КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№28 (638)

Герой стартовавшего в 632 номере «РБ» детектива «Как извлечь сыр из мышеловки» стал невольным свидетелем погони за автомобилем «Мустанг», который, удирая от полиции, врезался в трак. Все пассажиры преследуемой машины погибли. Но перед роковым столкновением из окна была выброшена сумка, которую подобрал наш герой.

Эту завязку будущего детектива мы предложили продолжить нашим читателям.

Как мы уже сообщали, версия с двумя правыми отрезанными кистями рук осталась незавершенной. Все еще не откликнулся автор этой версии – Матвей Куницын. Читатели, увы, тоже не стали распутывать этот туго закрученный сюжет.

Что касается Майи Леонидовой, то, идя навстречу ее пожеланиям,  Версию «А» продолжает автор под псевдонимом «Мистер Х».
Подчеркиваем, что «Мистер Х», всего лишь литературно обрабатывает те идеи и сюжетные повороты, которые продолжает нам присылать Майя Леонидова. Без этого направляющего участия, продолжение Версии «А» было бы невозможно.
Таким образом, версия «А» пишется в соавторстве «Мистера Х» и г-жи Леонидовой. 
Но под одним именем.

Есть свежая новость.
Отозвалась читательница Людмила Барнстебл, - автор первого продолжения Версии «Д». Увы, произошла накладка по вине почты.
Мы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО своевременно не получили от Людмилы продолжения, и сюжет перехватила Фаина Бенджаминова. Надо признать, что Фаина довольно лихо его развивает.
Что касается Майи Леонидовой, то, идя навстречу ее пожеланиям,  Версию «А» продолжает автор под псевдонимом «Мистер Х».

Краткое содержание предыдущих Версий:
Версия «А» (автор «Мистер Х»)

Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Понимая, что за сумкой начнется охота, герой втайне от жены, которую он не хочет посвящать во все произошедшее, снимает квартиру и переносит туда содержимое сумки. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, потеряли его след.
Охота шла за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5.
Герой выясняет, что «игрушка» - не совсем игрушка. А кое-что из «бижутерии» - не совсем бижутерия.  Предполагая, что обе вещи взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе.
Параллельно читатель продолжает знакомиться с загадочной историей полковника А.В.Грутова...

ВЕРСИЯ «С»

Свою версию Михаил Шалев начинает с прилета в Нью-Йорк двух познакомившихся в самолете женщин – двадцатилетней Оли и тридцатисемилетней Наташи. У девушек появились бойфренды. У Наташи – преуспевающий брокер испанец Саймон Дельгадо. У Ольги – молодой журналист Артем. В ресторан, в котором сидели  обе пары, нагрянули с проверкой агенты DEA (Департамент по борьбе с наркотиками). Саймон прячет в принадлежащую Наташе красную сумку с надписью «Marlboro» остатки кокаина и мешочек с бриллиантами. До того как агенты DEA успевают его проверить, Саймон прячет сумку со всем содержимым в навесном потолке. Полиция арестовывает всех посетителей ресторана, в том числе и Саймона.

При попытке к побегу Саймона застрелили. Однако Наташе удается незаметно вернуть себе сумку со всем содержимым...

Свидетелем убийства Саймона оказывается Артем – бой-френд Ольги. Он успевает даже сделать несколько фотографий окровавленного тела Саймона Дельгадо. Если эти фотографии и рассказ журналиста, ставшего очевидцем полицейского произвола попадет в газеты - это станет сенсацией. С другой стороны, эта же информация сдобренная фотографиями, но переданная друзьям Саймона – прекрасный повод для шантажа и торговли с полицией.
Артем стоит перед дилеммой – журналистская слава, в случае передачи информации в центральную прессу, или оказания услуги криминальному миру, в котором Саймон Дельгадо был далеко не последним человеком.
Перед Наташей – другая задача.
Она понимает, что Саймон успел спрятать сумку, в которую, помимо ее и Ольгиных паспортов, явно успел спрятать наркотики. Иначе, не было бы смысла эту сумку прятать от полиции.
Спрятать сумку Саймон  мог только в туалете.
Необходимо добраться до сумки раньше, чем ее найдет полиция.
Наташа идет на огромный риск и, в результате, ей удается незаметно вернуть себе сумку со всем содержимым...

ВЕРСИЯ «Д»
(автор первой части - Людмила Барнстейбл;  автор всех следующих частей - Фаина Бенджаминова.)

В этой версии злополучную красную сумку подбирает мужчина по имени Лева, которого его собственная жена характеризует как вечного «маменького сыночка». В сумке, по этой версии, оказались бумажник с кучей кредитных карточек и правами на имя какого-то Чена, блокнот, штук десять одинаковых дешевых женских пудрениц,  ключ, скорее всего, от банковской ячейки или почтового ящика.
Света – жена Левы, энергичная и деловая женщина, – обнаруживает, что в пудреницах находится сногсшибательный косметический препарат с моментальным омолаживающим эффектом и запахом, приводящим мужчину в состояние крайнего сексуального возбуждения.
Понимая, что вся охота пойдет за этой косметикой, Света первым делом решает вывести из-под удара своего мужа. Она решает отправить его на время в Кишинев и везет мужа в аэропорт. При въезде на хайвей она сталкивается с другой машиной.
Света успевает спровадить Леву с места происшествия, а сама провоцирует полицейского на свой арест.
Молодой адвокат Арик пытается вытащить Свету из полиции. Сама Света этого не хочет, т.к. понимает, что лучшего места переждать сложившуюся ситуацию ей не найти.
Увы, Арик выясняет, что уже в Кишиневе незадачливый муж Светы Лева погиб в автомобильной катастрофе...

Вот, уважаемые читатели, так выглядят версии нашего детектива. Как они будут развиваться дальше, зависит только от самих авторов и от вас - в том случае, если вы захотите дополнить и продолжить их.  Напоминаем, что вы, как и прежде, можете ввести новую версию или дополнить и продолжить существующие с любого места. Ваши варианты развития сюжета вы можете присылать нам по электронной почте: [email protected]. com или в обычном почтовом конверте по адресу:
224 Kings Highway, Brooklyn, NY, 11223

Версия А

Продолжение. Начало версии “А” см. в № 632-636

Мистер X
...Ну и что дальше? С одной стороны, я вроде бы разбогател, как-никак пол-лимона  в загашнике, а с другой - тратить я практически ничего не могу.
У меня с женой общий счет в банке. Все, что я покупаю, все мои траты на виду. Если у меня завтра появятся новые носки, то либо я оплатил их по кредитке, либо снял с той же кредитки наличку в любом банкомате. Во всех случаях – все прозрачно и под контролем. «Левых» заработков у меня нет. Следовательно, необходимо как-то легализовать эти деньги. Но как?
Вообще-то есть одна идея. Есть у меня один приятель в Москве. Занимается всякой мелочевкой: что-то закупает здесь, в Нью-Йорке, и с небольшим наваром реализует в России. Парень надежный, в жизни чужой копейки не присвоил.
Звоню в Москву и предлагаю, что буду оплачивать его заказы здесь, на месте, кешем, а он переводить деньги на мой счет. За «консультации» по развитию рынка и т.п. Договорились. Можно считать, что около 5-10 тысяч в месяц легализованы. Дальше будет видно...
А что все-таки с «игрушкой» и кулончиком? То, что они взаимосвязаны, – это точно. Вопрос только в том, как эта штука работает и для чего она предназначена.
Попробую рассуждать последовательно. Кулончик или брелочек – неважно, как его обозвать, явно предназначен для постоянного ношения с собой. На ключах или на цепочке на шее, но с собой. Если эта штуковина, в смысле «игрушка», является приложением к кулончику (или кулончик – приложение к ней?), то они должны быть где-то рядышком, вместе. Игрушку на шею не повесишь. Если она действительно «привязана» к кулону, скорее всего радиоволной, по типу радиоуправляемых моделей машин и самолетиков, то расстояние между ними не может быть слишком большим. Чем ближе – тем надежнее связь. Значит, надо попробовать поносить кулончик с собой. Вместе с игрушкой.  Может, как-то проявится их действие.
Ладно, время подумать еще будет. Чего-чего, а времени у меня навалом.
Заехал на хату, кулончик прицепил к брелку на ключах, игрушку – в задний  карман джинсов и – домой...

В это время:
Москва. 23.00
Один из кабинетов Администрации президента РФ.

- Что ж, Сергей Александрович, как говорится, что ни происходит, все к лучшему. Пенсия у вас приличная, дачу и все льготы решено вам сохранить. У вас есть пара месяцев для передачи всех дел. Кого вы бы рекомендовали для дальнейшей работы по «S-5»?
- Только Шаевича! Владимира Шаевича.
- Напомните мне о нем в двух словах.
- В Штатах более 15 лет. Полностью легализован, гражданство, бизнес, не требующий постоянного присутствия, женат, совершенный английский, неплохие связи, мобилен, надежен.
- Хорошо, вам виднее, не возражаю.
- Слушаюсь!
- Расслабьтесь, Сергей Александрович, расслабьтесь...   К чему это – «слушаюсь»? Вы теперь на вольных хлебах. Но я поручил Куницыну постоянно держать вас в курсе. Так что информация у вас будет. И не забывайте, что вы не просто генерал-лейтенант в отставке!.. О любых  проявлениях возможной сферы применения «S-5» вас будут информировать... А там... Там будет видно...

Вашингтон.
Ленгли. Время неизвестно.

- Не понимаю этих русских... То активность на грани скандала и разоблачения, то тишина как в могиле. Вы уверены, что они ничего так и не нашли?
- Абсолютно, сэр! Более того, я убежден, что они так же, как и мы, не знали, что конкретно представляет собой объект поиска. Действовали по принципу сита – просеивали все подряд.
- Но где-то эта штуковина все-таки находится!
- Не думаю, сэр! У русских есть такая поговорка: «иди туда, не знаю куда, и принеси мне то, не знаю что».
- ???
- Трудно перевести, сэр! Приблизительно это означает, что ни тот, кто отдает распоряжение, ни тот, кто его исполняет, не знает ни где искать, ни что искать.
- Ладно, генерал, будем наблюдать.            Что-то где-то когда-то должно обнаружиться. Держите под контролем все – любая газетная «утка», любой абсурд в интернете, телевидение, слухи – все! И анализировать, анализировать, анализировать...
- Есть, сэр!
- Можете быть свободны, генерал.
 
В это время
Тель-Авив. 12.45.

- Ну вот и все. Прокакали в очередной раз.
- Если бы еще знать, что именно мы прокакали. Может, все это не стоило ни денег, ни сил.
- Ага, «не стоило»... Русские  активизировали всю сеть, американцев лихорадило... И все это «ничего не стоило»?    Давайте еще раз обо всем, что нам известно, по порядку, тезисно.
- Мы знаем о противостоянии КГБ и ГРУ. Знаем, что в их НТО постоянно шли разработки новой аппаратуры воздействия на подсознание. Знаем, что в обеих этих «конторах» были закрытые отделы, в которых сидели все эти телепаты, экстрасенсы, парапсихологи и прочий сброд. Знаем, что ГРУ чего-то там накопало и был изготовлен какой-то прибор.
- Вы уверены, что это реально, а не элементарное оправдание бюджетного воровства?
- Не знаю. Ни в чем не уверен. Все дело в том, что когда в середине девяностых они все начали разбегаться по всяким частным структурам, начальника НТО ГРУ просто ликвидировали. Но  что-то он успел передать...
- Кому?
- Вы должны были о нем слышать. Джеймс Бонд российского разлива.  Командир Дельты, некий Грутов. Ну, помните, штурм дворца Амина, потом все эти дела в Латинской Америке, «Аль-Каеда»... Этот Грутов во время всей этой суматохи ушел в отставку и связался с Рохлиным. Стал его правой рукой. Ходили упорные слухи, что вся эта команда готовила переворот. Рохлина убрали, а Грутова посадили, приписав ему такую чушь, что пришлось отправлять прокурора на пенсию. Потом какая-то запутанная история с конфликтом в зоне, в которой он сидел... Короче говоря, то ли он сам умер там, то ли ему помогли, но на этом все и оборвалось.
- У него что-то нашли?
- В том-то и дело, что их кто-то опередил. С женой Грутова, как обычно, переборщили на допросе, а откачать не успели. Все концы в воду. По косвенным данным, то, что они искали, находится в Штатах. Вот, пожалуй, и все. Но если они действительно что-то в этом ГРУшном НТО слепили, то цены этому нет!
- Ладно, остается надеяться, что все это очередное российское фуфло. Но наблюдать и наблюдать!
- Если бы еще знать, над чем и что наблюдать...

Из нигде не опубликованных записок «хлебника» Грутова А.В. (продолжение)

Семен Семенович Грутов, пятидесяти восьми лет от роду, прослужил 34 календарных года в одном из самых недоступных для непосвященных, да и для посвященных, пожалуй, тоже, Управлении - Главном разведывательном управлении при Генеральном штабе министерства обороны СССР - знаменитом  ГРУ. Это уже позднее, после побега за бугор Суворова, широкая публика узнала об «Аквариуме». КГБ знали все. А вот ГРУ, перед которым КГБ выглядел (да и был) невинной игрушкой, этаким внутренним аппендиксом в могучем организме ГРУ, знали только немногие.
Грутов был человеком думающим, привык анализировать поступки и слова окружающих, да и свои в первую очередь. Он понимал, что далеко не все действия и акции Управления,  в котором он служил, как бы это помягче сказать, соответствовали букве и духу законов и международных обязательств государства. Чаще волевым решением Политбюро ЦК партии предписывалось, чтобы, например, в неком государстве N, находящемся где-то у «черта на куличках» произошел военный переворот. И Грутов летел, чтобы выполнить не всегда понятные ему замыслы кремлевских старцев. Летел не один, а со своей  многократно проверенной командой.
Он не гнался за наградами и званиями - они сами шли к нему. И количество звезд на погонах росло в назначенные сроки. А иногда и раньше. Он любил свою работу, и ему было приятно думать, что в своем кругу, самом избранном кругу, он далеко не последний человек. У него было все, что необходимо для нормальной жизни, все, о чем подавляющее большинство населения огромной страны могло только мечтать. Хорошая квартира, абсолютно финансовая независимость, влияние и та тайная, огромная власть, которая намного действенней, чем престижные и грозные таблички на дверях кабинетов власти явной. Вся его жизнь складывалась из служебных командировок и отдыха. Грутов любил свой дом и большую часть времени между командировками предпочитал проводить дома, в кругу семьи.
Женился он поздно. Почти тридцать пять стукнуло, когда познакомился с Таней. В жизни встречалось много женщин, однако до чего-то более-менее серьезного, длительного дело не доходило. А здесь все сложилось как-то сразу. Все в ней – внешность, фигура, манера говорить – сразу “вписалось” в то понимание единственной и неповторимой, которое Грутов бессознательно себе представлял.

На следующее утро я с кулоном на шее и игрушкой в кармане отправился на работу...

Продолжение версии “A” в следующем номере

Версия С

Продолжение. Начало версии “C” см. в № 632-637

Михаил Шалев
Получив от Наташи номер телефона Сержио, Артем поначалу собирался сразу же позвонить к нему и рассказать все, что произошло с Дельгадо. Как выстроить разговор - он не представлял и решил, что экспромт – лучший способ подобного разговора.
С другой стороны, лучший экспромт – это экспромт, тщательно продуманный заранее.
Артем решил не гнать волну, подождать, пока уснет Ольга, да и самому не мешало бы привести мысли в порядок...
Итак, разумеется, он все расскажет Сержио. Рассказывать необходимо крайне взволнованно, т.к. на его глазах был убит ни в чем не повинный человек. По крайней мере человек, ни в чем не обвиненный судом.
Именно на этом нужно сыграть.
Мимоходом заметить, что он, Артем, единственный журналист, который был на месте произошедшего убийства.
Именно убийства, по-другому это назвать нельзя.
Его журналистское удостоверение видел полицейский и не сможет не подтвердить это.
Так же мимоходом следует упомянуть, что ему уже поступило предложение о продаже фотографий и
чего-то вроде репортажа с места события.
А там в зависимости от реакции этого Сержио будет ясно, как действовать в дальнейшем.
Артем приготовил себе чудовищную порцию скотча со льдом, на цыпочках подошел к Ольге, свернувшейся калачиком на широченной софе.
Ольга спала.
Артем перешел в кухню, плотно прикрыл за собой дверь, отхлебнул глоток из запотевшего стакана и набрал номер Сержио...

Наташа шла по вечернему Бродвею. Она казалась сама себе песчинкой, попавшей внутрь гигантского калейдоскопа – вокруг переливались огнями рекламы, сверкали витрины, а она, Наташа, была одновременно и внутри, и снаружи всего этого сверкающего великолепия.
У нее уже просто не было сил ни думать, ни рассуждать. Все нервы, вся выдержка ушли на этот ресторан, эпопею с извлечением сумки с документами, не говоря уже о пережитом сообщении, о гибели  Саймона.
Наташа остановила такси, и не прошло и часа, как она, набросав в ванну пару пригоршней минеральных солей Мертвого моря, медленно приходила в себя после всего пережитого...

Разговор с Сержио Артем провел виртуозно. Все так, как он и планировал.
Сержио был потрясен известием о гибели Дельгадо и попросил ничего не предпринимать, пока он не свяжется со своими людьми в полиции и друзьями Саймона.
- Дай мне сорок минут и не отходи от телефона, - попросил он Артема.
Но ждать пришлось всего минут пятнадцать.
- Артем, ты можешь приехать в Бенсонхерст? - Сержио назвал адрес...
- Я  немного выпил, чтобы снять стресс, а в Бенсонхерсте всегда куча полиции. Я уже достаточно сегодня имел с ними дел, и мне не хотелось бы провести остаток ночи в участке.
- ОК! Диктуй свой адрес, я пришлю за тобой своих парней. Они перезвонят тебе, как только подъедут.
Еще через час Андрей входил в холл роскошного дома в районе Бей-Ридж.

Несмотря на то, что шел уже первый час ночи, из ванны Наташа вышла ожившая и почти бодрая. Все-таки соли Мертвого моря действительно способны поднять даже мертвого. Закутавшись в махровый халат, она босыми ногами прошлепала в комнату и наконец вытряхнула все содержимое из многострадальной сумки с никотиново-рекламной надписью «Мальборо».
Вот паспорта, вот золотая зажигалка – подарок Саймона, вот ее косметичка, вот несколько пакетиков – явно кокаин, а вот...
Наташа потянула за тесемки синего шелкового мешочка, и на стол высыпалась весьма внушительная горка искрящихся камней.
Наташин отец был гемологом, специалистом по камням, и она сразу поняла, что перед ней бриллианты.
Она тупо уставилась в рассыпанные перед ней сокровища, пытаясь собраться с мыслями. Пересчитала. 62 камня. Самый мелкий – где-то порядка двух карат. Самый крупный – около пяти. Чистоты и инклюды (чужеродные вкрапления) без лупы не определить, но и так на первый взгляд было понятно, что камни очень приличной чистоты.
Маленькие кухонные весы, на которых Наташа взвешивала всякие ингредиенты для  косметических масок, показали общий вес  - 59 грамм. Около ТРЕХСОТ КАРАТ. Даже при заниженной цене в 500 долларов за карат – СТО ПЯТЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ БАКСОВ!
За такие деньги можно откупить от армии не только сына, но и целый батальон молодых призывников.
Наташа аккуратно смела со стола все камни обратно в мешочек, открыла переднюю декоративную панель кондиционера, сняла губчатый фильтр. Засунула мешочек вплотную к каким-то трубкам и привела кондиционер в первоначальное состояние.
Легла в кровать и сразу же провалилась в сон...

Сержио оказался совсем  молодым парнем, лет эдак 25-28. Он энергично пожал Андрею руку и представил его пожилому джентльмену, сидящему в глубоком кожаном кресле.
- Андрей, журналист русской газеты. А это – мистер Горадо, глава.., Сержио назвал крупную юридическую фирму, обслуживающую интересы ведущих финансовых корпораций по всей Америке.
Андрей слышал об этой фирме, но даже в самых радужных снах не мог предполагать, что когда-нибудь будет сидеть напротив главы могущественной компании.
- Остальные приедут с минуты на минуту, - сказал Сержио. - Что будем пить? Коньяк, скотч, русскую водку?
- С меня на сегодня уже достаточно, - попытался отказаться Андрей.
- Ничего-ничего, у вас был не самый легкий день...    К тому же вас доставят домой в целости и сохранности.
В это время в холле появилось еще несколько человек. Двое из них - ярко выраженные итальянцы, еще двое – непонятно кто и один очень пожилой мужчина в кипе и с густой бородой.
Андрей не совсем понял, кто они такие, тем более что Сержио назвал только имена новых гостей.
- Фредди, мистер Ольвио, а это, -  он поклонился в сторону старца, - наш уважаемый реб Лестер.
- Господа, хочу представить вам мистера Андрея, русского журналиста, друга нашего... - он запнулся, подбирая слово, - увы, покойного, Саймона Дельгадо. Андрей присутствовал при его последних минутах жизни и готов подтвердить, что Саймон был зверски убит полицией. Прошу вас, Андрей!
Подробно, начиная с прихода в ресторан, Андрей рассказал обо всем, что произошло. Откинув крышку цифровой камеры, продемонстрировал несколько кадров убитого Дельгадо, снятых в разных ракурсах.
За все это время никто в комнате не произнес ни звука...

Продолжение версии “С” в следующем номере

Версия D

Продолжение. Начало версии “D” см. в № 632-637

Лева... Наивный, порою смешной, не приспособленный к жизни... Я так часто была с ним груба, несправедлива, но я его любила! Не самого лучшего, не самого умного, не самого «мачо», но родного и близкого...
Понятно, что ни о каком «пережидании» в тюрьме речь уже не шла. Арик превзошел самого себя и уже к концу дня я была освобождена до суда. Более того, мне разрешили покинуть Америку, чтобы я смогла похоронить Леву. В Кишиневе все могилы наших родственников. Я решила похоронить Леву рядом.
Самое удивительное, что все деньги, которые Лева вез с собой, были не тронуты. То ли милицию, которая прибыла на место аварии, насторожил Левин американский паспорт, то ли они просто не успели украсть, но факт остается фактом – деньги мне вернули вместе со всеми документами и Левиной сумкой. Эту сумку я сама собирала ему накануне его отлета.
Мне вполне хватило и на приличные похороны, и на хорошее место на кладбище, и на задаток для памятника, который будет установлен к первой годовщине. Всего я пробыла в Кишиневе почти неделю.
За это время мне дважды звонил Арик, сообщил, что он от моего имени извинился перед полицейскими и «вы же понимаете, Света, что все мы люди и ничто человеческое нам не чуждо...». Короче, дело было закрыто.
Вы не поверите, но все это, вместе взятое, – авария, арест, гибель Левы, хлопоты с похоронами, - настолько выбило меня из колеи, что я просто забыла о самой себе. Маникюр облупился, и вообще я выглядела мегерамегерой... Только в самолете, на обратном пути, я позволила себе чуть-чуть привести себя в порядок. И не столько внешне – макияж и все такое, но и самое главное - свои мысли.
Почти двенадцать часов полета с пересадками - достаточное время, чтобы все не спеша обдумать.
Итак, «что мы имеем с гуся»?
Мы имеем совсем еще нестарую вдову с неплохой квартирой и с реальными шансами где-то через год-полтора найти себе подходящего мужика. Навсегда или хотя бы на время. Раньше просто нельзя. Люди не поймут.
Мы имеем пудреницы, которым нет цены! Мы имеем возможность оставить пару штук для себя. Судя по той капелюшечке, по тем крупинкам, которые я опробовала на своей руке и по эффекту воздействия, мне этих двух пудрениц  хватит, даже если я проживу еще лет двести.
Мы имеем возможность заделаться таким крутым косметологом, что очередь ко мне будет стоять от Голливуда до моей улицы. За такое омоложение любая женщина продаст душу дьяволу! Значит, мы имеем достаточно обеспеченное будущее.
Мы еще имеем какой-то ключик с номерами и кучу кредитных карточек. Ключик и карточки с правами этого Чена (или Чана, Чуна... нет, не помню) нужно или выбросить, или так спрятать, чтобы сама не смогла вспомнить...
Но это все как бы плюсы. Теперь о минусах. Которых лучше всего избежать.
За пудреницами и всем остальным идет охота. Те, кто охотится, точно знают, что Лева (пусть земля ему будет пухом) их забрал. Естественно, что рано или поздно, но они придут ко мне и, не дай Бог, если ЗА МНОЙ.
Нужен какой-то план, нужна отмазка от этих людей.
А может, они уже приходили и дома уже ничего нет!
Я похолодела от одной этой мысли. Боже мой! Я же бросила все: и пудреницы и бумажник, и ключик на самое видное место – в коробку, в которой все «на потом» – письма, газеты, биллы. Если они приходили опять...
Я так и не успела все продумать до конца. Элементарно уснула. Видимо, сказалось напряжение последних дней.
Проснулась я, когда самолет уже заходил на посадку.
Поскольку я вылетала без багажа, на скорую руку, с одной небольшой дорожной сумкой, которую взяла с собой в салон самолета, вышла одной из первых.
Не успела я сделать и нескольких шагов, как ко мне подошли два джентльмена. Именно джентльмена, я ничуть не иронизирую. Великолепно одетые, в идеально начищенных туфлях и вообще выглядевших скорее для VIP-приема, чем для зала прилета в Кеннеди.
- Госпожа Борщева, - обратился один из них ко мне, - мы вас встречаем. Мое имя – Грегори. Грегори Карминер. Мой друг – мистер Шаб. Виктор Шаб. Вы разрешите с вами поговорить?
- Простите, я вас не знаю, а с незнакомыми я на улице не разговариваю, - с достаточной долей высокомерия (как мне показалось) ответила я.
- Простите, госпожа Борщева, но мы представились и разговариваем мы не на улице, а в здании всемирно известного аэропорта. Впрочем, поверьте, что наша беседа, если она, разумеется, состоится, не только интересна, но и чрезвычайно выгодна. В первую очередь для вас. Впрочем, если вы категорически против разговора, то мы не станем настаивать и удалимся. Не уверен, что вы не станете в дальнейшем сожалеть о том, что наше знакомство оказалось столь непродолжительным.
Даже со своим неплохим, но далеким от совершенства английским, я не только оценила изысканность речи, но и мягкий, доброжелательный настрой этого Грегори. К тому же он был явно в моем вкусе. Строен, высок, подтянут... От него чуть уловимо пахло потрясающим мужским одеколоном.
- О’кей! Поговорим. Но только здесь, в аэропорту, за чашечкой кофе.
- Как вам угодно, можно и здесь... Хотя весьма сомневаюсь в качестве того, что здесь называют кофе.
Грегори кивнул своему спутнику, и тот переместился к буфетной стойке, за которой парочка продавцов изнывала от безделья.
Мы с Грегори присели чуть в стороне, и уже через минуту я пила кофе, который, как ни странно, оказался вполне приличным.
- Госпожа Борщева, - начал Грегори, - я начальник службы безопасности компании.

Продолжение версии “D” в следующем номере