“ТИХАЯ” ДИПЛОМАТИЯ

Америка
№29 (639)

Когда Алана Гринспена однажды спросили, почему у Америки постоянно растет государственный долг, главный еще в те времена финансист отшутился - потому, дескать, что политики живут на проценты от долга страны. Возможно, он, и сам того не ожидая, попал в самую точку. Или сказал то, что на самом деле думает? Голая политика, как машина без бензина: не заправишь - не поедешь.
Поэтому политику заказывают не те, кто платит налоги, а тот, кто платит политикам.
Джордж Джорджиевич Буш (простите за фамильярность, но очень уж не нравится мне уточнение “Буш-младший”) в бизнесе не преуспел. В 1981 году его нефтяная компания “Bush Exploration” была на грани банкротства. Казалось, уже ничто не спасет ее от краха. И тут вдруг нашелся благодетель - нью-йоркский инвестор Филипп Узиелли, решивший вложить в нее “лишние” деньги. Эту отличную мысль подал ему старый университетский товарищ Джеймс Бейкер, только-только возглавивший кабинет новоизбранного президента Рональда Рейгана. Джордж Герберт-Уокерович Буш, с которым он тоже дружил, стал вице-президентом. 
Пять лет спустя Джорджа Джорджиевича пришлось спасать снова. И Джеймс Бейкер опять не подвел. Неудачную компанию вместе с долгами купила “Harken Energy”, принадлежащая Салему бен Ладену, старшему брату того самого Осамы. Бейкер уже в те времена имел хорошо налаженные связи с саудовскими деловыми кругами и был вхож в королевский дом. Так пересеклись пути двух известных семей – Бушей и Ладенов. Причем настолько тесно, что они доверили свои активы инвестиционному холдингу “Carlyle Group”, который в 1989 году приобрел компанию “Caterair International”, где директором становится Джордж Джорджиевич.
Вскоре “Carlyle Group” превращается в тихую гавань не только для Бушей. После победы на президентских выборах Билла Клинтона сюда приходит и Джеймс Беккер. В течение 10 лет он оставался здесь советником, совмещая эти обязанности с работой в адвокатской фирме “Baker & Botts”. И попутно возглавлял Институт общественной политики, который исследует влияние нефтедобывающих стран на международные отношения. При нем, кстати, и “Carlyle Group” превратилась в одного из наиболее влиятельных поставщиков Пентагона.
По иронии именно 11 сентября 2001 года “Carlyle Group” провела торжественное собрание в вашингтонском отеле “The Ritz-Carlton”, на котором присутствовали Джеймс Бейкер, Джордж Герберт-Уокерович Буш и несколько братьев... Бен Ладена. На огромных экранах, установленных в фойе отеля, они наблюдали, как самолеты таранят башни-близнецы. А уже на следующее утро высокопоставленные саудовцы, в том числе и братья Бен Ладена, тихо улетели на спецсамолете в Эр-Рияд.
Срочно “эвакуировал” их все тот же Джеймс Беккер. Его адвокатская контора “Baker & Botts”, центральный офис которой расположен в Хьюстоне, защищала интересы саудовской королевской семьи, “противозаконно” обвиненной родственниками жертв терактов в  финансировании этой беспрецедентной атаки.
Между прочим, обратите внимание на еще одну “случайность”. Знаете, кто после тех трагических сентябрьских событий был назначен послом в Саудовскую Аравию? Роберт Джордан - третий по значимости человек в “Baker & Botts”.
Когда в октябре 2003 года институт Бейкера, директором которого стал бывший американский посол в Израиле Эдвард Джереджиан, опубликовал доклад, осуждающий антиарабскую пропаганду, “The New York Times” выступила с редакционной статьей “Чьи интересы защищает господин Бейкер?“. Собрав воедино все эти факты, газета не без иронии констатировала, что Джеймс Бейкер одновременно работает и Джорджем Бушем, и Колином Пауэллом.
Белый дом откликнулся немедленно, уверяя, что бывший госсекретарь просто выполняет дипломатическую миссию на общественных началах, за что президент Буш выражает ему публичную признательность и благодарность.
Самому Бейкеру, видимо, дали понять, что надо на время уйти в тень, чтобы не дразнить “еврейское лобби”. И он ушел, но времени даром не терял, готовя новую “бомбу”. 
В ноябре 2006 года под вполне невинной вывеской - не допустить сползания Ирака к гражданской войне - была создана двухпартийная сенатская комиссия “Iraq Study Group”. Возглавили ее Джеймс Бейкер и Ли Хамильтон. Подготовленный группой доклад почему-то непосредственно касался Ирана и Сирии, с которыми рекомендовалось начать дипломатический диалог, хотя Вашингтон обвинял эти страны в поддержке террористических группировок, совершающих вылазки по всему миру, в том числе и в Ираке. Как сообщала “The Washington Times”, этот доклад вызвал ярость евангелистов, которые предупредили Буша, что взорвут сами устои Республиканской партии. “Рекомендации” положили под сукно, но, как теперь нетрудно заметить, стали потихоньку претворять в жизнь.
Для чего понадобился этот эскорт в недавнюю историю? На прошлой неделе очередная двухпартийная комиссия Конгресса, которую возглавляют бывшие госсекретари Джеймс Бейкер и Уоррен Кристофер, приступила к разработке нового закона, ограничивающего права президента на объявление войны. Свое видение новой политической концепции Джеймс Бейкер и Уоррен Кристофер изложили в статье, опубликованной в “The New York Times”. На чем она базируется?
Конституция, как известно, разделила  полномочия по ведению войн между законодательной и исполнительной властями. “Отцы-основатели” исходили из того, что обе ветви власти будут тесно сотрудничать друг с другом. Но, как считают Бейкер и Кристофер, сейчас они не только не сотрудничают, но даже не всегда консультируются. Поэтому принятый Конгрессом еще в 1973 году, то есть в самый разгар Вьетнамской войны, War Powers Act о военных полномочиях «в лучшем случае неэффективен, а в худшем - неконституционен». Следовательно, его надо заментить новым законом, который бы позволял Конгрессу в течение месяца утвердить или отвергнуть запрос президента. При этом Бейкер и Кристофер ссылаются на последний опрос, проведенный Институтом Гэллапа, показавший, что 79% американцев выступают за то, чтобы президент обязательно заручался согласием Конгресса на отправку военнослужащих за пределы страны. 
Почему инициаторами этого закона стали именно Бейкер и Кристофер? Формально оба они - сопредседатели надпартийной Национальной комиссии по полномочиям на ведение войны, учрежденной Конгрессом. Правда, газета “The Los Angeles Times” утверждает, что сначала предложение направили Мадлен Олбрайт, но она дипломатично отказалась.
Тогда связались с Уорреном Кристофером. Он тоже знаковая фигура в американской политике. Юрист Кристофер успел поработать дипломатом перед тем, как Билл Клинтон назначил его госсекретарем. Эту должность он занимал до 1997 года. Ничем особым себя не проявил, если не считать бесславную войну в Югославии, за которую ратовал.
Кому и зачем понадобился этот закон?
По логике он направлен против администрации Джорджа Буша. Но это только на первый взгляд. Конгресс готовит почву под нового президента. Эпоха Буша подходит к концу. Но, судя по всему, именно он станет предвестником новой американской политики изоляционизма. Об этом пишет газета “The International Herald Tribune”, напоминая, что принцип невмешательства в дела других стран был заложен еще в Декларации независимости. Его сторонниками выступали Джордж Вашингтон и Томас Джефферсон. Идеи изоляционизма в его классическом варианте нашли отражение в так называемой “доктрине Монро”, которой Соединенные Штаты неукоснительно следовали до 1915 года, то есть до вступления в Первую мировую войну.
И пусть вас не вводит в заблуждение словесная риторика. Война с терроризмом - удачный слоган, позволивший победить на прошлых выборах. Новые выборы требуют новых лозунгов. Новостное агентство “Associated Press” проанализировало данные министерства финансов США и с удивлением обнаружило, что объем экспорта американских товаров в Иран при администрации Джорджа Буша вырос в 10 (!) раз. Несмотря на экономические санкции и психологическую войну. Активней всего работают с исламской республикой Калифорния, Флорида, Джорджия, Луизиана, Мичиган, Миссисипи, Нью-Джерси, Северная Каролина, Огайо и Висконсин.
«Дипломатия - это искусство обуздывать силу», - любил повторять еще один бывший госсекретарь Генри Киссинджер. Нынешняя “тихая” дипломатия - это искусство сверять часы, не переводя стрелок. Суть в принципе одна и та же: бороться за выживание в будущем столетии, не зная, удастся ли выжить в этом. Впрочем, чем тоньше лед, тем сильнее хочется убедиться, выдержит ли он.