НЕ ПРОСИТЬ, а требовать!

Америка
№28 (638)

Недавно я узнал о событии, которое меня поразило. В борьбу с нью-йоркской властью вступила группа русскоязычных родителей, которые воспротивились решению закрыть школьную программу для одаренных детей. Родители победили, программа осталась нетронутой.
Судя по тому, что об этом сообщили некоторые наши СМИ, они тоже посчитали, что произошло нечто из ряда вон выходящее. Люди возмутились, высказали свои требования и добились своего.
Могу с уверенностью сказать, что ситуаций, когда власть совершает действия, вызывающие протест у тех, кого эти действия касаются, достаточно много. Это не только неправильные решения о закрытии школьных программ, сокращение количества доступного жилья в городе или спекулятивное повышение цен. Это прямые нарушения властью законов и правил.
О том, как реагирует каждый конкретный человек, остается неизвестным, т.к. СМИ обычно об этом не пишут. Иногда они удостаивают своим вниманием правозащитные действия организованных групп людей. Тем более русскоязычные СМИ. Что же касается наших многочисленных ассоциаций, коалиций, объединений, советов, центров, то их активность сводится только к проведению праздников, годовщин, фестивалей, ярмарок, чествований, встреч с влиятельными людьми и различных других мероприятий лоббистского или рекламного характера.
Руководители таких групп стремятся договариваться с представителями власти или в лучшем случае - просить. Они предпочитают  просто уходить от острых злободневных тем, чтобы не портить свой имидж и не кусать руку, которая кормит. В кои-то веки много лет назад организовали Марш на Вашингтон, так до сих пор этим хвастаются. Именно поэтому недавний эпизод, о котором говорилось выше, воспринят как нечто выдающееся.
На самом деле это совсем не так. Достаточно грамотные и уверенные в себе люди решили проверить бюрократию на прочность и убедились, что если не просить, а требовать, то можно добиваться успеха.
Когда в Старретт-сити возникла угроза массового протеста афро-американских жителей этого района против угрожающей их благополучию сделки владельцев жилья, власти предпочли сыграть роль ходатаев за права нанимателей, надавили на ледлордов и добились удовлетворительного соглашения.
Но что делать, если власть обидела, а за вашей спиной нет ни ассоциации, ни коалиции, ни массового протеста. Если у вас нет денег на адвокатов, а бесплатные в 99 случаев из 100 не хотят вам помочь. Конечно, иногда, фактов малозначительных правонарушений становится слишком много, они затевают «класс-экшн». Но в большинстве своем эти дела тянутся годами, кончаются соглашениями с властями, да и использовать их результаты в аналогичной ситуации человек без адвоката все равно не сможет.
И все-таки не стоит опускать руки  Америка все же еще правовое государство, а настойчивость в сочетании со смелостью и грамотностью приносит нужные плоды. Всегда находятся люди, способные, когда нет надежды на помощь со стороны, действовать самостоятельно и  добиваться своего.
«Не верь, не бойся, не проси» - их девиз. Они умеют разговаривать с властями требовательным тоном, способны изучить законы, правила, инструкции,  написать обоснованную жалобу и, наконец, отправиться в суд, без адвокатов, воспользовавшись тем, что в стране существует влиятельное движение в поддержку людей, действующих «Pro Se». С таким истцом представителям власти договориться куда как труднее, чем с представляющим его бесплатным адвокатом, зарплата которого этой же властью и определяется.

Обычно сами эти люди о перипетииях своей борьбы не рассказывают. Им реклама своих побед и тем более  поражений не нужна. Поэтому попробую очень коротко рассказать об одной истории, которая, может быть, покажется интересной и послужит примером того, как можно не просить, а требовать на практике. Начало у этой истории такое же, как у многих, кто проходил процедуру получения американского гражданства. А вот окончание существенно другое.
 Пожилые супруги-ньюйоркцы одновременно подали документы на получение гражданства. Однако, через довольно длительный промежуток времени приглашение на экзамен иммиграционная служба прислала только жене. Мужу оставалось только ждать, и срок ожидания был неизвестен. Он попытался традиционным способом выяснить, почему оказался не вместе с женой, чиновники иммиграционной службы не собирались перед ним отчитываться.
 Тогда муж без всяких адвокатов подал жалобу в федеральный суд. Естественно, ответчиком в деле оказалась бывшая в то время начальница СИН. А защищать ее по долгу службы должен был федеральный прокурор. Началась длительная процедура рассмотрения судебного дела, где истцу пришлось воевать с прокурорами.
Судья, к счастью, оказался приверженным закону, но ему не хотелось выносить решение, осуждающее представителя власти. Поэтому он дал понять прокурорам, что требование истца надо удовлетворить еще до вынесения вердикта. Так оно и произошло.
Но пока это дело тянулось, истцу пришлось столкнуться с властью еще раз. Дело в том, что у него был малолетний внук, которому длительное время СИН не присылал грин-карту. Приходилось постоянно обращаться туда с паспортом внука и продлевать временную грин-карту.
И вот наш истец в очередной раз появился на 11-м этаже известного в Нью-Йорке здания СИН и отдал клерку паспорт внука на продление грин-карты. Там было много народу, и все в ожидании сидели в креслах. Он тоже сначала сел, но когда прошло два часа, встал и решил постоять.
Клерк предложил ему сесть, истец не согласился и продолжал стоять. Клерк повторил требование, но наш герой не согласился.
Тогда в офис вызвали трех полицейских. Они предложили непокорному просителю покинуть здание. Когда он вместе с полицейскими вышел на улицу, тот потребовал, чтобы ему вернули паспорт внука. Кто-то из полицейских вынужден был подняться на 11-й этаж, чтобы забрать паспорт и вернуть его истцу.
После этого наш герой немедленно направил федеральному судье описание инцидента. Что-то за кулисами власти сработало. И через пару дней от СИН пришло приглашение снова посетить 11-й этаж.
На этот раз его не заставили долго ждать. Весьма ответственный чиновник СИН собственноручно под диктовку истца заново заполнил все необходимые бумаги, чтобы грин-карта внуку была отправлена без задержек. Через два месяца она была получена.
Тем временем наш герой успел сдать экзамен на гражданство, после чего судья вынес вердикт о закрытии дела ввиду его внесудебного разрешения. И волк оказался сыт, и овцы целы. Ответчица никакого наказания так и не понесла.
Между прочим, об обращении нашего героя в суд (в жалобе шла речь также и о безобразиях с отпечатками пальцев) знали здешние активисты, постоянно обращающиеся к властям с просьбой помогать иммигрантам, но ни один из них даже пальцем не пошевелил.
Трудно сказать, сможет ли эта абсолютно правдивая история послужить примером для других. Но людей, стремящихся стать гражданами США и запутавшихся в дебрях бюрократии иммиграционной службы, очень много. За те годы, которые прошли со времени той истории, многое изменилось в работе СИН. Она даже успела поменять название. Отпечатки пальцев теперь, например, делает компьютер, а не клерк с черной краской.
Волокита продолжает существовать. Может быть, кому-то она так надоест, что он решит за себя захочет повоевать. Пусть тогда вспомнит о рассказанной истории. В конце концов, «если ты не за себя, то кто же за тебя?».

Заметьте, уважаемые читатели, что автор статьи «Не просить, а требовать!», рассказывает о парадоксальных по своей сути ситуациях. О БОРЬБЕ отдельных граждан, с организациями, созданных специально для ПОМОЩИ этим самым «отдельным гражданам».
О чем это говорит?
Только о том, что давным-давно произошло ПЕРЕРОЖДЕНИЕ, организации работают САМИ НА СЕБЯ, а мы с вами, только досадные помехи. Чего-то требуем, чего-то добиваемся, мешая людям спокойно перекладывать бумаги с места на место, в перерывах между поглощением кофе и обсуждением прошедших футбольным матчей.
Берусь  с известной достоверностью утверждать, что подавляющее число ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИИ, давно перестали служить государству, т.е. нам с вами.
Они служат не государству, а некой СИСТЕМЕ.
В которой демократические ценности переросли в БЮРОКРАТИЧЕСКИЕ ценности.
Когда во главу ставятся не интересы отдельно взятого человека, а интересы бюрократической системы.
Когда ни инструкция или правило – для человека,
А человек – для исполнения инструкций и правил.
Таковы законы СИСТЕМЫ.
Об этом – материал «Бороться и искать, найти и... сильно стукнуть!»

А. Сергеев

БОРОТЬСЯ И ИСКАТЬ, НАЙТИ И... СИЛЬНО СТУКНУТЬ! (Тем, что нашел...)

В любой, самой совершенной, самой защищенной Системе, спрятаны, тщательно замаскированы способы борьбы с этой системой.
Мы все живем в СИСТЕМЕ.
В Системе законов, запретов, ограничений, взаимоотношений.
Как утверждают классики, Свобода – это осознанная необходимость!
Смею дополнить, что «осознанная необходимость» ПОДЧИНЯТЬСЯ тем многочисленным и, порой, бессмысленным ограничениям, которые накладывает на человека СИСТЕМА, в которой он живет.
Именно поэтому, адвокаты – большие знатоки и эксперты всех СИСТЕМНЫХ нюансов, столь популярны и востребованы обществом.
Именно они, адвокаты, ищут и находят способы не как обойти СИСТЕМУ, - это бессмысленно, а, как победить, или нейтрализовать СИСТЕМНЫЕ барьеры. Как найти тайные, скрытые проходы в «минном поле» всевозможных ограничений.
Но, если справедливо утверждение, что «незнание законов не освобождает от ответственности», то не менее справедливо и другое утверждение. «Знание законов, помогает в борьбе с законами!».
Я бы мог привести сотни, тысячи примеров, как люди, которым «не лень связываться с СИСТЕМОЙ», которые не боятся попробовать «пробить головой стенку» боролись и ПОБЕЖДАЛИ!
Не стану углубляться в хитросплетения законов и приводить примеры судебной практики. Случаев, в которых высококвалифицированные адвокаты, играя на двусмысленности формулировок и мелких нарушений следственных действий, доказывали «не доказанность» (простите за тавтологию...) предъявленных их подзащитному обвинений. Подчеркиваю, – доказывали НЕ НЕВИНОВНИСТЬ, а именно, НЕДОКАЗАННОСТЬ. Чувствуете разницу?
Приведение подобных примеров требует слишком много времени и больших газетных площадей.
Я приведу парочку повседневных, самых обыденных случаев, с которыми каждый из вас, уважаемые читатели, сталкивался или может столкнуться каждый день.
Итак, многоэтажный жилой комплекс. Висит объявление, что «деливери», т.е. доставка крупногабаритных вещей (мебели, телевизоров, кондиционеров и т.п.) через общий вход в «лабби» запрещена!
Только через «бейсмент», подвал.
Некий человек, проживающий в этом доме, погрузил в ДЕТСКУЮ КОЛЯСКУ несколько упакованных, заклеенных скотчем коробок (неважно, что именно находилось внутри коробок...) и, в таком виде прошествовал к лифту. По дороге он напоролся на представителя менеджмента этого дома, который, увидя, как жилец перевозит коробки, предупредил его, что он будет оштрафован за нарушение правил «деливери».
Спустя пару дней, от менеджмента пришел тикет на 150 долларов за нарушение внутренних правил данного жилого комплекса.
Жилец не поленился найти четкое определение слова «деливери», а заодно выяснил, регламентировано ли содержимое детской коляски. После этого, он явился в менеджмент и потребовал предъявить ему видеозапись с камеры наблюдения, на которой ЗАФИКСИРОВАНО нарушение им правил.
Естественно, на записи было видно, что он сам вез детскую коляску, в которой находились какие-то коробки.
Жилец ПОТРЕБОВАЛ ОТ МЕНЕДЖМЕНТА ОФИЦИАЛЬНОГО ДОКУМЕНТА, в котором сказано, что
А). Перевозка в детской коляске коробок запрещена;
Б). Четкое определение понятия «деливери» (доставка товара представителем продавца, или самостоятельный «принос» своих покупок);
В). Перечень товаров и размеры упаковки этих товаров, трактующиеся менеджментом, как «крупногабаритные»
Как, по-вашему, уважаемые читатели, менеджмент смог предоставить подобные документы?
Естественно, нет.
Тикет был аннулирован.
Однако, и это не конец.
Жилец ПОТРЕБОВАЛ от менеджмента КОМПЕНСАЦИИ затраченного времени, а также компенсации за МОРАЛЬНЫЙ УЩЕРБ, мотивируя этот ущерб тем, что несправедливо выписанный тикет, «подорвал его доверие» к руководству жилого комплекса.
Хотите, верьте, хотите, – нет, но менеджмент ВЫПЛАТИЛ ЖИЛЬЦУ 10000 долларов.
Не думаю, что в дальнейшем представители менеджмента рискнут «связываться» с этим жильцом.
ВТОРОЙ ПРИМЕР:
Любой водитель знает о существовании знаков ограничения скорости на хайвэях. Но, далеко не каждый знает, что тикет, полученный за превышение скорости, может быть выписан ТОЛЬКО в том случае, если превышение скорости было определено специальным прибором – радаром. А не «на глазок», полицейским.
Притом, показания этого радара, считаются НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ, если он НЕ БЫЛ ПРОТЕСТИРОВАН И ОТКАЛИБРОВАН В ДЕНЬ ВЫПИСКИ ТИКЕТА.
Я уже, как-то писал о том, что получил тикет на почти 300 баксов «за превышение скорости» от полиции Коннектикута. Полицейский утверждал, что я ехал со скоростью 85 миль в час, а я, что меньше 60. Он преувеличил, я - приуменьшил. Радара у полицейского не было. Все – «на глаз», все – «на основании опыта». Обычная «полицейская охота» на водителя из другого штата. Кому охота «пилить» пару часов из Нью-Йорка в Коннектикут, отбивать несправедливый тикет...
Потребовал предъявить показания радара и подтверждение о том, что радар был протестирован в день выписки тикета.
Тикет я не оплатил по сегодняшний день, и платить не собираюсь.

Как я уже говорил, аналогичных примеров можно привести массу.
Всегда имейте в виду, что все ограничения и правила придуманы людьми.
Которые далеко не всегда умнее вас.
Анатолий, 50 лет
У нас были проблемы с компанией State Insurance Fund (принадлежит штату). Сотрудник перепутал наши стейтменты с какими-то другими, не удосужившись тщательно сверить документы. В итоге, нам пришёл огромный билл, который необходимо было оплатить. Я позвонил в компанию, объяснил ситуацию, и меня попросили послать необходимые документы по факсу. Через неделю перезваниваю и спрашиваю, что с моим делом. Отвечают: «Никаких документов по факсу компания не получала». Поскольку я работаю в двух блоках от этой компании, то предлагаю занести документы лично. Принёс, оставил, попросил секретаря связаться с необходимым человеком. Через два дня звоню, а мне опять отвечают, что никаких документов компания не получала. Я вновь отправил документы по факсу. После третьей попытки компания их наконец-то получила и пересчитала стейтменты. В общей сложности переговоры со State Insurance Fund заняли 10 – 12 часов времени и растянулись на полтора месяца. 
Произошедшее говорит о том, что у работников компании нет ответственности. Бороться с ними можно только двумя путями: написать жалобу (нужно выяснить, куда именно) или подключить к делу супервайзера (я последовал именно так). 
Бесспорно, сложная бюрократическая система, усложняющая компромисс между продавцом и покупателем, лендлордом и жильцом, начальником и работодателем – это не только следствие незнания «маленьким человеком» своих прав и обязанностей, но и некая иммигрантская пассивность, свойственная многим из нас. Один закроет глаза на бракованную метрокарту, купленную за $10, другой простит продавца гросери, обсчитывающего клиентов на несколько центов, третий даже не поинтересуется, почему банк взял с него $20 сверху за использование аккаунта. Да и зачем все эти разбирательства? Лучше махнуть рукой и жить дальше...
Экспресс-опрос, проведённый среди читателей «РБ», показал, что большинство людей, столкнувшихся с твердолобой бюрократической системой, руководствуется принципом «лучше синица в руке, чем журавль в небе», и предпочитают не принимать попытки доказать свою правоту. Однако нашлись в рядах наших читателей и такие, кто не поленился поднять «бунт» против системы. Публикуем наиболее интересные мнения на этот счёт:  
Ирина, 54 года
Я работаю начальником в городском департаменте. К сожалению, система построена таким образом, что городского работника невозможно уволить. Для этого нужны очень веские причины, вроде обвинения в сексуальном домогательстве (sexual harassment). В частных компаниях, как известно, для увольнения не требуется веских причин. К человеку просто подходят и сообщают, что с завтрашнего дня он не работает.
Честно признаюсь, лично я эту систему победить не могу. Когда идёт layoff (сокращение), то в первую очередь компании избавляются от работников, которые пришли последними. Те же, кто «сидел» на своих местах по 25 – 30 лет, остаются. Однако, как правило, именно «старые» сотрудники являются «балластом» для городских компаний. Они никогда ничему не переучивались и давным-давно подзабыли о своих обязанностях.
Михаил, 26 лет
У меня несколько недель ушло на то, чтобы отправить неисправный лап-таб на гарантийный ремонт. Сначала сотрудники технического отдела Hewlett Packard (HP) пытались обвинить меня в том, что я сам виноват в поломке компьютера. Для этого мне задавали наводящие вопросы, вроде «не было ли на улице грозы во время поломки», «не проливали ли вы жидкость на клавиатуру» или «не находился ли компьютер долго на солнце». Когда я всё-таки убедил работников в том, что поломка произошла не по моей вине, они предложили отправить компьютер из Нью-Йорка в калифорнийский сервисный центр за свой счёт (порядка $30). Я возмутился и напомнил о существующей гарантии. Почувствовав, что клиент не остановится ни перед чем, мне выслали специальную коробку с марками (!) прямиком из Лос-Анджелеса. В этой коробке я и отправил сломанный лап-таб. Естественно, бесплатно. В процессе ремонта с меня пытались содрать несколько сотен за «детали, гарантия на которых не распространяется», однако мне всё-таки удалось выйти победителем и не потратить ни одного доллара.
Самое неприятное в переговорах с такими корпорациями как HP – это ожидание на телефонной линии, которое может затянуться на несколько часов. Это своеобразное психологическое воздействие на клиента, так сказать, проверка на прочность.
Яна, 30 лет
Я почти два года воевала с иммиграционной службой USCIS, которая потеряла все мои документы на грин-карту. Сначала мне отвечали, что «кейс находится в процессе рассмотрения», а потом неожиданно сказали, что «никаких документов от вашего имени мы не получали». Пришлось обратиться к опытному адвокату, который взял на себя переговоры с иммиграционной службой. Тяжба сопровождалась «письменной войной» в ходе которой нам удалось выяснить куда пропали документы, и даже кто именно виновен в их пропаже. Оказалось, что кабинет, где хранились документы, был опечатан (по какой причине неизвестно) и входить внутрь никому не разрешалось.
В конечном итоге, грин-карту я всё-таки получила, а услуги адвоката оплатила USCIS. Жаль, что деньги за моральный ущерб с иммиграционных работников взять не удалось...