку бедуинов. 

 

Пообщавшись с коммунистом, я обратилась к председателю регионального Совета непризнанных деревень Негева Ибрагиму Аль-Вакили.


- История с непризнанными поселениями - это моя история. Я родился в деревне Бельмаша, там же родились мой отец и мой дед. Три поколения считают, что это наша земля, и мы никуда отсюда не уйдем. В большинстве наших деревень нет школ, нет постоянного водоснабжения, проблемы с электричеством и много других проблем, но люди все равно никуда не собираются уходить отсюда, держатся за свои земли. Я ходил в школу за несколько километров. Но главную школу прошел тогда, когда общался с нашими шейхами. Шейх Альман и шейх Хамад научили меня, что надо стоять за свой народ. Поэтому прежде всего нас не устраивает сам тот факт, что программа принимается правительством, но при этом с теми, чью судьбу она решает, никто всерьез не советовался. Правительству важна только политическая задача - создать впечатление, что найдено решение, записать в актив правительства еще одно достижение, а мнение бедуинов его совершенно не интересовало, поэтому мы с полным правом утверждаем, что программа разработана без учета нашего мнения. Программа Бегина-Правера, которая предлагается в нынешнем варианте, не отвечает нашим чаяниям. В Негеве сегодня 45 непризнанных поселений. Они расположены на тех землях, на которые претендует Государство Израиль. Оно намерено отобрать их и использовать в своих целях для развития региона, строительства дорог и так далее. Но большая часть этих земель - наша земля, она всегда была нашей, еще до создания Государства Израиль - при турках, при британцах - и уже после его создания. Так что мы, коренные жители Негева, никуда с этих земель не уйдем. У многих бедуинов имеются на руках документы, полученные от Земельного управления Израиля в 1972 году, когда Государство Израиль попыталось навести какой-то порядок. Тогда некоторые из нас успели получить документы на землю, но сейчас нам приходится заново доказывать свои права. В судах находится более тысячи двухсот исков на признание собственности на землю, но дела эти не двигаются десятилетиями, так как государство утверждает, что наши документы - поддельные. 


- Ибрагим, речь все-таки идет о том, что надо наконец попытаться найти решение проблемы бедуинских поселений. И теперь, когда такая попытка сделана, в ответ слышны угрозы типа “будем воевать всеми доступными способами”. Может быть, бедуины вообще не хотят, чтобы государство бралось за эту тему?

- Конечно, нет. Бедуины хотят, чтобы проблема наконец была решена, поэтому мы приветствуем сам факт, что государство попыталось заняться поиском вариантов. У нас два основных возражения: мы не согласны на насильственные действия со стороны государства и на переселение бедуинов в те пункты, которые будут определены государством. Мы считаем, что прежде всего необходимо признать те деревни в Негеве, которые до сих пор не признаны. Это первый шаг. А потом уже можно будет говорить о продвижении. 

 
- Но ряд экспертов признают, что предложения Бегина очень щедры, и все истцы, подавшие 1200 исков на признание за ними земель, получат без особых разбирательств хорошие компенсации. В вашей общине отнюдь не все богаты, наверняка кто-то с нетерпением ждет выплаты этих компенсаций. 

- Я считаю, что государство просто пытается соблазнить бедуинов деньгами. Не думаю, что эти попытки пройдут. Большинство не хочет никуда переселяться. Мы не хотим уходить с наших земель, и нынешняя программа ничего не решит.


- Ибрагим, вы прекрасно знаете, что часть непризнанных деревень возникла в последние 20 лет и ни о каких столетиях владения землей здесь сказать нельзя.

- Многие поселения расширяются, это правда, есть естественный прирост населения. Но это не заслоняет проблему в целом. Бедуины не собираются сниматься с насиженных мест и перебираться в другие из-за того что так захотело Государство Израиль. Мы такие же граждане этой страны, наши дети служат в ЦАХАЛе, и мы требуем, чтобы с нашими правами считались. Постоянное пренебрежение правами коренных жителей Негева ведет к тому, что люди разочаровываются в государстве, а это очень серьезно, отсюда и до интифады недалеко.


Мне показалось необычным присутствие русскоязычных представителей среди протестующих, но об этом в следующий раз. 
От редакции. Остается лишь добавить, что у представителей правого лагеря и госчиновников существует несколько иная версия “бедуинской проблемы”. По утверждению сотрудников Земельного управления, на протяжении нескольких последних десятилетий бедуины самовольно захватывали земли в Негеве, создавая на них незаконные поселки. Это создало проблему поистине государственного масштаба, так как незаконные бедуинские постройки вошли в резкое противоречие с генеральным планом развития Галилеи и Негева. Нередко эти поселки располагаются на тех площадях, где планируется проложить автотрассы, водопровод и другие объекты инфраструктуры, а порой даже там, где земля совершенно законным образом была куплена евреями. Когда же государство попробовало покончить с этим беззаконием, бедуины с помощью израильских правозащитников стали обращаться в суды.


Поначалу в качестве доказательства своего права на захваченные земли лидеры бедуинской общины предъявляли документы, которые якобы были выданы им турецкими властями еще до Первой мировой войны. После того как проведенная в Стамбуле экспертиза показала, что документы сфальсифицированы, бедуины и их адвокаты изменили тактику: они стали утверждать, что речь идет о землях, которые те или иные кланы занимали испокон веков без всяких документов, просто в силу традиции. 


Вдобавок ко всему они стали апеллировать к старому турецкому законодательству, запрещающему разрушать дом, в котором семья прожила больше полугода. Любопытно, что некоторые судьи признали эти доводы обоснованными. Не в том смысле, что захваченные земли должны быть переданы в собственность бедуинов, а в том, что государство должно решить проблему бедуинов так, чтобы обеспечить им достойное существование. 


Закон Бегина-Правера, предоставляющий бедуинам огромные денежные подарки и позволяющий им построить дома за цены в 3-4 раза меньшие, чем те, за которые аналогичные дома продаются евреям, их, как видим, не устроил, и они решили начать свою “интифаду”. Теперь все упирается в вопрос, готово Государство Израиль утвердить власть закона или снова, как, увы, уже не раз было, предпочтет пойти на попятную. 

“Новости недели”