Ах, Нью-Йорк, мой Нью-Йорк... (продолжение)

Ах Нью-Йорк, мой Нью-Йорк...
№32 (328)

Новые материалы способствовали воцарению новой эстетики. Высокопрочные сорта стали делали каркасы легче и усовершенствованее; появились следом навесные панели наружных стен из штампованного стекла. Здания стали приобретать строгие геометрические формы. Эра украшательства уходила в прошлое. Как уходили в легенду основатели корпораций, яркие личности с “лица не общим выраженьем”, накладывающие свой индивидуальный отпечаток на здания своих офисов, не зря они носят имена собственные.

На смену им пришли корпоративные акционеры, нанимающие профессиональных менеджеров. И пришла стилистика обезличенной функциональности, этакий интернациональный стиль. Но всё-таки среди этой общей массы появлялись строения, до сих пор вызывающие и неподдельный интерес, и уважение, и чувство благодарности к их создателям.

Во всех путеводителях и архитектурных каталогах это здание на пересечении Бродвея, Пятой Авеню и 23 стрит значится под не очень элегантным прозвищем “Утюг”. И действительно, выстроенное в далёком 1902 году 22-этажное здание напоминает сей немудреный домашний агрегат. Участок для застройки был так мал, а жадный заказчик требовал здание повышенной этажности, что многие архитекторы отказывались от работы. И только Даниел Бернхэм принял заказ. Получилось удивительной красоты здание, издали похожее на плывущий океанский лайнер. Этой иллюзии способствуют стены, местами незаметно и плавно изгибающиеся. Это был один из первых высотных домов, где использовался стальной каркас, на который навешивались панели. Праздничный вид ему придают выступы, ниши, колонки, балкончики и высокие “венецианские окна”, расположенные под самой крышей. Иногда его ещё называют домом с самым узким фасадом - всего 3 метра!

И всё же самым знаменитым из небоскрёбов Нью-Йорка является Эмпайр стейт билдинг, названный так в честь штата Нью-Йорк, который, в свою очередь, носит прозвище “имперский”. В холле этого здания 8 цветных панно, на них изображены семь чудес света (пирамиды, сады Семирамиды, гробницы, мавзолеи т.д.), ну а на восьмом - силуэт Эмпайр стейт билдинга!

Вот так, “восьмое чудо света”, ни больше ни меньше!

И действительно, поражает оно и по сей день. Можете себе представить, что испытывали люди, пришедшие на Пятую Авеню между 33 и 34 стритами на открытие этого небоскрёба 1 мая 1931 года. Поражали прежде всего размеры: 102 этажа, высота -381 метр, общий вес 331.000 тонн, лестницы в 1860 ступеней. Ежедневно на работу в офисы могут прийти 15 тысяч человек. Но бог с ними, цифрами. Здание это долгое время было символом не только Нью-Йорка, но и всей страны, зримым воплощением её мощи, могущества и размаха.

Его устойчивость и надёжность прошли проверку временем. В 1945 году из-за густого тумана в 79-й этаж врезался двухмоторный бомбардировщик. Погибло 14 человек, ущерб составил миллион долларов. Но Эмпайр стейт билдинг устоял, и строителям не пришлось даже укреплять его основу. В 1955 году он был назван одним из семи инженерных чудес Западного полушария. Вобщем-то, если честно, то “рабочими”, занятыми под офис, являются только 86 этажей. Там же, на 86-м этаже, и находится смотровая площадка, откуда открывается бесподобный вид на весь Манхэттен. До 102-го этажа был подстроен грандиозный шпиль, задуманный сперва как место швартовки дирижаблей. Но случилось это только один раз, и, убедившись в опасности этого эксперимента, от идеи отказались. В 1964 году была установлена мощная осветительная аппаратура, которая и по сей день подсвечивает верхушку здания, окрашивая его в разные цвета.

В 1933 году вышел на экраны фильм “Кинг-Конг”, драматичный рассказ о влюблённой в героиню огромной обезьяне. В одном из эпизодов она лезет на верхушку Эмпайр стейт билдинга, а самолёты, как мошкара, вьются вокруг, расстреливая несчастное животное. Снимался фильм, естественно, в Голливуде, где и был выстроен очень удачный макет небоскрёба. Фильм этот прибавил ещё больше славы Эмпайр стейт билдингу.

Поражали современников и темпы строительства: каждые десять дней появлялись 14(!) новых этажей. В разгар работ на стройке трудились одновременно 3.500 человек. Установлено два рекорда: строительство было завершено на 45 дней раньше планового срока и стоимость работ оказалась в итоге на 5 миллионов долларов меньше. То есть фактически строительная фирма вернула заказчику миллионы.

Когда я об этом как-то рассказал группе московских строителей, они не поверили. “Ну, раньше срока...с кем не бывает, - резюмировал руководитель туристской группы, - но чтобы деньги не взять?! Они, что, дураки, эти американцы? - Да, нет, - объясняю, - вовсе не дураки. Просто это был 1931 год, самая кульминация поразившей страну депрессии. Заказов мало. Безработица. А весть о таком благородном, архичестном ведении дела мигом разнеслась по стране. И естественно, если и были какие-то заказы строительные, то они прежде всего предлагались создателям Эмпайр стейт билдинга. Так что можно рассматривать сей жест как крупное и удачное вложение в рекламную кампанию”.

Мои строители призадумались, а затем, один из них, плановик треста, решительно отрезал: “Нет, Мишаня, вот если надо было бы смету вдвое увеличить, так мы за милую душу за пару часов сварганили. А чтоб деньги отдать да ни за какую рекламу. Душа наша просто не позволит!” И все дружно зааплодировали своему товарищу. А я, в очередной раз, задумался над разностью наших менталитетов. И почему-то, когда смотрю на его величественный силуэт, вспоминаются строки из песни моей молодости, которую на вечеринках распевали под гитару: “Эмпайр стейт билдинг, 102-й этаж, там буги-вуги лабает джаз”. Но даже в самом фантастическом сне мне ни разу не привиделось, что я буду показывать в Нью-Йорке это фантастическое здание.

А джаз здесь, кстати, не “лабают”, за этим делом лучше съездить в Гринич-Виллидж.

Но даже всемирная слава Эмпайр стейт билдинга слегка померкла, когда в 1976 году взметнулись ввысь башни-близнецы Всемирного торгового центра. Решение о строительстве Всемирного торгового центра было принято в 1960 году. Дело в том, что Нью-Йорк, признанная банковско-финансовая столица мира, в XX столетии каждые 20-30 лет нуждался в расширении производственных площадей, на которых производился товар, пользующийся неизменным спросом! Здесь делали Деньги! И возникали они стремительно, отличаясь друг от друга только названиями и архитектурой. Суть же оставалась
неизменной: везде ковали что-то зелёненькое! В отличие от нашей Родины, где больше “ковали чего-то железного”. Отсюда и разница в качестве жизни.

Темпы появления таких центров к концу столетия ускорились: через 10 лет рядом со Всемирным торговым центром вознеслись корпуса Всемирного Финансового центра.

Задача перед зодчими Всемирного торгового центра была поставлена сложнейшая: на выбранном для строительства месте в исторической нижней части города размещались банки, магазины, рестораны... И всё это необходимо было сохранить. В конкурсе победил проект японского архитектора Минору Ямасаки, который и предложил выстроить две 110-этажные башни высотой в 405 метров каждая. Ещё на стадии проекта они получили прозвище “Близнецы”, которое и закрепилось за ними естественным путём: по-иному их не называли.

Но самым интересным и плодотворным было предложение архитектора возвести над башнями и магазинами мощную крышу, которая и была бы площадью перед башнями. Так что получился целый подземный городок. Был умело использован и рельеф местности: она понижалась к реке Хадсон-Ривер.

По краям площади возведены были 4 корпуса из чёрного металла и тёмного стекла, как бы заключающие в объятиях сверкающие серебристые башни. Седьмой корпус был возведён через улицу и соединялся коридором. Всё это напоминало декорации из голливудских фильмов о будущем. И не зря Всемирный торговый центр многие считали архитектурой XXI века. Всё это рухнуло в одночасье. 11 сентября 2001 года. (В этот злосчастный день я должен был к 11 часам утра подняться с группой туристов на крышу одного из близнецов, где была оборудована специальная смотровая площадка. Если бы самолёты прилетели попозже...). Погибли не только люди (а это самая горькая и ужасная потеря!), но и многие произведения искусства, украшающие Торговый центр.

В одной из брокерских контор хранилось несколько скульптур великого Огюста Родена. Под руинами оказалось огромное живописное полотно испанского художника Хуана Миро, посвященное именно Центру. Сгорел деревянный барельеф “Небесные врата. Нью-Йорк” американской художницы Луизы Невельсон, нашей соотечественницы, ребёнком привезенной в Америку из Киева. Этот горестный список можно множить и множить.

Чуть больше повезло бронзовой “сфере” Фрица Кёнига, которая венчала фонтан посреди площади. Помятая, пробитая в нескольких местах, она всё же уцелела и установлена была на территории Баттери парка в память о трагедии. Конечно же, место это будет застроено, конечно же, возведут там мемориал достойный памяти безвинных жертв.... Однако башен больше не будет.

Но город растёт, хотя и меняется его силуэт. Сейчас в Нью-Йорке свыше 1000 небоскрёбов! Более 20 из них входят в список 100 самых высоких зданий в мире. Недавно три здания получили статус памятников архитектуры. Одному из них едва исполнилось 30 лет! Это 38-этажный офис телевизионного гиганта Си-би-эс на вест 52 стрит, детище всемирного архитектора Эро Сааринена. Кстати, это единственный небоскрёб в его творческой коллекции. Облицованный тёмно-серым гранитом и закованный в тёмные стёкла, он получил название “Чёрная скала”. Город рвётся ввысь!

Великий французский архитектор Ле Карбузье как-то сказал: “Глядя на вечернюю панораму Нью-Йорка, я подумал, что это Млечный Путь, опустившийся на Землю!”

Часть 22. Mосты повисли над водами...

Вернуться к оглавлению