К столетию ФБР: УильЯм Роумер

История далекая и близкая
№28 (638)

Уильям Роумер – легендарная личность в столетней истории Федерального бюро расследований. За тридцать лет профессиональной деятельности он 72 раза удостаивался наград, премий, грамот и поощрений от руководства. На сегодняшний день считается самым титулованным агентом ФБР. Как справедливо заметил директор спецслужбы Джеймс Адамс, «если бы все агенты работали так же усердно, как Роумер, то надобность Соединённых Штатов в спецслужбах отпала бы через месяц».
Между тем сам Роумер неоднократно замечал, что стал фэбээровцем совершенно случайно. С подросткового возраста он увлёкся историей итальянской мафии и втайне мечтал о блистательной карьере в “Коза Ностре”. «Я мечтал о власти и хотел, чтобы люди безоговорочно подчинялись мне, - вспоминает Уильям. – С 14 лет я стал заниматься боксом, чтобы воспитать в себе хладнокровного и непоколебимого бойца. Единственным авторитетом в то время для меня являлся Аль Капоне. Ради встречи с этим человеком я мог бы пожертвовать чем угодно».
В восемнадцатилетнем возрасте Роумер знакомится со своим ровесником Амадео Галлучио – сыном одного из чикагских гангстеров. Тинейджеры становятся верными друзьями и днями напролёт ведут разговоры об итальянской мафии. Галлучио знакомит Уильяма со многими представителями криминального мира Америки 40-х годов.
«Переломный момент в моём подростковом мировоззрении наступил после того, как я стал свидетелем жестокой расправы над владельцем парикмахерской в Чикаго, - вспоминает фэбээровец. – Мафиози жестоко избили этого пожилого человека, за то, что он не смог вовремя заплатить долг. Потом разбили витрины бизнеса и бросили внутрь несколько бутылок с зажигательной смесью...»
После этого случая Роумер твёрдо решил противостоять мафии и бороться за справедливость. Он быстро осознал, что “Коза Нострой” движет исключительно «безразмерная жадность», а строгая иерархия криминальной организации строится на «унижении, запугивании и провокации».
В академию ФБР Роумер поступил лишь с третьей попытки. Преподавателям очень не понравилась его «заносчивость, грубость и абсолютное незнание американской истории» (выдержка из досье, которое заводится на каждого абитуриента). К тому же отец Роумера подозревался в махинациях с ценными бумагами, а это могло раз и навсегда закрыть дорогу в спецслужбы.
«Я стал фэбээровцем благодаря хорошей физической подготовке, - вспоминает агент. – Проигрывая другим студентам в знании точных наук, я не имел равных себе на боксёрском ринге. На следующий год после поступления меня признали лучшим бегуном, пловцом и бойцом всей академии».
После окончания обучения Роумера берут новобранцем в департамент ФБР по борьбе с мафиозными структурами. Здесь он получает возможность продемонстрировать свои потрясающие знания истории “Коза Ностры”. «У меня была феноменальная память на имена, фамилии, прозвища и годы рождения гангстеров, - говорит Уильям. – Во время прослушивания телефонных разговоров, я мгновенно угадывал, что за люди общаются друг с другом. Через месяц работы меня назначили главным по расшифровке гангстерских переговоров, а ещё через два я был переведён в аналитический отдел по борьбе с мафией».
Так называемые «мафиозные аналитики» ФБР занимались тем, что предугадывали сценарий развития отношений в гангстерской среде и пытались его изменить в интересах спецслужбы. На специальном заседании Уильям Роумер неожиданно объявил, что вся чикагская преступность в ближайшие годы будет сосредоточена в руках двух человек – Сэма Батаглии и Фила Альдеризио – рядовых членов криминального синдиката Chicago Outfit, промышлявшего проституцией, вымогательствами и заказными убийствами. Заявление Роумера никто не воспринял всерьёз. Более того, ему пригрозили понижением по служебной лестнице за «профессиональную близорукость».
Не прошло и двух лет, как Батаглия и Альдеризио избавились от десятка влиятельных конкурентов и заняли главенствующие посты в синдикате. Причём уличить их в каких-либо преступлениях не представлялось возможным, поскольку ФБР вообще не вело за ними слежки. Спецслужбы вынуждены были признать своё поражение.
Роумера попросили возглавить операцию по «обезглавливанию Батаглии и Альдеризио». Проще говоря, ему предложили воспользоваться любыми законными методами для того, чтобы отправить гангстеров за решётку. «Я начал отслеживать круг общения этих парней и с ужасом обнаружил, что мы не можем найти ни одной зацепки, - вспоминает Роумер. – Они не пользовались телефонами, никогда не устраивали встреч в публичных местах и даже закрывали рты руками, чтобы мы не могли читать на расстоянии по губам».
Сэм Батаглия придумал весьма эффективный способ передачи информации подельникам по “Коза Ностре”. Он встречался со «своим человеком» на пустынной местности, писал на клочке бумаги несколько слов, мельком показывал написанное, а потом сжигал бумагу. Таким образом он отдал приказы о нескольких убийствах и ограблениях. Фэбээровцы прекрасно знали, что именно Батаглия является инициатором преступлений, однако подтвердить это в суде документально они не могли.
Фил Альдеризио вообще избегал публичных встреч и разговаривал с «коллегами» при громко включенном радио или в ванной комнате, где вода из-под крана заглушала все посторонние звуки. За свою осторожность Альдеризио получил прозвище «Филли-шёпот».
И всё-таки Уильяму Роумеру удалось переиграть Батаглию и Альдеризио. В обмен на сотрудничество со спецслужбами он вытащил из калифорнийской тюрьмы Антонио Мангелу – наёмного убийцу, которому доверяли боссы чикагского синдиката. Тот должен был изобразить сбежавшего заключённого и влиться в ряды мафиозной структуры.
«Мы решили спрятать диктофон в гипс, наложенный на якобы сломанное предплечье Мангелы, - признаётся Роумер. – Батаглия и Альдеризио запросто могли его обыскать, а в 50-е годы XX века спрятать громоздкое записывающее устройство в одежде было практически невозможно».   
Мангела встретился с руководителями чикагского синдиката в лесу штата Вирджиния и добыл информацию, о которой ФБР могло только мечтать. Альдеризио подробно рассказал о грядущей серии убийств, которые «сделают Chicago Outfit полноправными руководителями криминального мира Иллинойса». Самому же Мангеле в предстоящей кровавой резне отводилась одна из главных ролей.
«За первой встречей Мангелы с Батаглией и Альдеризио последовали ещё четыре, - рассказывает Роумер. – Нам нелегко было на это решиться, но завербованный убийца со сломанной ключицей приносил бесценную информацию. Даже если бы его рассекретили и застрелили, руководство ФБР не усомнилось бы в правоте своих действий».
Информация, собранная Мангелой, помогла арестовать около шестидесяти человек, включая влиятельных членов семейства Боннано. Рейды ФБР прошли в Иллинойсе, Нью-Йорке, Нью-Джерси, Вирджинии, Флориде и Северной Каролине. После такого оглушительного успеха Роумер моментально вошёл в список самых выдающихся агентов спецслужбы.
В 60-е годы ХХ века он возглавил департамент ФБР по борьбе с мафией и помог собрать улики на многих боссов “Коза Ностры”, среди которых были Феликс «Фил из Милуоки» Андарисио, Гас «Гусёнок» Алекс, Джеки «Лакей» Серон, Мюррей «Верблюд» Хамфри и Сэм «Безумец» ДеСтефано.
После тридцати лет работы в ФБР и долгожданного выхода на пенсию Уильям Роумер занялся делом, о котором мечтал всю свою жизнь. «Гоняясь за преступниками, я втайне жаждал рассказать о криминальном мире простым американцам, которые знают о “Коза Ностре” лишь из неправдоподобных голливудских фильмов. В мои планы не входило возвеличивать гангстеров. Я всего лишь хотел показать их такими, какими они были на самом деле». 
Роумер является автором полутора десятков исторических книг об итальянской мафии. Особую ценность представляют полные биографии небезызвестных Тони «Муравья» Спилотро и Тони «Джо Баттерса» Аккардо.
Всю жизнь Уильям Роумер хвастался своим потрясающим здоровьем, однако по иронии судьбы он умер от рака лёгких, недожив двух дней до своего 70-летия.


Комментарии (Всего: 1)

f

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *