Архитекторы шутЯт

Наука и жизнь
№26 (636)

Странное дело, высотные здания невиданных форм буквально одно за другим рвутся в небеса в разных уголках земного шара, но многие ли стремятся увидеть эти чудеса архитектуры? Вопрос уже содержит ответ: массы к уникальным новостройкам если не совсем равнодушны, то и особого интереса не проявляют.
А между тем есть на земле дома, пусть несравнимые по масштабам с только что возведенными и строящимися монстрами, зато уже много лет непрерывно притягивающие людей и поражающие их неуемной фантазией своих создателей.
Строения эти сильно отличаются друг от друга и смотреть на них можно по-разному – иногда как на простую шутку, а подчас как на удивительное выражение творческого духа неординарного человека. Их не назовешь шедеврами архитектуры, но равнодушными они не оставляют никого. Хотите убедиться? Тогда взгляните...
Многие страны мира, а с этого года и Америка, ежегодно проводят “День без автомобиля” с целью подвигнуть как можно больше людей пользоваться общественным транспортом или собственными ногами. Беспрецедентное повышение цен на нефть и бензин делает это движение как никогда актуальным. Понятно, никто не призывает совсем избавиться от автомобилей, предлагается всего лишь ездить по необходимости и вообще пореже садиться за руль.
Легче всего последовать этому призыву австрийской семье, проживающей в доме, построенном в Зальцбурге четыре года назад архитектором Маркусом Воглрейтером. Хотя это сооружение стоит на колесах и по виду больше напоминает знаменитого “жука” компании Фольксваген, чем человеческое жилище, оно не нуждается в горючем, не загрязняет окружающую среду и оборудовано всеми видами современной энергосберегающей бытовой техники. И это еще один фактор, кроме оригинальной формы, почему необычный дом привлекает к себе такое внимание.
Как и предыдущий архитектурный курьез, этот американский дом в графстве Йорк, штат Пенсильвания, своей формой так же напоминает о движении и так же, как тот, неподвижен. В этом ботинке не ходят, в нем живут. Живут со всеми удобствами, поскольку на пяти уровнях в нем размещаются три спальни, две ванных, кухня и гостиная. Построенный в 1948 году, он был рекламным трюком короля обуви Мэлона Хайнеса. Проданный после его смерти дом поменял нескольких хозяев пока не превратился в музей “Волшебник обуви”.
Если можно жить в ботинке, почему нельзя работать в... корзине? Не знаю, так ли рассуждал глава компании Longaberger Basket Co., но, придавая своей штабквартире форму самого популярного вида своей продукции, он, как и Хайнес, действовал с рекламными целями. Ну а то, что это “изделие” в Ньюарке, штат Огайо, в 160 раз больше “оригинала”, имеет в высоту семь этажей и более восьмидесяти окон по всем четырем сторонам, показывает лишь масштабы амбициий заказчика. Зато, как говорят местные жители, ночью вид на эту самую большую в мире “рыночную корзину” поистине захватывающий. Да что там местные жители! Она и из космоса должна смотреться не хуже. Но об этом нужно спросить астронавтов или гостей с какой-нибудь другой планеты.
Я был голоден, и потому первое, о чем подумал при виде открывшегося перед нами игрушечного замка в испанском городе Фигейрос, была... яичница. Почему великий сюрреалист Сальвадор Дали украсил подаренный своей жене замок крупноразмерными яйцами, я так и не узнал, но первое впечатление запомнилось надолго. Жена Дали Гала, в честь которой была названа башня Torre Galatea, жила в замке одна, муж мог приезжать сюда только с её письменного разрешения. Здесь Галу и похоронили, доставив в нарушение закона мертвой, завернутой в одеяло и посаженной на заднее сиденье кадиллака, рядом с сестрой милосердия. Договорились: если машину остановит полиция, скажут, что женщина умерла по дороге в клинику... Кадиллак с восковыми фигурами внутри до сих пор щекочет нервы посетителям замка, превратившегося впоследствии в музей-театр Дали.
Автор и единственный строитель этого экстраординарного примера наивной художественной архитектуры французский почтальон Фердинанд Шеваль называл свое творение “Идеальным дворцом”. Начав в революционном 1879-м, он возводил его в свободное от разноски почты время целых тридцать три года. Расположенное рядом с его домом в местечке Нотерив в 800 километрах от Парижа сооружение из связанных гипсом, известковым раствором и цементом камней, до сих пор привлекает к себе французов и туристов, поражающихся неистощимой изобретательностью простого увлеченного человека.