НЕ В СВОИ САНИ

В мире
№29 (639)

Парадоксально, но факт: чем грандиозней планы, тем меньше исполнителей. Наверное, потому, что сам процесс планирования гораздо важнее любых планов. Хотя и самый бессмысленный  замысел можно выполнить мастерски. Николя Саркози все-таки доказал, что если “пуп” земли и не сместился в Париж, то Франция может стать частью Ближнего Востока. Его идея Средиземноморского союза, в который вошли бы страны с населением в 750 миллионов человек, потихоньку завоевывает сердца. Башара Асада и Махмуда Аббаса.
Молодой и обаятельный французский президент с якобы еврейскими корнями вызвал бурный арабский восторг после того, как сказал, выступая в Кнессете, что «мир на Ближнем Востоке невозможен без признания Иерусалима столицей двух государств». Этот “ключ” открыл дверь Парижской конференции, которую еще совсем недавно арабы дружно бойкотировали. И только не доверяющий даже себе Муамар Каддафи разглядел в намерениях Саркози «заговор по подрыву единства арабских и африканских стран». Но в Лиге арабских государств на него давно уже не обращают внимания: что, дескать, возьмешь с полковника. 
У Саркози появился повод утереть нос скептикам. Но... все по порядку. Итак, в Париже собрались главы государств и правительств 43 стран Европы, Северной Африки и Ближнего Востока. Чтобы торжественно провозгласить создание Средиземноморского союза. Однако место встречи изменилось донельзя, когда Ангела Меркель, без восторга отнесшаяся к еще одному “искусственному союзу”, вдруг поинтересовалась, смогут ли ужиться под одной крышей Израиль и, предположим, та же Сирия. Ответа долго ждать не пришлось.
Когда израильский премьер выступал в зале “Гран Палас”, среди титулованных особ отсутствовал только один - президент Сирии. Саркози, видимо, понимая, что без тёплой обстановки встречу даже симпатизирующих друг другу трудно назвать дружественной, сказал корреспонденту новостного агентства “Associated Press”, что у него нет точной информации о том, присутствовал или отсутствовал Асад. Но предположил, что у него могли быть какие-то срочные дела, связанные с “тайными планами”.
Репортеры все-таки “поймали” Асада и Ольмерта, сидевших за одним столом во время технического заседания, но так и не дождались, когда они обменяются рукопожатием. Комментируя этот инцидент в интервью французскому телевидению, Башар Асад был краток: «Нам не нужны символы». И добавил, что время прямых контактов наступит, когда в Белом доме будет другой президент.
Чтобы строить козни, архитектурного образования не требуется. Асад, которого в последние годы и близко не подпускали к порядочному обществу, оказался вдруг в центре внимания. Британская газета “The Sunday Telegraph” сообщила, ссылаясь на собственные источники, что сирийское руководство готово отказаться от военно-политического союза с Тегераном. Асад опроверг это сообщение, отметив в интервью французской радиостанции “Inter”, что любое давление на Иран, не говоря уже о военной конфронтации, «будет иметь тяжелые последствия для Соединенных Штатов, Израиля и всего мира».
Французы - не англичане. Те бы напомнили нешуточную угрозу Елизаветы I: «Я тебя укорочу на голову». Асад, которого распирало от собственной значимости, пообещал Николя Саркози «использовать все свое влияние на Тегеран, чтобы способствовать мирному разрешению кризиса». В ответ французский президент поклялся треуголкой барона Мюнхгаузена установить вечный мир на Ближнем Востоке.
Давать обещания в Париже столь же опасно, сколь трудно их не давать. Тем более что нет таких обещаний, которых нельзя было бы не дать. Саркози их тоже раздавал направо и налево. Ольмерту, к примеру, обещал освободить Гилада Шалита, вспомнив вдруг, что у него французское гражданство. А Асаду предложил построить в Сирии атомный реактор. Запамятовал, видимо, что стало с северокорейским. Да и с французо-иракским тоже. 
Мечты, говорят, - это планы в уме, а планы - мечты на бумаге. Странно, почему Саркози не поинтересовался, зачем возводится на горе Саннин в Ливане радиолокационная станция имени ирано-сирийской дружбы? Израиль уже предупредил Бейрут, что уничтожит этот подарок “Хезболле” еще до того, как она вступит в строй. И не будет спрашивать разрешение на это у президента Франции.
Ольмерт с Ливни, по большому счету, съездили в Париж зря. На них смотрели как на пустое место. Европейцы обхаживали Асада, суля ему золотые горы. Но не могли скрыть даже собственных разногласий.
«На саммите в Париже мы составляем своего рода карту для осуществления новых впечатляющих совместных планов, - прокомментировала известие о создании Средиземноморского союза комиссар по внешнеполитическим и добрососедским связям Евросоюза Бенита Ферреро-Вальднер. - В то время как Евросоюз делает упор на  двусторонних отношениях, Союз стран Средиземноморья намерен проводить политику укрепления регионального сотрудничества».
Первостепенное значение, если исходить из декларации участников Парижского саммита, будет уделяться экономическим связям. Однако трений избежать не удастся. Тот же Каддафи по-своему прав, утверждая, что в арабо-европейской торговле сложился явный перекос. С 2000 года европейский экспорт ежегодно увеличивается в среднем на 10%, в то время как у государств Средиземноморья - всего на 4%. Общий объем торговли тоже незначителен - 120 миллиардов евро, то есть чуть более 5% от всего объема внешней торговли Евросоюза. Поэтому, по мнению Каддафи, главная цель нового Союза для европейских стран - борьба с так называемой незаконной иммиграцией.
Косвенно эту мысль подтвердила Германия. Министр внутренних дел ФРГ Вольфганг Шобле подписал в Париже соглашение со своим сирийским коллегой бригадным генералом Басамом Абдул-Маджидом об ускорении депортации сирийских нелегальных иммигрантов. Сейчас в Германии проживают порядка 28.350 сирийских граждан и еще примерно 7.000 человек находятся в стране нелегально. Есть и еще одна проблема, о которой обычно говорят с неохотой. Что делать с арабскими террористами, отсидевшими установленный срок?
На прошлой неделе вышел на свободу Абдельлатиф Ибрагим Фатайер, один из четырех террористов так называемого “Народного фронта освобождения Палестины”, захвативших 7 октября 1985 года итальянский круизный лайнер “Achille Lauro” с 450 пассажирами и убивших американского еврея Леона Клингхоффера, прикованного к инвалидной коляске. Когда их требование освободить 82 “палестинских заключенных” было отвергнуто, они вылетели из  египетского Порт-Саида в Тунис, но самолет перехватили американские истребители и посадили его на авиабазе НАТО в Сицилии.
Фатайера посадили на 25 лет. Несколько месяцев назад он подал апелляцию, и суд Генуи сократил ему срок до 21 года тюремного заключения. Остальные четыре года он должен провести под полицейским надзором. Как сообщает итальянская газета “Corriere della Sera”, ливанские власти отказались признать его своим гражданином. И несмотря на решение суда о том, что Фатайер не может получить вида на жительство из-за принадлежности к террористической организации, его тем не менее освободили. Без всякого статуса. Сегодня в европейских тюрьмах сидят десятки тысяч арабских террористов. Их выпускают на свободу, но не депортируют: нет желающих принять. Да и правозащитники легко доказывают, что на родине их неминуемо ждет расправа. 
Тем не менее бороться с терроризмом новая организация не будет. Ее приоритеты - борьба с нелегальной иммиграцией и защита окружающей среды. О терроризме с трибуны саммита вообще не было сказано ни слова. В Париже, похоже, шел просто торг. Тайную завесу слегка приоткрыла немецкая газета “Frankfurter Allgemeine Zeitung”, утверждающая, что по договоренности с Сирией Германия подарит Палестинской автономии 242 миллиона долларов.  На поддержание правоохранительных органов.
Арабы хорошо научились продавать воздух. Почти никто не обратил внимания на недавнюю конференцию в Вене, на которую съехались представители 80 государств. Обсуждалось восстановление лагеря палестинских беженцев Нахр аль-Баред, разрушенного во время столкновений между ливанской армией и боевиками группировки “Фатах аль-Ислам”. И знаете, сколько под них собрали денег? 290 миллионов евро! Совсем неплохо для караванного городка.
...Французы, похоже, опять сели не в свои сани. Все их попытки достичь прорыва на сирийско-израильском и израильско-палестинском направлениях ничего не дали. «В последнюю минуту договоренности между израильтянами и палестинцами были заблокированы, - сообщил, выступая в программе радиостанции “Europe-1”, французский министр иностранных дел Бернар Кушнер. - Мы застряли на одной фразе...».
Что же это за фраза? «Израильтяне настаивали на включении в текст упоминания о государстве для еврейского народа, мы же категорически против этого», - пояснил в интервью агентству “France Press” палестинский министр иностранных дел Рияд аль-Малики.
Все-таки прав шутник Вуди Аллен: «Если вы хотите рассмешить Б-га, расскажите ему о своих планах».