Не подавитесь, господин сенатор!

В мире
№26 (636)

«Германия – социальное государство». Еще в конце 90-х годов ХХ века это определение полностью отвечало сути действовавшей модели социальной политики Федеративной Республики. Модель эта как таковая сохраняется и по сей день. Но вот ее механизм буксует и разваливается на глазах.
На современном этапе переживает кризис вся прежняя модель социально-экономического развития ФРГ. Налоговое бремя достигает 80 % от дохода населения, высока безработица, носящая хронический характер. При этом уровень государственной помощи нуждающимся крайне невелик.

Почувствуйте разницу

Конечно, бедность в Германии несравнима с бедностью в Африке или в ряде стран Восточной Европы. Но по сегодняшним немецким меркам, пособие по безработице в сумме 312 евро в месяц на человека – это полная нищета (здесь и далее все цифры примерные: в каждой федеральной земле свои ставки, но разница между ними несущественная).
Да, эти 312 евро – только денежная составляющая всего пакета социальной поддержки, которую государство оказывает неимущим. Государство принимает на себя и оплату жилья. Не любого, правда, а только соответствующего установленным нормам по метражу и стоимости аренды (если же занимаемая площадь больше или аренда выше, человеку предлагается в 3-месячный срок найти себе квартиру, «вписывающуюся» в нормативы; невыполнение этого требования влечет за собой прекращение оплаты, и человек оказывается на улице).
То же и с отоплением: по норме затраты на него возместят, а перерасход оплачивай сам - из тех же 312 евро (или мерзни зимой – выбор за тобой). Из них же сам оплати счета за электричество и телефон (или не жги свет и откажись от исходящих телефонных звонков).
В таком же размере пособие начисляется и неработающему супругу безработного. На ребенка-школьника до 15 лет безработной чете выплачивается пособие в сумме 208 евро, и 278 евро - если ему от 15 до 25 лет. При этом все школьные учебники и принадлежности семья приобретает за свой счет.
Еще в конце 90-х годов ХХ века система государственной поддержки неимущих слоев населения была куда щедрее.
Начнем с того, что тогдашние 540 дойчмарок пособия на главу семьи, 432 DM на супруга и 351 DM на ребенка до 14 лет (486 DM на более старшего) по покупательной способности представляли собой намного большую сумму, чем нынешние 312 евро!
Кроме того, раз в определенное время каждому получателю пособия начисляли  деньги на приобретение сезонной одежды (летней – раз, кажется, в два года, зимней – раз в четыре года).
Ежегодно к Рождеству каждому члену семьи безработного начисляли денежный подарок в размере месячного пособия. Компенсировали и затраты на школьные учебники и принадлежности и так далее, и так далее, и так далее. (Прошу только учесть: система социальной поддержки неимущих – как прежняя, так и пришедшая ей на смену, о чем речь пойдет дальше, - невероятно сложна, поэтому я излагаю всё в самой упрощенной форме.)
Не до жиру – быть бы живу!

Но с 1 января 2003 года ситуация радикально изменилась: в стране начались масштабные экономические реформы, рассчитанные на 4 этапа (до 2005 года). Реформы эти получили название Hartz-IV - по имени их автора, бывшего главы кадровой службы концерна «Фольксваген» Петера Хартца, осужденного в 2007 году за коррупцию (см. статью «Двуликая Фемида и двойная мораль в «РБ» № 10/2008). Все вышеперечисленные и другие доплаты были отменены, часть из них вообще упразднили (например, денежный подарок к Рождеству), а оставшиеся суммировали, разделили на исчисленный знаменатель и приплюсовали к ежемесячному пособию. В итоге и получилась нынешняя сумма 312 евро в месяц, из которой на питание предусмотрено ровнехонько 129 евро (прошу эту сумму запомнить, поскольку мы к ней еще вернемся).
Чтобы читателям «РБ», не представляющим реалий немецкого быта, стала более понятна абстрактная для него сумма 312 евро, приведу такой пример: для получателя пособия каждая поездка на трамвае или в городском автобусе (цена билета в один конец 3,30 евро) является роскошью, и он десять раз подумает, ехать ли ему, пойти ли пешком или, если расстояние большое, отказаться от поездки вообще.
Если получатель пособия находится в трудоспособном возрасте (т.е. до 65 лет, когда можно уйти на пенсию), государство требует от него принятия исчерпывающих мер для трудоустройства. «Стимулом» служит и угроза уменьшения размера денежной части пособия: первый раз на 25%, второй раз на 50%, затем следует ее полная отмена (до крайностей, правда, доходит редко, но на четверть снижают сплошь и рядом). Не сказать, что работы нет. Вакансий-то полно, но платят там столько, что человеку  выгодней сидеть на пособии!
И вот Федеральное правительство, озаботившись создавшейся ситуацией, решило ввести в стране минимальную зарплату на уровне 7,50 евро/час. Дискуссия об этом шла давно. Но на прошлой неделе она получила новое развитие. Берлинский сенатор по делам финансов Тило Саррацин заявил, что считает вполне достаточным, если минимальная ставка будет установлена в размере 5 евро/час.
«Саррацинский» наезд

Пост сенатора по делам финансов Берлина по статусу соответствует должности министра финансов в правительстве любой из федеральных земель (Сенатом и называется правительство немецкой столицы). Саррацин состоит в этой должности с 2002 года. За эти годы он зарекомендовал себя авторитетным политиком, к чьему мнению прислушиваются его коллеги в других федеральных землях. В контексте данной статьи это обстоятельство важно, поскольку последняя его инициатива может аукнуться в масштабах федерации.
К циничным, а то и просто хамским высказываниям сенатора в Берлине уже привыкли. За шесть лет пребывания на своем посту он уже столько раз и такого наговорил, что впору издавать цитатник из его изречений.
Впрочем, газета Berliner Morgenpost так и поступила, опубликовав подборку его «афоризмов». Отпускает их сенатор по любому поводу, затрагивающему, по его мнению, интересы возглавляемого им ведомства. Не согласен он, к примеру, с проектом столичного годового бюджета – тут же называет его «антиконституционным» (выходит, его коллеги в Сенате занимаются антиконституционной деятельностью?). Недоволен он действиями студентов, протестующих против введения платного обучения,  – публично называет их «аршлохами» (засранцами). Считает чрезмерной нагрузку на чиновников Финуправления – не находит ничего лучшего, как сказать, что «они воняют», оттого что вечно взмыленные (любопытно, как на это отреагировали его подчиненные, большинство из которых – женщины?..).
А до недавнего времени апогеем сенаторского красноречия считалось его высказывание по поводу и так-то нищенской ставки пособия по безработице.

 «Эти зажравшиеся
безработные»

«Я не вижу большой проблемы в том, если у получателей Hartz-IV вес станет чуть ниже нормального», - цитировала еще в начале февраля с.г. слова Саррацина чуть ли не вся пресса Германии. Заодно приводилось и составленное им дневное «меню социальщика» из расчета 3,98 евро в сутки:

Завтрак: 2 булочки (30 ct.), 25 г джема (6 ct.), 20 г масла (10 ct.), ломтик сыра (25 ct.),  яблоко (24 ct.), стакан сока (30 ct.), 2 чашки чая (10 ct.).
Обед: жареная колбаска (38 ct.), 125 г спагетти (15 ct.), 200 г томатного соуса (40 ct.), пряности и  масло (10 ct.).
Полдник: чашка кофе или йогурт (40 ct.).
Ужин: пол-огурца (30 ct.), 130 г «леберкейзе» (Leberkaese - «колбасный хлеб», колбаса в форме буханки. – С.Д.) (56 ct.) и 200 г картофельного салата (34 ct.).

Итого: 3,98 евро в сутки, при том, что пособие Hartz-IV в Берлине, например, рассчитывается, исходя из затрат на питание по 4,25 евро в сутки. То есть, по Саррацину, берлинский получатель пособия еще и переедает! Тогда, в феврале, это вызвало осуждение даже со стороны его однопартийцев – депутатов от СДПГ.
Словно в ответ на сенаторское «недержание речи», в газете Wolfsburger Nachrihten в те же дни (а это был канун католической Пасхи) появилась такая заметка (привожу ее полный перевод):

«В моем портмоне было 7,39 евро. Зайдя в супермаркет, я взял хлеб (1,10 евро), упаковку колбасы (96 ct.), упаковку сыра (89 ct.), яблоки (2,60 евро), бутылку минеральной воды (1,14 евро) и овощи (1,10 евро). Выкладывая покупки на конвейерную ленту перед кассой, я в уме еще раз все пересчитал и, как мне казалось, денег должно было хватить. Кассирша, пропустив мои покупки через сканер, назвала их общую стоимость: 7,79 евро. Я, заикаясь от волнения, сказал, что такого быть не может. Она распечатала и протянула мне чек – действительно, 7,79 евро, я ошибся.
Чувствуя, что краснею, говорю, что у меня только 7,39 евро. Очередь сзади меня заворчала, кто-то презрительно сказал: «Типичный случай».
«Что типичный случай?»  - обернулся я. Ответа не последовало – все стояли с невинными лицами.
Кассирша начала нервничать: «Вы будете платить?».
Я лихорадочно соображал, от чего мне отказаться. Сзади раздалась еще одна реплика: «Господин внезапно обнищал».
Я снова обернулся и увидел ухмыляющиеся  лица.
«Ну что? – нетерпеливо спросила кассирша. – Вы задерживаете всю очередь».
«Я колбасу не возьму», - ответил я.
Она сторнировала 96 ct., я расплатился и начал складывать покупки в сумку. Руки мои от волнения тряслись, яблоки выпали и раскатились по полу. Я собрал их, часть сунул в карман куртки, часть - в сумку.
Выходя из магазина, я низко опустил голову, надеясь, что меня никто не запомнит. Но я этот день запомню на всю жизнь. Я – редактор газеты Wolfsburger Nachrichten Томас Парр, решивший семь недель прожить на пособие Hartz-IV. Боже мой, до чего же это унизительно!».
Сенаторская «диета»

Некоторое время Саррацин придерживал, говоря словами поэта, «грешный свой язык» за зубами. Но пауза длилась недолго. Когда в начале июня в берлинском Сенате начался новый виток вялотекущей дискуссии по поводу минимальной тарифной ставки, которую предлагается установить на уровне 7,50 евро в час, сенатора вновь обуял демон болтливости: «Пять евро в час, и ни центом больше, - отрубил он с прямотой римлянина. – Это ведь в день получается 40 евро! Да за такие деньги я бы и сам в любой момент пошел работать куда угодно!» - приводит его слова июньский выпуск авторитетного политического журнала Cicero.
Тут снова нужно сделать пояснение для американских читателей. Не спешите умножать 40 евро на среднее число рабочих дней в месяце (22). На 880 евро «грязными» в месяц не то что в Берлине - в германском захолустье не прожить. Все равно потребуется господдержка. Опуская опять-таки весьма сложную систему расчетов, скажу лишь, что реально зарплата 880 евро увеличит доход по сравнению с «чистым» пособием где-то на 160-180 евро. Я не буду задавать некорректный вопрос,  а стоит ли из-за такой прибавки надрываться по 8 часов в день. Скажу одно: сам Саррацин в месяц получает из городской казны - а значит, из средств налогоплательщиков, в том числе и тех, кто тянет семью, «заколачивая» аж по 40 евро в день, - только основной зарплаты (на немецком она имеет официальное название «диета» - Diaet) более 7 тыс. евро. А еще и всевозможные доплаты за заседания в различных наблюдательных советах. Как писала Der Tagesspiegel за 19 июня с.г., среди сенаторов Саррацин – лидер по числу совмещаемых должностей: у него их, ни много ни мало 46 (!). В общем, в месяц на круг набегает «чистыми» тысяч десять. Да и питается он на работе задешево - в служебной кантине, где готовят, как в лучших ресторанах, а цены – ну о-о-очень низкие. Впрочем, пусть себе ест на здоровье. Лишь бы только не подавился, представив на миг, что вместо кусочка сочной свиной отбивной сует в рот щедро политый 40-центовым томат-соусом ломоть «леберкейзе»!
 Опасность «наезда»
Как гласит пословица, «все это было бы смешно, если бы не было так грустно». Я неспроста отметил, что к мнению берлинского сенатора Саррацина прислушиваются в других федеральных землях. Сейчас, когда в связи с галопирующим ростом цен все более актуальным становится вопрос повышения размера пособия Hartz-IV, «саррацинский наезд» вполне может – нет, не получить открытую поддержку со стороны консервативно настроенных политиков. Но он способен создать фон, на котором решение оставить пока все, как есть, уже будет выглядеть чуть ли не благодеянием.
Касается же это «все, как есть» не только безработных, но и получателей так называемого базового пенсионного обеспечения. По сумме оно соответствует месячному пособию по безработице и на эти деньги здесь живет абсолютное большинство из переехавших в Германию с начала 1990-х годов сотен тысяч наших пожилых соотечественников. Да, даже эти гроши им обеспечивают жизнь несравнимо достойнее, чем в нынешней России или Украине, не говоря уж о прочих странах СНГ. Но по немецким меркам это не жизнь, а существование. А с учетом настроений Саррацина и его единомышленников (а их немало, только в отличие от него вслух они не высказываются) рассчитывать на лучшее не приходится.