Пропавший свидетель

В мире
№26 (636)

Многие головокружительные сюжеты, придуманные киношниками, находят подтверждение в российской жизни. Кажется, до сего дня только свидетели не исчезали в ходе судебного процесса.

Суд по делу об убийстве первого заместителя председателя  Центробанка Андрея Козлова начался 3 марта 2008 года. Главный обвиняемый - бывший банкир Алексей Френкель.
По версии прокуратуры, он попросил хозяйку ресторана Лиану Аскерову подыскать людей, которые убили бы Козлова. Она связалась с соседом по коттеджному поселку бизнесменом Борисом Шафраем. Шафрай вместе с предпринимателем из Луганска Богданом Погоржевским передал “заказ” Алексею Половинкину, Максиму Прогляду и Александру Белокопытову.
Андрея Козлова и его водителя расстреляли из пистолетов вечером 13 сентября 2006 года.
С первого же дня процесс пошел не так, как, видимо, хотелось бы стороне обвинения и судье. Он превратился, по сути, в обвинение против самого суда и следствия. Так, зачитывались отрывки из анонимного письма Козлову. Анонима определили, но его имя не назвали.
Само письмо присяжным не показали. Когда оно все же стало достоянием гласности, оказалось, что Френкель там – сотая спица в колеснице, а главные фигуранты – большие люди из политики и бизнеса.
Конфузом завершился и допрос сослуживца Андрея Козлова, заместителя председателя Центробанка Виктора Мельникова. Он заявил, что у Френкеля имелись основания для мести Андрею Козлову. Когда адвокат затребовал показания Мельникова на предварительном следствии, выявилось, что Френкель в них вообще не упоминается. Свидетель рассказывал совсем о других банках, других людях, в том числе о руководителях Центробанка и Московского управления Центробанка, а также о том, что Козлов жаловался: “Достали эти генералы из ФСБ”.
После этого государственное обвинение потребовало сделать процесс закрытым для публики и журналистов. Судья Наталья Олихвер требование покорно удовлетворила. Процесс продолжился в том же духе и направлении.
“Сначала суд, заслушивая свидетелей защиты, удалял присяжных из зала, - утверждает адвокат Руслан Коблев. - Я могу объяснить это только тем, что их показания фактически опровергают всю версию обвинения... Потом суд не разрешил огласить перед ними документы, которые защита считает очень важными”.
Речь о решении арбитражного суда. Из него следовало, что конфликт банка Френкеля и Центробанка разрешен в пользу Френкеля – и у него не было мотива и повода для мести Андрею Козлову.
Как говорит адвокат, судья Наталья Олихвер ввела абсолютно незаконный, беспрецедентный предварительный допрос свидетелей защиты, после которого многие из них не допускаются до выступлений перед присяжными. Почти все вопросы адвокатов снимаются как “несущественные”. Более того - свидетелей защиты перед участием в заседании вызывают в Следственный комитет, проводят очные ставки и требуют подписку о неразглашении.
Тем не менее допрос первого обвиняемого тоже обернулся скандалом. Богдан Погоржевский - ключевая фигура. Именно он будто бы пришел с повинной в милицию и все рассказал.
Однако на суде Погоржевский отказался выступать в устной форме, отвечать на вопросы и попросил зачитать показания, данные им на следствии.
Не знаю, смеялись в этот момент в зале или нет.
Тогда адвокаты подсудимых попросили зачитать все варианты показаний Погоржевского. Их восемь! Но суд ходатайство отклонил, огласили только выдержки, избранные места. Отказ Погоржевского в нормальном судопроизводстве невозможен в принципе: как это так – отказываться от ответов на вопросы?! И означает одно: он боится, что его уличат во лжи, боится запутаться в своих же словах и просит зачитать то, что на бумаге записано. (То, что продиктовали?)
Погоржевский, по его показаниям, в убийстве участия не принимал, а лишь купил и передал пистолеты исполнителям. Стреляли Алексей Половинкин и Максим Прогляд. Александр Белокопытов был шофером. Как известно, они после ареста во всем признались. Однако теперь отказываются. Половинкин заявил, что они втроем, по заказу Погоржевского и Космынина, только следили за Андреем Козловым. Об убийстве узнали на следующий день из выпусков новостей.
Откуда взялся еще один фигурант - Космынин? Кто он такой? Погоржевский от него открещивается. Мол, знать не знаю и видеть не видел. Промелькнули в печати неподтвержденные сведения, что таинственный Космынин, объявленный в международный розыск, имеет или имел когда-то отношение к силовым структурам. Полная неизвестность, усиленное замалчивание его имени в течение двух(!) лет дают основания считать, что так оно и есть.
С каждым днем дело становится запутаннее. Суд завершился (временно) допросом жены Половинкина – Ларисы Половинкиной, ее заявлением: “Оперативники говорили мне: “Дашь нужные показания - будешь жить за границей с ребенком”.
Вот что она рассказала:
“Доставили меня на Петровку, где всю ночь по очереди допрашивали 13 оперативников... Около 10 часов утра привезли в суд в Сокольники. Суд вынес постановление о моем задержании на 7 суток якобы за то, что накануне ночью я (как раз в то время, когда меня допрашивали на Петровке) шла пьяная по улице, нецензурно выражаясь... Нашлись и два свидетеля моего “хулиганского” поведения, которых я, естественно, увидела в суде впервые. При вынесении постановления судья учла, что я вины не признаю и что у меня маленький ребенок. Вместо 12 суток мне дали 7... Каждый день меня переводили в разные камеры, приходили оперативники... Говорили, что мне бояться нечего, что на Леше можно поставить крест. “А мы тебе мужа найдем, получишь премию за помощь в раскрытии преступления, загранпаспорт. Дашь нужные показания - будешь жить за границей с ребенком”... Они говорили мне: “Скажи ему (мужу – Ред.) пусть ведет себя хорошо - или сядешь за наркотики на 5 лет, а ребенка в детдом отдадим”.
На этом заседание суда прервали. Продолжение допроса Ларисы Половинкиной перенесли на следующий день, но в суд она не явилась. Исчезла. Вот уже две недели, как о ней ничего не известно.
А главного обвиняемого, Алексея Френкеля, на 7 суток посадили в карцер. Его адвокат утверждает: это месть за то, что Френкель подал в Следственный комитет заявление о возбуждении уголовного дела против судьи Натальи Олихвер за грубейшие нарушения закона в ходе процесса.
Москва