Никто не забыт?

В мире
№25 (635)

Наверное, самым страшным днем ХХ века можно считать 22 июня 1941 г.
Не стану напоминать ни о рушащихся городах, ни о ковровых бомбежках, ни горы трупов в концлагерях. Многие еще помнят, многие читали и смотрели фильмы, для многих это такое же далекое прошлое, как нашествие Чингисхана или походы Александра Македонского.
История...
Каждый видит и особенно трактует ее по-своему. Для одних это бессмертный подвиг советских воинов-освободителей, для других – оккупация прибалтийских стран и борьба бендеровцев и РОА (армия Власова) против коммунистов, для третьих - мощный базис дальнейшего благосостояния. Когда за буханку хлеба, стакан сахара и полбутылки растительного масла отдавали семейные драгоценности, картины великих художников, антиквариат...
Прошли годы...
Восторг, с которым когда-то встречали возвращающихся с фронтов солдат и офицеров, поумерился,  потихоньку и незаметно превратился в стандартные ежегодные «чествования ветеранов». С обязательными букетиками красных гвоздик, поздравительными открытками со стандартным типографским текстом и выступлениями орденоносцев перед «подрастающим поколением». Ветераны, как правило, не большие мастаки красочно описывать танковые атаки и бои на безымянных высотах. Поэтому «подрастающее поколение» очень скоро начинало зевать и перешептываться. Сравнение рассказов очевидцев и участников событий явно проигрывало киноверсиям о подвигах разведчика и уж совсем не шло в сравнение с четырьмя танкистами и собакой...
А время все шло и шло... Ветераны старели и умирали. Пенсии не хватало на жизнь, да и выдавали ее нерегулярно.
Удостоверения ветеранов войны, по которым можно было без очереди купить что-то в магазинах (если было что и на что покупать...), вызывали только раздражение людей, стоящих в бесконечных очередях. Да еще эти удостоверения давали право на бесплатный проезд в трамваях и автобусах. Опять-таки если было куда и к кому ездить...
9 Мая, в День Победы, кто-то надевал парадные пиджаки, на которые намертво были привинчены, приколоты ордена и медали, кто-то бутафорские, купленные в военторгах солдатские гимнастерки. Потому что те, настоящие, в которых пришли с фронта, пропитанные потом, запахом сырой окопной земли, давным-давно истлели бы, как бережно их ни храни.
Сколько их осталось?
Считайте сами: если даже предположить невозможное, что все уходили на фронт в 41 году семнадцатилетними мальчишками и девчонками, то в 45-м им уже было по 21 году. А в 2008-м? Даже самым «молодым» сейчас уже хорошо за 80!
За плечами война, тяжелейшие послевоенные годы, бесконечная работа с копеечной оплатой и унизительно-нищенская пенсия. Потом тяжелейший стресс иммиграции, незнание языка, законов и обычаев принявшей их страны и постоянные двусмысленные замечания, что, «не проработав здесь ни одного дня, получили все – от SSI и крыши над головой до хоуматтендентов и бесплатного транспорта к врачу и обратно», еще чего-то требуют!
Да уймитесь вы все и умерьте свое благородное негодование. Не дай Бог, чтобы вам, «благородно негодующим», бесплатный транспорт был нужен только для поездки к врачам! Лучше пешком в гости к друзьям, чем на машине к врачам...
Опять же сколько их осталось, наших ветеранов, в благословенной Америке, в столице мира – Нью-Йорке?
Несколько сотен или еще меньше? Кто знает, кто их считал, кто, кроме оставшихся родственников да соседей, провожал их в последний путь?
На их похоронах не звучит торжественно труба и общественные деятели не произносят речей. И слава Богу, что не произносят. Фальшь нигде так остро не ощущается, как в «торжественных речах».
... Передо мной написанное от руки письмо. Оно будет храниться в редакции, чтобы дотошные правдоискатели при необходимости могли убедиться в его подлинности. У письма есть автор, обратный адрес и даже телефон.
«Уважаемая редакция «Русского базара»!
Несмотря на неважное состояние здоровья, я не могу не написать вам эту небольшую заметку... о забытом ветеране войны...  Ее называют все «бабушка Женя».
Эта скромная простая старушка когда-то была молодой и красивой девушкой, во время войны работала шофером на полуторке, развозила боеприпасы на самые передовые рубежи, сама таскала ящики со снарядами.
В эти майские праздничные дни никто не прислал ей даже открыточку с поздравлением, не вспомнил, что она тоже защищала всех нас от фашистского нашествия.
Я позвонил ей, поздравил с Днем Победы, пожелал счастья и здоровья. Я бы просил свою любимую газету «РБ» включить ее в списки ветеранов войны.
С уважением, ваш читатель и почитатель Иосиф Т...»

Вот такое письмо... Спасибо, Иосиф!
Спасибо за то, что пристыдили нас. Да, нам стыдно, что не в состоянии поздравить КАЖДОГО ветерана, что нет у нас списков всех, кто защищал нас, что повседневная «суета сует и всяческая суета» пеленой покрывает нашу память.
Дорогая наша бабушка Женя!
Дорогие наши ветераны!
Простите нас и поверьте, что вместо забытой открытки мы посылаем вам частицу своего сердца, наш нижайший поклон вам до самой земли! Той земли, на которой живем мы все благодаря вашему бессмертному подвигу!
Пусть каждый прожитый вами день будет наполнен нашей любовью и благодарностью! Мы помним и знаем, что самый страшный день истории ХХ века стал Днем Вашего Великого Подвига!