Любовь и обида “необъявленного шахида”

В мире
№28 (638)

Шимон Кокуш, адвокат семьи Хусама Давиата, израильского араба из Восточного Иерусалима, ставшего кроваво известным после бульдозерного тарана на столичной улице Яффо 2 июля 2008 года, старательно отмазывает убийцу от клейма “шахид» - исламский террорист-самоубийца.
Израильские СМИ также на все лады повторяют высказывания Тайсера Давиата, отца Хусама, который заявил, что его сын был не террористом, а наркоманом, принесшим семье много бед, и называет своего мертвого отпрыска не иначе как сукиным сыном.
Глава арабского семейства, который рискует остаться без огромного дома (его могут сровнять с землей), без израильского гражданства (удостоверения личности грозят отнять у всей семьи), с вдовой и двумя сиротами Хусама на шее, готов обозвать своего убитого сына как угодно, лишь бы спасти семью. А иерусалимский адвокат просто хочет заработать деньги и авторитет, отведя от своих клиентов эти угрозы.
Но ведь и окружающие – соседи семейства Давиат по деревне Цур Бахар и многочисленные родственники убийцы – наперебой свидетельствуют, что Хусам редко ходил в мечеть, мало интересовался политикой и не якшался с палестинскими агитаторами. “Он был наркоманом, совсем пропащим, можно сказать, безнадежно больным...”, - говорят они. (Вот только почему он орал перед тем, как израильский солдат разрядил в его голову обойму, обычное для арабских террористов: “Аллах акбар”? Да еще мамаша подвела: вылезла на балкон в самое неудобное время, когда двор кишел репортерами и полицейскими, и заблажила: “Мой сын стал шахидом! Мой сын - святой!” А, может, и не так уж она и проста, эта родительница «сукина сына»? Кто-кто, а жители Восточного Иерусалима знают, что семьям шахидов причитается солидная материальная помощь от палестинских террористических организаций и зарубежных арабских покровителей...)
Тем не менее общественности и следствию подкидывается “убедительный” аргумент: наркоман Хусам Давиат сидел в тюрьме за уголовные преступления, поэтому он не может быть идейным убийцей евреев. А окончательно убедить всех в том, что давивший людей “катерпиллером” не был террористом, должен, по мнению семьи и адвоката, тот факт, что первый свой срок Хусам отбывал за изнасилование “русской” израильтянки.
Как теперь любят выражаться, «вот с этого места, пожалуйста, поподробнее...» 
Действительно, одно время Хусам Давиат крутил роман с А., молодой репатрианткой из бывшего СССР. Давно замечено, что уламывать девиц арабы умеют: их по-восточному показушный и липкий стиль ухаживания легче всего обезоруживает растерявшихся в новой жизни бывших советских провинциалок. В большинстве случаев арабы просто “снимают” свежих и симпатичных “русийот”, чтобы ими сексуально попользоваться. Ведь в самой арабской среде внебрачные связи в полном смысле слова смертельно опасны. Недаром среди шахидок преобладают девушки, потерявшие невинность до первой брачной ночи, и  замужние женщины, изменившие мужьям. Такие прегрешения искупаются только самоубийством во имя исламского террора. На убийство евреев и верную смерть братья и отцы посылают также изнасилованных (нередко ими же) сестер и дочерей.
Так где же добыть усладу? Ходить по публичным домам и пользоваться услугами проституток молодых жителей Восточного Иерусалима “жаба давит”, да к тому же израильская полиция в последнее время позакрывала сотни борделей. Вот и гоняются озабоченные самцы за приезжими блондинками: авось тут им обломится?
Но даже те репатриантки, которым арабы делают предложения, плохо представляют себе, что их ждет. Красивые слова и посулы – это «до», а «после» - одни разочарования. По арабской традиции мужчина, прежде чем жениться, обязан построить для жены большой дом и выплатить семье избранницы солидную сумму. Но это – если он женится на соплеменнице. Невеста из «русских» репатрианток в большинстве случаев стоит не дороже подарков, которые ей по этому случаю преподносятся. Конечно, есть счастливые исключения,  которые составляют дружные и любящие смешанные пары, но слишком часто именно осознание дешевизны приобретения накладывает отпечаток на отношение арабского мужа к “русской” жене.  В рекордные сроки становящаяся многодетной матерью, полностью подчиненная семейному клану, лишенная права голоса, она должна будет смириться и с тем, что является не единственной женой своего мужа. Причем “русская” еврейка или русско-еврейская полукровка даже после перехода в ислам будет считаться не просто второй или третьей, а второсортной или третьесортной супругой. Иногда женщины всего этого не выдерживают.
Бывшие мужья и отвергнутые любовники редко прощают беглянок. За последние годы арабами убиты несколько еврейских жен и подруг. Не забыта страшная судьба  26-летней Тали Вайнберг, которая стала жертвой своего любовника, жителя арабской деревни Кфар-Касем в центре Израиля. После ареста араб сознался в том, что зарезал свою подругу-еврейку, во-первых, потому, что Вайнберг не во всем ему подчинялась, а  во-вторых, чтобы доказать свою пригодность к приему в палестинскую террористическую организацию. Обошла все СМИ громкая история убийства израильским арабом матери своей бывшей “русской” сожительницы, попытавшейся защитить дочь и внука. Был случай, когда араб нашел свою бежавшую подругу-еврейку в приюте для жертв насилия и там расправился с нею. Три года назад в родной Давиату деревне Цур Бахар была убита еврейка, которая вышла замуж за араба и приняла ислам. Со временем они разошлись, и между ними началась борьба за ребенка, завершившаяся кровавой драмой.
Любовь, как говорится, зла, и верно, что не всегда стоит мешать чувства с политикой. Но ведь получил же «Приз зрительских симпатий» на недавно завершившемся 30-м Московском международном кинофестивале израильский фильм о любви девушки из еврейской ортодоксальной семьи и шахида-неудачника. Веселенький такой сюжет: палестинский террорист-самоубийца решает взорвать себя и побольше евреев, чтобы его семья получила уважение и деньги, но дефект «пояса шахида» мешает ему это сделать. И пока беспринципный иерусалимский электрик чинит смертоносную сбрую героя фильма, он крутит роман со свободолюбивой девчонкой из религиозного квартала Меа-Шеарим. Влюбленных, разумеется, травят злые евреи в ермолках и сюртуках, но высокое интернационально-половое чувство должно обязательно победить. У российского зрителя и международного жюри ММКФ этот мотив, видимо, вызвал особые симпатии.
И, может быть, в пику «высокому искусству» либералов в школы юга страны привезли недавно видеофильм «Спать с врагом». Его показом в Беэр-Шеве и других городах начали воспитательную работу с ученицами старших классов, которые могут стать жертвами «романтических отношений» с жителями окрестных бедуинских становищ. Девушкам демонстрируют фильм, в создании которого приняли участие активистки местной организации «Яд ле-ахим», известной своим непримиримым отношением к сексуальной эксплуатации арабами еврейских девушек и женщин.  Этим фильмом «Яд ле-ахим» продолжила свою акцию «Ахмед, сын Сарры», целью которой было остановить ассимиляцию в районах со смешанным еврейско-арабским населением. Общественницы вместе с представителями местной власти и педагогами пытаются предостеречь школьниц, и в частности девушек из семей новых репатриантов, от опасной близости с «любящими и щедрыми» бедуинами. Левые движения подняли большой скандал, обвинив инициаторов акции в расизме. Однако, к сожалению, факт, что на юге Израиля уже имели место несколько попыток свести счеты с жизнью и  самоубийств девушек, которых здешние «знатные верблюдоводы» и «передовые автоугонщики» цинично ославили и безжалостно бросили, едва узнав о беременности подруг.
Однако вернемся в Восточный Иерусалим. Хусаму Давиату попалась девушка-репатриантка, довольно быстро осознавшая, что ее ждет в деревне Цур Бахар. Пожив со своим арабским любовником некоторое время, А. решила порвать с ним. Но он не желал терять “русскую” и, требуя “продолжения банкета”, принялся преследовать, избил и жестоко изнасиловал бывшую сожительницу. А. не побоялась заявить об этом в полицию, Хусама арестовали и на основании показаний потерпевшей и результатов проведенного расследования осудили. Он получил два года тюрьмы, которые отбыл полностью.
Сейчас говорят, что наркоманом он стал в тюрьме якобы от несчастной любви. Предположим, что от нее... Приговоренным по постыдной статье в заключении приходится не сладко: сокамерники их всячески унижают, а в некоторых тюрьмах и зонах насильникам уготована участь их жертв. Стал ли Хусам “опущенным” и узнали ли об этом в его деревне, на стройке, на которую он устроился, и т.д. - неизвестно. Во всяком случае, после освобождения его женили на арабке, которая родила ему детей. Однако о том, что после освобождения он совершенно осатанел, говорят в Цур Бахаре почти все.

Сегодня на счету «сатаны в бульдозере» три человеческие жизни, вдовы и вдовцы, несколько сирот, одной из которых меньше года от роду. Приплюсуем сюда десятки людей, получивших ранения разной степени тяжести, сотни шокированных горожан. Не забудем уничтоженное государственное и частное имущество – автобусы и автомобили. Наконец, возвращение страха на улицу Яффо в Иерусалиме, где за годы интифады совершено уже несколько кровавых терактов.
Что бы ни двигало Хусамой Давиатом – наркотический психоз, месть всем и каждому за тюремный срам, может быть, просто обида за недоплаченные «кабланом», управляющим стройкой, пару сотен шекелей – действовал он как террорист. Подчеркну - как исламский террорист, несмотря на то, что перед терактом он не позФировал перед камерой с «калашом» в руках, не произносил пламенных шахидских речей во славу «народа Палестины» и не предупреждал райских гурий о скором интимном свидании.
Он погнал бульдозер не в родную деревню, где его, похоже, едва терпели все и презирали все, а направил его на ни в чем не повинных людей. Он давил машину, в которой сидела мать с младенцем, а не бытовку, в которой обедал в тот час его работодатель, тоже, кстати, араб. Он раз за разом таранил автобус, полный мирных пассажиров, а не зеков, унижавших его в тюрьме.
Он террорист уже потому, что наверняка был убежден, что на евреях можно вымещать любое зло. Наркоман, насильник и вор Хусама Давиат, пристреленный как бешеная собака на улице Яффо в Иерусалиме, садясь за руль бульдозера, отчетливо осознавал, что идет на то убийство, которое благословляют муллы и поощряют исламистские «обер-бандиты». Для того чтобы зарядиться ненавистью и  дать ей выход, не обязательно быть «объявленным шахидом». Достаточно просто ненавидеть – так, как учат ненавидеть на Ближнем Востоке...


Комментарии (Всего: 1)

Вам, дарагой, поучиться бы изложению.
Твердая тройка.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *