ПРЕКРАСНОМУ ПРЕДЕЛА НЕТ. Haute Couture

Досуг
№28 (638)

Частенько, можно прочитать, что мода “от кутюр”, или Высокая мода,  - исчезающая натура, что она или умерла, или умирает. Это говорят и журналисты, и сами кутюрье. Так ли это или больной продержится еще несколько столетий и переживет нас с вами, покажет время. Пока же посмотрим, что скрывается за пафосными и завораживающими словами “от кутюр”?
Спору нет, число домов мод, создающих коллекции “от кутюр”, за последние 50 лет сократилось существенно, но этот процесс начался намного раньше -со времен окончания Второй мировой войны. Изменилось общество: роль аристократического слоя в жизни различных стран стала менее влиятельной, заметной, менее интересной для широкой публики. И соответственно изменилась Высокая мода.
Но несмотря на затянувшийся кризис, у нее ныне есть все шансы выжить - благодаря и высоким ценам на нефть, и новым “русским”, и “новым азиатам”, которые, как поведал прессе Карл Лагерфельд, заказывают у него до 35 моделей в год...
СУЩЕСТВЕННАЯ РАЗНИЦА
Что же скрывается за словами “от кутюр” или “Высокая мода”? Тут существует некоторая путаница: журналисты именуют ими все что угодно, в том числе и недели моды прет-а-порте (готовая одежда, фр.), и коллекции самопровозглашенных “кутюрье”. Слово “кутюрной” к месту или нет используют в рекламе, называя так любую ручную отделку, даже самую простую.
Но мы должны запомнить: между прет-а-порте, пусть даже класса “люкс”, и Высокой модой существует непреодолимая пропасть.
Прет-а-порте - это массовая одежда, сшитая по одним и тем же выкройкам в ограниченном количестве, она продается в фирменных или мультибрендовых бутиках. Высокая мода - это индивидуальный пошив по снятым для конкретной клиентки меркам.
Высокая мода - это мода не для всех, а лишь для весьма узкого круга супербогатых людей, которые с легкой душой платят очень высокую цену за единственное в своем роде платье. Сравните: вечернее платье из линии “прет-а-порте де люкс” может стоить до $10000, а платье “от кутюр” - зашкаливает за $100000 долларов. Говорят, что некоторые эксклюзивные творения домов “Кристиан Диор” или “Валентино” достигают в цене $200000. Я не удивляюсь...
Монополией на термин “Высокая мода” обладает лишь Франция, где в 1868 году был создан “Парижский синдикат (палата) Высокой Моды”, входящий ныне в “Федерацию Высокой моды, прет-а-порте и создателей моды”. Принадлежность к Дому Высокой моды во Франции определяется законом. Список Домов, приписанных к Синдикату,  утверждается специальной комиссией при Министерстве промышленности Франции. В него входят Дома Высокой моды, отвечающие определенным требованиям и находящиеся во Франции. Иностранные дизайнеры, даже такие именитые, как Валентино, могут быть лишь членами-корреспондентами Синдиката.
Французская “Федерация Высокой моды и прет-а-порте” была создана в 1973 году, она является высшим исполнительным органом всех входящих в нее организаций. Также в “Федерацию” входит “Синдикат мужской моды”, объединяющий все марки, работающие в сфере мужской одежды. Сегодня президентом “Синдиката Высокой моды” и “Федерации Высокой моды и прет-а-порте” является Дидье Грюмбах,  гуру французской экономики, бизнесмен с мировым именем и профессор французского Института моды, избранный вперые на этот пост в 1999 году.
ИСЧЕЗАЮЩАЯ НАТУРА
Высокая французская мода родилась в конце XIX века. Первым кутюрье в современном понимании стал англичанин Чарлз Фредерик Уорт, открывший свой дом мод в Париже в 1858 году.
Он был новатором и ввел в моду “тунику” (юбку длиной до колен, которую носили поверх длинной юбки), в 1864-1865 гг. изменил форму кринолина - “малаховские кринолины”, предложил шлейфы и платья с “эффектом турнюра”.
Чарльз Уорт первым ввел показы платьев на живых манекенщицах, отказавшись от распространенной тогда практики отсылать клиентам небольшие тряпичные куклы, одетые в предлагаемый наряд.
Уорт был специалистом по бальным платьям и не стеснялся назначать очень высокие цены. Модельеры того времени вплоть до первой мировой войны одевали исключительно аристократию. И если раньше аристократы определяли моду, в том числе и для модельеров, то он был первым, начавшим диктовать своим клиентам свое видение ее.
Одежда долгое время во Франции и во всем мире была отличительным признаком сословия, ранга и статуса в социальной иерархии. Законы запрещали нижним сословиям носить одежду из определенной ткани и даже определенных цветов. Только в период Великой французской революции был издан указ, разрешавший всем гражданам Республики носить любую одежду по их желанию.
В начале ХХ века портновское и швейное ремесла стали самостоятельными профессиями. Положение регулировалось министерским постановлением, определявшим, что Дома моды должны шить одежду по индивидуальным меркам на заказ, иметь не меньше двадцати сотрудников в своих ателье и представлять два раза в год минимум 75 моделей на живых манекенщицах: коллекции сезонов весна-лето и осень-зима. В 1900 г. во Франции функционировало 20 домов мод, в 1925 г. - 75, в 1937 г. - 29. С 1946 по 1967 гг. их количество сократилось со 106 до 19.
ПОРТНОВСКОЕ МАСТЕРСТВО
Модели Высокой моды - это уникальные, единственные в своем роде изделия, на создание которых уходит 150 часов, а то и более - в зависимости от дизайна и пожеланий клиентов. Их создают высококлассные мастера из различных ателье, которые традиционно специализируются на кружевах, плиссировке, вышивке, буфах, украшениях из перьев, пуговицах, цветах, бижутерии, перчатках, шляпах и так далее. Некоторое время назад крупные французские дома Высокой моды “Chanel” и “Christian Dior” выкупили несколько ателье с тем, чтобы сохранить их знания и опыт, необходимые для Высокой моды и моды вообще.
И сегодня с десяток мастериц вышивают вручную деталь платья или обрабатывают специально привезенные из Южной Африки перья для очередного творения “от кутюр”. Высокая мода - это поистине высокое искусство шитья. Трудоемкое, дорогостоящее и редкое.
Парижские дома Высокой моды располагают ателье, где работают от 20 до 40 искусных мастериц. В четырех ателье дома “Chanel” трудится более 120 человек. Для Кристиана Лакруа работают 24 пары “маленьких рук”, как их называют на модном жаргоне, для Жана-Поля Готье - 40.
Так что штучные изделия Высокой моды требуют высочайшей квалификации и времени, поэтому они так дорого стоят и доступны сегодня только по-настоящему богатым людям. В прошлом это были “старые деньги” из Европы и Америки, представители аристократии. В 1980-е гг.. прошлого века в рядах клиентов “от кутюр” стали появляться “ближневосточные принцессы”, жены и дочери богатых саудовских или катарских нефтяных шейхов. К концу столетия именно они составляли основу клиентуры парижских домов мод, создающих одежду “от кутюр”. Теперь к ним присоединились жены и подруги российских олигархов.
ЧУВСТВО ВИНЫ
В “золотой век” Высокой моды, 1950-е и 1960-е годы,  клиентки парижских домов мод считали ниже своего достоинства одеваться в ближайшем магазине модной одежды. Сразу после окончания Второй мировой войны в Париже проходило до 100 показов, а количество занятых в этой индустрии людей превышало 46000 человек. Сегодня общее количество занятых в сфере “от кутюр” не превышает 4500 человек.
Высокая мода и дизайнерская переживают сегодня кризис от продолжающейся ее демократизации и превращения в бизнес. В прошлом Высокая мода была единственно возможным видом модной одежды. Но с появлением прет-а-порте или одежды по доступным ценам позиции “от кутюр” пошатнулись.
Количество клиенток, регулярно носящих только “от кутюр”, редко превышало несколько сотен человек во всем мире. С наступлением же эры “быстрой моды” и всеобщей демократизации одежды их ряды еще больше поредели. Состоятельные люди из США, сделавшие себе состояния, например, в Силиконовой долине, вообще не интересуются Высокой модой. Это “новые деньги”, и у них нет того социального “багажа” и предрассудков, которые определяли мировоззрение “старых”. Социальные проблемы, увеличение разрыва между богатыми и бедными во всем мире, бедность и даже голод в развивающихся странах делают увлечение сверхдорогими нарядами морально неприемлемым.
Кроме того, благодаря новым технологиям, самые свежие, оригинальные идеи с подиумов почти моментально копируются, перерабатываются и тиражируются тысячами недорогих стандартных вещей сетями модных магазинов. “Быстрая мода” от Zara, Mango, H&M или Topshop оказывает непосредственное влияние на современную модную индустрию, в том числе Высокую моду. Несмотря на всю эксклюзивность, которой так жаждут покупательницы модных домов, они часто комбинируют дорогие вещи “от кутюр”, скажем, с демократичными джинсами, что невозможно было себе представить всего лет 15-20 назад.
“В начале 1980-х, - рассказывает Валентино в документальном фильме ВВС “Тайный мир Haute Couture”, - когда дом “Валентино” начал создавать свои коллекции Высокой моды, количество выходов моделей во время дефиле достигало 190. В 1990-е это уже была намного более скромная цифра - 40 выходов. А недавно и это количество было пересмотрено “Французским Синдикатом Высокой моды” в сторону уменьшения - до 25, чтобы позволить немногим остающимся домам Высокой моды и молодым кутюрье справиться с запредельной стоимостью коллекций “от кутюр”. Времена изменились.
Создательнице этого фильма пришлось несколько месяцев добиваться согласия поклонниц Высокой моды открыть свои платяные шкафы перед камерой. Среди нескольких проинтервьюированных дам большая часть оказалась представительницами “старых денег” уже в довольно зрелом возрасте. Только одна клиентка Домов Высокой моды из числа “новых денег” согласилась поговорить о своих дорогих нарядах. Она оказалась молодой и энергичной супругой американского нефтяного магната, занятой благотворительностью. Молодая женщина призналась, что ощущает определенное чувство вины за то, что тратит такие деньги “просто на одежду, хотя и красивую”, но оправдывает это тем, что надевает наряды “от кутюр” на мероприятия, где собирает средства для лечения детей или помощи самым обездоленным.
Думаю, вряд ли нынешние “восточные принцессы” и “нефтяные детки” задумываются о социальной справедливости.
НЕФТЕДОЛЛАРЫ
И НОВАЯ КРОВЬ
Кризис в области Высокой моды - не новость. В 1970-е годы, когда Ив Сен-Лоран ввел в моду прет-а-порте, многие предсказывали ей бесславный конец. Но она выжила. Далее, в начале 1990-х, с падением цен на нефть резко сократилось число арабских клиентов. Затем в 2002 году, после приобретения дома “Ив Сен-Лоран” французским миллиардером Франсуа Пино (владелец группы “Гуччи”), сам - недавно умерший - кутюрье вынужден был уйти, так как коллекции “от кутюр” практически не продавались, увеличивая долги дома. К тому же новый креативный директор линии прет-а-порте, американец Том Форд, будучи, скорее, талантливым менеджером, сразу вошел в конфликт со “старыми” порядками YSL. После пресс-конференции Ива Сен-Лорана, на которой он объявил о своем уходе из Высокой моды, его близкий друг и партнер Пьер Берже заявил, что Высокая мода умерла.
Это был серьезный кризис - в последующие два года от создания коллекций Высокой моды отказалось еще несколько крупных парижских домов. Среди них такие столпы парижской Высокой моды как “Torrente”, “Balmain”, “Carven”, “Jean-Louis Scherrer”, “Givenchy” и “Ungaro” временно приостановили показы “от кутюр”. Высокую моду нужно было спасать. Последним принятым во Французский Синдикат Высокой моды членом стал Жан-Поль Готье в 1997 году. В 2002-м в него был принят молодой французский кутюрье Доминик Сиро, в 2005-м - Аделин Андре и Франк Сорбье. Членами-корреспондентами стали Валентино, Армани, Эли Сааб, Мартин Маржела. Были упрощены драконовские критерии: количество выходов за показ было уменьшено с 50 до 25, понижены требования к количеству сотрудников ателье.
Начиная с 2005 года “от кутюр” переживает подъем вместе со всей индустрией роскоши - сказываются нефтедоллары. Именно Высокая мода демонстрирует наилучшие показатели, превышающие рост продаж люксовых компаний вроде “Луи Вуиттон”. Едва живой пару лет назад дом “Живанши” возобновил показы коллекций “от кутюр” и объявил, что количество заказов в 2007 году выросло на 30%. О подобном увеличении говорят и представители дома “Кристиан Лакруа” и “Жан-Поль Готье”, а “Кристиан Диор” стабильно продает до 45 кутюрных платьев после каждого очередного дефиле.
ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ
Генеральный директор “Шанель” Брюно Павловски говорит, что клиентами “от кутюр” теперь являются не только американские или ближневосточные миллионеры, но и европейцы, русские, индийцы и китайцы. Поговаривают о новой русской клиентке дома “Диор”, 17-летней дочери русского олигарха, которая после одного показа “от кутюр” парижского дома заказала для себя сразу семь туалетов. “Новые русские” стали желанными клиентами Высокой моды, радуя работников парижских домов своей манерой тратить деньги не считая, схожей с привычками арабских нефтяных шейхов. Модный портал газеты wwd.com называет новыми клиентками парижских домов Высокой моды россиянок Ирину Абрамович, Елену Лихач и Александру Мельниченко.
Надо сказать, что модели Высокой моды, хотя и продаются, но не покрывают расходов модных домов на организацию самих дефиле, которые обходятся порой в 2-3 миллиона евро. Зачем тратятся такие суммы? Эффектные, зачастую театральные шоу “от кутюр” привлекают большое внимание прессы, создавая нужную шумиху и имидж бренда, ассоциируя его с роскошью, блеском, гламуром... Дефиле Высокой моды тянут за собой продажи прет-а-порте и аксессуаров - сумочек, поясов, перчаток, шляп, украшений, косметики и духов с лейблом модного дома. А именно аксессуары и косметика/парфюмерия теперь приносят многим домам более 70% всей выручки, оправдывая их непомерные затраты на Высокую моду и шокирующе дорогие показы.
Одним из самых успешных в этом маркетинговом плане является дом “Кристиан Диор”. Лейбл “Christian Dior” известен от Ирландии до Антарктиды, прет-а-порте и аксессуары “Christian Dior” мгновенно расходятся , благодаря их статусу модного девиза “must-have”.
В 2005 году Джорджио Армани, немало удивив многих аналитиков модной индустрии, запустил свою линию Высокой моды - “Armani Privi”. Затея, казалось, была обречена с самого начала: если “Версаче” и “Унгаро” отказываются от показов Высокой моды, на что рассчитывает Армани, никогда не делавший “от кутюр” и построивший свою империю на классических пиджаках и брюках? 70-летний дизайнер тем не менее считал, что на платья с ценой в 10000 долларов существует спрос, и был прав.
Первая коллекция “Armani Privi” оказалась удобной и словно созданной для светских мероприятий высокого уровня. Несмотря на кажущуюся “приземленность” линии “Armani Privi”, каждая вещь в ней сшита вручную, на что уходит два месяца, а цена - более 10000 евро. Ставка на суперроскошь оказалась верной: каждый сезон европейские клиенты дизайнера заказывают в среднем по три ансамбля из линии “Armani Privi”. Кроме того, Армани отправляет своих главных швей для проведения примерок прямо к клиенткам, заказывающим несколько платьев в сезон. Так же поступает и дом “Шанель”, оплачивающий своей главной швее перелеты частным самолетом по всему миру: многие клиентки не присутствуют на дефиле, оберегая свою частную жизнь. Им высылает DVD-диск или пароль для просмотра новой коллекции на веб-сайте.
Нередко для покупательниц модные дома проводят закрытые показы в “шоу-румах” в Нью-Йорке, Дубаи, Москве, Нью-Дели или Гонконге. Дом “Версаче” без особой шумихи представляет свои модели в своем “шоу-рум” в Париже. Представители дома “Валентино” говорят, что регулярно летают в Москву и Дубай для встречи с клиентами, так как только 10% приобретают кутюрные вещи в Париже. В ноябре 2007 г. “Crocus Group” открыла в Москве первое в России эксклюзивное “Atelier Couture” в бутике “Сrocus”. А в декабре 2007 г. Москву посетил итальянский кутюрье Лоренцо Рива, чтобы показать свою новую коллекцию 2008 года и пообщаться с богатыми россиянками.
В парижских модных домах надеются, что в мире наступила “мода на Высокую моду”. Люди хотят иметь эксклюзивные и редкие вещи, сшитые по их индивидуальным меркам и изготовленные на заказ. Высокая мода отвечает их капризам в полной мере.


Комментарии (Всего: 1)

А на сегодняшний день на официальных сайтах домов мод можно посмотреть дефиле или фото коллекции даже без пароля.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *