Бурджанадзе возвращаетсЯ?

В мире
№28 (638)

Да, кровь великой царицы Тамары продолжает кипеть в грузинских женщинах. Ну, не могут они, вкусив высокой власти, а потом, волею судьбы отдалившись от нее, оставаться в тени и отключаться от государственных забот.
Все последнее время самым ярким примером этого была Саломе Зурабишвили, из министра иностранных дел превратившаяся в ярую оппозиционерку, создавшая собственную партию и разъезжающая по Европе с обличениями Михаила Саакашвили, всего 4 года назад пригласившего ее из Франции в свое правительство.
Теперь к возрождению на политической арене готовится еще более яркая фигура – бывшая спикер парламента Нино Бурджанадзе. Она вновь решилась на шаг, которого от нее не ждали очень многие.
Одна из трех триумфаторов «революции роз» ушла из политики неожиданно, когда было ясно, что команду Саакашвили, в которой она была первым номером, ждет очередной триумф, на этот раз – на парламентских выборах. Глава парламента отказалась вообще в них участвовать, вызвав немало кривотолков и слухов.
В основном все сходились на том, что ее должность, а соответственно и влияние на жизнь страны президент хотел сделать совсем номинальными. И на фоне противостояния с оппозицией готовил ей всего лишь роль «доброго следователя», идущего на диалог лишь для того, чтобы выполнять чужие указания. К тому же из власти уже вытесняли ее ставленников, а в избирательный список правящей их включили и вовсе по минимуму. По максимуму же в нем были те, кто к мнению спикера прислушивался мало или совсем не прислушивался.
Пока список партии власти спешно перекраивался, а страна на все лады обсуждала демарш Бурджанадзе, сама она объяснила свое решение тем, что ей «не удалось кооптировать в избирательный список людей, которых считала необходимыми для партии».
А вот пару недель назад она была более откровенна, причем о партийных интересах уже и речи не было: «В парламенте не оказалась бы та группа, на которую я могла опираться. Трудно, когда ты, второе лицо в государстве, по определенным причинам не имеешь достаточных рычагов, чтобы хоть как-то оказать влияние на работу парламента”.
Но самое примечательное, что эти слова прозвучали уже после того, как разнеслась новая сенсация: Бурджанадзе создает собственную организацию – Фонд демократического развития.
Сенсационна эта новость тем, что власти были уверены: Нино, с первых их шагов «повязанная» с ними общими интересами и делами, не рискнет противопоставить себя им. А вот для народа это было вполне ожидаемо: все видели, что Бурджанадзе, уже познавшая вкус власти, когда дважды временно исполняла обязанности президента, прекрасно понимала его шибки и даже пыталась исправить их. Нечто подобное ожидала и Объединенная оппозиция, правда, не рассчитывая, что экс-спикер присоединится к ней.
И вот появился фонд, задачи которого его создательница объяснила так: «Он не направлен на поддержку кого-то или против кого-либо. Главная цель - анализ политической ситуации, изучение причин возникающих проблем и создание конкретных рецептов по их решению. Ведь в Грузии политики в основном говорят о проблемах и последствиях, но никто не пытается изучить причины. Я намерена собрать лучших специалистов и экспертов, профессионалов из научных кругов. Игнорирование их мнения было одной из наших существенных ошибок за последние годы».
Что ж, казалось бы, властям волноваться нечего: довольно популярный в народе человек создает организацию, не участвующую в политике.
Ан нет! К своему объяснению Бурджанадзе сделала немаловажную добавку: она считает, что не отошла от политических событий в стране и фонд является для нее “новой формой нахождения в политике”. Вот в этом-то и состоит главный сюрприз для команды Саакашвили. Как бы ни назывались поначалу создающиеся в Грузии политические организации – движение, союз, лига, объединение, большинство из них в итоге становилось партиями. Которые с разной степенью успеха пытаются влиять на большую политику.
И в новорожденном фонде легко увидеть зародыш будущей партии. Появился он чуть ли не конспиративно – все переговоры, консультации и разработка устава проходили на квартире Бурджанадзе. Зато о своих взглядах на события в стране Нино высказалась уже всенародно, по телевидению. И они оказались не такими уж радужными. Бывшая соратница Саакашвили признает: “К сожалению, последние 4 года было сильное парламентское большинство, а оппозиции практически не было или она была слабой.
Сегодня ситуация практически такая же, если еще не хуже». Оказывается, она прекрасно понимает и несовершенство избирательной системы, которую еще недавно столь рьяно защищала: “К сожалению, политические процессы были значительно дискредитированы в ходе выборов, в определенной степени и властями.
В политической жизни очень многие вещи были представлены населению не так, как ему было нужно. У нас раз и навсегда должна сформироваться избирательная система, которая не будет изменяться за 2 месяца до выборов и не будет зависеть от избирательной конъюнктуры. Надо сформировать избирательные администрации, которые в реальности станут полными гарантами того, что выборы пройдут справедливо и у людей не возникнут мысли, что их голоса не имеют никакого значения. Нужно, наконец, определить рамки использования административного ресурса”. И все эти «к сожалению» и «надо» произносит не оппозиционер, а человек, непосредственно несущий ответственность за положение дел в стране.
Более того, теперь Бурджанадзе прямо повторяет то, что ей самой еще недавно твердила оппозиция: «Не должно быть ощущения того, что только одна конкретная группа людей знает, в чем нуждается страна и как нужно решать проблемы... В 2003 году лидеры «революции роз» получили практически несуществующее государство, но сегодня это государство уже состоялось, и пора выходить из революционного этапа. Необходимо разобраться, насколько правильно осуществляются реформы, решаются вопросы, связанные с правами человека и дальнейшим развитием экономической политики...».
Ну как после этого не задуматься о том, что организация, созданная Бурджанадзе, захочет не только давать рецепты искоренения проблем, но и сама влиять на применение этих рецептов?
Пока что экс-спикер резких движений в сторону Саакашвили не делает. Утверждает, что уход из команды по объективным соображениям не означает вражды и взаимных оскорблений, и она рада, что «смогла учредить эту традицию в новой, демократической Грузии». К тому же, по ее словам, есть стратегические вопросы, по которым она остается единомышленником президента.
Но при всем этом есть моменты, заставляющие задуматься о том, насколько этой лояльности хватит и где ее границы.
Детище Бурджанадзе будет финансироваться «многими индивидуальными фондами и международными организациями», есть надежды и на помощь местных организаций, которые «тоже захотят способствовать развитию демократии в Грузии». И вряд ли все эти пока не названные спонсоры будут тратить деньги на содержание еще одного пропрезидентского сообщества. Бурджанадзе явно нужна им, чтобы была альтернатива нынешней власти. А то, что у нее отличные отношения с администрацией США, известно всем. И ее фонд вполне может оказаться проектом Вашингтона.
В общем остается только ждать, когда Бурджанадзе созреет, чтобы стать реальной политической силой. И насколько этой силе удастся действовать так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. То есть чтобы и изменения к лучшему произошли, и поддержка США не прекратилась, и внутренних столкновений не было. Столкновений, подобных разгону демонстрации 7 ноября, которую Бурджанадзе уже признала главной ошибкой власти.
Но повести за собой всех, недовольных командой Саакашвили, экс-спикер сможет только в том случае, если покается во всех других ошибках, совершенных в составе этой команды.