Здравствуйте, ПОЛКОВНИК ГРАКОВ!

В мире
№29 (639)

Анекдоты об армии и милиции всегда популярны. Появляются они из гущи жизни, часто даже оформленной документами и приказами. Из самых старых помню приказ градоначальника Ростова полковника Гракова. В нем сообщалось: какие-то лица расклеивают по городу листовки, в которых призывают пролетариев всех стран соединяться. Выражалось недоумение: почему пролетарии всех стран решили соединиться именно в Ростове? Посему постановлялось: соединение пролетариев всех стран на территории вверенного полковнику Гракову Ростовского-на-Дону и Нахичеваньского-на-Дону градоначальств - запретить.
Хорошо бы привести текст дословно, но, увы, не помню. Впрочем, полное представление о слоге и мысли Гракова можно получить по сохранившемуся для потомков другому шедевру. Однажды, гуляя по улицам переодетым, инкогнито, он увидел у гостиницы швейцара, который не узнал его и сказал обидно: “Проходи, чего лупишь глаза? Много вас тут цельный день охаживает подъезды”.
На следующий день Ростов взахлеб читал приказ-творение, опубликованное в газетах:
“Швейцары! Я вашу братию знаю. Вы там стоите себе при дверях, норовя содрать чаевые. Я понимаю, что без чаевых вашему брату скука собачья. Однако кто вас поставил в такое положение? Кому обязаны всем? - Городу и городскому начальству. Поэтому требую раз и навсегда: швейцар, сократи свою независимость...
Градоначальник Граков”.
Зуд прямого обращения к подчиненным с поучениями о жизни свойствен руководителям в любые времена. У нас он вдруг и в массовом порядке проявился в июле. В различных родах и видах.
Председатель Сбербанка Герман Греф, будучи человеком штатским, послал 1 июля каждому из 265 тысяч сотрудников электронное письмо:
“Наши конкуренты во многом научились работать эффективнее... Чтобы превзойти конкурентов в большом, каждый из нас должен начать с малого - посмотреть на себя, оценить свою работу... Делать лучше и эффективнее каждодневные, ранее привычные дела, привести в порядок свое рабочее место, организовать пространство офиса так, чтобы всё было под рукой и любые операции занимали меньше времени... Стать более терпимым к недостаткам других и не откладывать работу над собой”.
Не отстал от главы Сбербанка, не отложил работу над собой и над личным составом министр внутренних дел Рашид Нургалиев. В тот же день, 1 июля, он публично, на конференции, осудил “случаи грубого, а иногда и хамского отношения к гражданам. Люди приходят к нам со своей бедой, ждут защиты, а вместо этого нередко сталкиваются с безразличием и формализмом. Меня как руководителя до глубины души возмущает такое черствое, безответственное поведение отдельных сотрудников”.
После чего начальник Департамента кадрового обеспечения объявил, что до конца года в МВД РФ будет принят “Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел”.
Работа над ним ведется уже два года. Еще в 2006-м предупреждали общественность. Аналогичный кодекс был уже принят в 1993 году. Никто его не отменял. Значит, придется отменить.
Каким будет новый - узнаем. Только многие почему-то заранее настроены скептически.
“Подобные заявления считаю изощренной формой издевательства над нашим населением, - заявил заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности Сергей Гончаров. - У 99 процентов нашего населения упоминание этого кодекса ничего не вызовет, кроме идиотских ухмылок и ёрничества”.
Гончаров - военный. Известна необъективность, выразимся так, отношения армейских к милицейским. Но любопытно, что скажет Гончаров по поводу такого же кодекса, принятого Министерством обороны? Называется - “Правила этикета военнослужащих и гражданского персонала, проходящих военную и государственную гражданскую службу в центральном аппарате Министерства обороны Российской Федерации”.
Позволю себе небольшой мемуар. Я служил в 1969-1971 годах. Читал Устав внутренней службы Советской Армии, в котором к слову “стандартный” всегда давалось пояснение в скобках. Например: “Заправка коек должна быть стандартной (однообразной)”. Наши Уставы были созданы на основе Уставов еще 1939 года. Образовательный уровень многих призывников тех лет - курсы ликвидации безграмотности. Так что пояснение вполне оправданно, уместно.
С тех пор, с 1939 года, минуло почти 70 лет. Что изменилось? Почитайте “Правила этикета...”, своеобразный устав внутренней службы и дружбы не для малограмотных солдат из российских деревень - для высших офицеров, работающих в Министерстве обороны и Генеральном штабе.

“ Для приветствия лучше всего пользоваться традиционным официальным “Здравствуйте!” или более теплыми словами “Доброе утро!” - до 12 часов, “Добрый день!” - до 18 часов, “Добрый вечер!” - после 18 часов...
Слова приветствия произносятся четко, не слишком быстро, но и не медленно. При этом говорящий смотрит прямо. Неприлично при приветствии отводить взгляд в сторону, рассматривать помещение или других присутствующих. “Добавленная” к приветствию улыбка улучшит общее настроение...
Рукопожатие - традиционный, символический и традиционно мужской жест-приветствие. Оно должно быть кратким и достаточно энергичным, при этом не слишком сильным и не слишком слабым. Нельзя трясти или встряхивать чужую руку или протягивать лишь пальцы рук”.
И так далее на нескольких страницах.
Повторю – не для солдат, пришедших в армию после ликбеза, а для высшего офицерского состава, пришедшего в Министерство обороны и Генштаб из военных академий. Разъяснили сердешным, как по часам отличать утро от вечера.
Еще мемуар об Уставе 1939 года.
Как-то ночью, когда казарма спала, мы с командиром нашей 3-й роты Евгением Алексеевичем Ташлыковым пили чай в канцелярии. На огонек зашел молодой замполит 2-й роты. Налили ему. Замполит поделился проблемами: “Мучаюсь, надо характеристику написать на одного раздолбая. Помогите”.
Мой командир оживился: “Учись! Значит, берешь Устав внутренней службы. Открываешь параграф “Обязанности солдата”, переписываешь основные положения. Если характеристика положительная – оставляешь как есть. Если отрицательная, везде ставишь “не”: не осознает, не соблюдает, не выполняет, не изучает, не оказывает уважение, не бережет государственное и военное имущество... Понял?”
Окажутся ли “Правила этикета...” для полковников и генералов такими же полезными, каким был для нас Устав 1939 года?
Интересно было еще раз встретиться, полковник Граков!
Москва