К столетию ФБР: Эрик О’Нил

История далекая и близкая
№30 (640)

«РБ» продолжает знакомить читателей с наиболее выдающимися сотрудниками Федерального бюро расследований. На очереди – история Эрика О’Нила, знаменитого американского следователя и шпиона.
Михаил Соболев
Родившийся в 1973 году О’Нил никогда не думал о карьере фэбээровца. После окончания школы он мечтал пойти по стопам родителей и посвятить свою жизнь политике или психологии. Будучи застенчивым подростком, О’Нил мало общался со сверстниками и выглядел белой вороной в глазах окружающих. Учителя, однако, хвалили будущего агента ФБР за феноменальную память и отличное знание мировой истории.
«В это трудно поверить, но я никогда не конспектировал сказанное преподавателями, - вспоминает О’Нил. – Просидев целый день на школьной скамье, я мог в точности воспроизвести слова каждого учителя даже через месяц».
Именно великолепная память помогла О’Нилу стать фэбээровцем. Уже на первом курсе университета к нему поступает предложение от спецслужбы пополнить ряды департамента SSG – одного из подразделений ФБР, занимающегося скрытым наблюдением за подозреваемыми. «Для меня до сих пор остаётся загадкой, почему представители спецслужбы увидели в скромном студенте потенциального шпиона, - улыбается О’Нил. – Возможно, кто-то из моих университетских наставников увидел во мне скрытого Джеймса Бонда и связался с ФБР». 
После университета и академии ФБР О’Нил уезжает в Калифорнию, чтобы следить за Джеромом Николасом - лидером преступной группировки, занимающейся вымогательством и киднеппингом. «Слежка за человеком – одно из самых трудных занятий на свете, - признаётся фэбээровец. – Я должен был не только следовать по пятам подозреваемого, но и записывать все его переговоры на плёнку. Для этого постоянно приходилось таскать с собой большой чемодан шпионской техники – от примитивных «жучков» до сложного устройства, считывающего речь человека по вибрации оконного стекла. Самым обидным было то, что большая часть моей работы была пустой тратой времени. Целыми днями Николас разъезжал со своей подружкой по магазинам и не совершал ничего противозаконного».
После шести месяцев непрерывной слежки Николас всё-таки встретился с подельниками и обговорил детали похищения двух дочерей крупного бизнесмена из Лос-Анджелеса, имя которого ФБР держит в секрете. За похищенных детей преступники надеялись получить выкуп в размере $4 млн.
О’Нил сообщил о произошедшем в Вашингтон, и уже через несколько дней все члены группировки были задержаны. Запись их разговора послужила веским доказательством преступного заговора в суде, и бандиты были приговорены к крупным срокам тюремного заключения.
«Слежка за человеком напоминает охоту на оленя, - философствует О’Нил. – Ты следуешь за ним, изучаешь его повадки, а потом делаешь один контрольный выстрел».
В последующие годы фэбээровец занимается слежкой за преступниками в разных частях страны: «Мне попадались самые разные люди. Одни могли сидеть восемь часов в кинотеатре, другие – читать газету в парке с полудня до полуночи, третьи – постоянно передвигаться на автомобиле. Однажды мне пришлось шесть месяцев просидеть в библиотеке, когда ФБР выслеживала религиозного фанатика, самостоятельно осваивающего курс ядерной физики».
Деятельность О’Нила привела к задержанию полутора сотен преступников – от насильников детей до коррумпированных чиновников. «Настоящий профессионализм приходит тогда, когда ты начинаешь чувствовать объект слежения на расстоянии, - рассказывает О’Нил. – Это трудно объяснить, но со временем чутьё следователя становится точно таким же, как у полицейской собаки К-9».
В 1999 году в жизни фэбээровца наступает самый ответственный момент. Руководство ФБР просит О’Нила наладить дружественные связи с Робертом Ханссеном – фэбээровцем, подозреваемым в шпионаже в пользу России. Кандидатуру О’Нила лично выбрал директор ФБР Луис Фрих (о нём мы рассказывали в одном из предыдущих зарисовок) из тысяч других претендентов.
«Возможно, первый раз в жизни я начал сомневаться, что смогу справиться с таким ответственным заданием, - признаётся О’Нил. – Одно дело следить за маньяками и грабителями и совсем другое - наблюдать за профессиональным агентом ФБР, опыт которого превышает твой собственный почти в пять раз».
Ханссен долгое время считался одним из лучших агентов ФБР. Он блестяще владел шестью языками и раскрыл более 400 преступлений. К тому же он был настоящим мастером перевоплощения. В операциях ФБР он мог сыграть как жестокого наркобарона, так и добродушного сельского жителя. Последние годы службы, однако, Ханссен занимался бумажной работой, возглавляя отдел по шпионажу в Советском Союзе. Он знал имена практически всех русскоязычных агентов, работающих на американскую разведку.
Примечательно, что Ханссен был одним из немногих фэбээровцев, которые смогли обмануть электронный детектор лжи. Это говорит о чрезвычайной хладнокровности и виртуозном таланте лгать.
Для более продуктивного результата ФБР назначило О’Нила помощником Ханссена. Официально он должен был выполнять все поручения нового босса, а неофициально – найти любые улики шпионажа в пользу России. «Работать с Ханссеном было одновременно просто и тяжело, - признаётся О’Нил. – Он говорил только о работе и всегда выглядел очень напряжённым и сосредоточенным. Я пытался вытащить своего начальника на футбол или в бар, но он всегда вежливо отказывался. Мне приходилось играть роль недальновидного человека, который любит шумные вечеринки и равнодушно относится к работе. Со временем Ханссен перестал относиться ко мне с недоверием. Он всерьёз думал, что имеет дело с очень недальновидным и умственно ограниченным человеком, каким я, конечно же, притворялся».
О’Нил понял, что все свои секретные данные Ханссен хранил в электронной записной книжке, с которой не расставался ни на минуту. ФБР неоднократно пыталось найти момент, чтобы скачать данные, но Ханссен не давал для этого ни одной возможности. Даже ночью он клал книжку под подушку. Купаясь же в бассейне, он убирал её в водонепроницаемый пакет и прятал в карман шортов.
«Мы предприняли более тридцати попыток получить книжку, вплоть до найма профессионального карманника, - рассказывает О’Нил. – Однако Ханссен всегда был на чеку. Однажды он пришёл на работу сразу после утренней пробежки в одной футболке и штанах без карманов, но с записной книжкой в руке. Мне моментально пришла мысль устроить импровизированный день рождения и попросить Ханссена вручить имениннику огромный торт. Тогда ему пришлось бы выпустить книжку из рук. К нашему разочарованию, Ханссен умудрился зажать ее в зубах, что выглядело как юмористический момент дня рождения».
Руководство ФБР вконец отчаялось и уже намеревалось прервать операцию по разоблачению Ханссена, но О’Нилу помогла удача. В середине рабочего дня Ханссен потерял зажигалку и в её поисках начал выкладывать из карманов на стол ключи, кошелёк и записную книжку. Когда вещи оказались на столе, он вспомнил, что оставил зажигалку в другом офисе, и быстро покинул кабинет, чтобы её забрать. «Шанс заполучить книжку равнялся один к миллиону, - рассказывает О’Нил. – Мне хватило доли секунды, чтобы проанализировать, что произошло. Как только Ханссен вышел из кабинета, я подбежал к его столу, вставил специальное считывающее устройство в электронную книжку и через двадцать секунд, а именно столько требовалось для копирования информации, опять сидел на своём рабочем месте».
Скрытая видеокамера показала, что Ханссен отсутствовал всего 28 секунд, однако О’Нил сумел справиться со своим заданием.
Информация из записной книжки открыла фэбээровцам много нового. Оказалось, что Ханссен перебросил русским агентам огромное количество секретной информации, включая имена американских шпионов, работающих в Москве. Более того, выяснилось, что он работал с советской разведкой аж с 1985 года. Из-за его двойной игры провалились десятки операций, а несколько американцев были расстреляны в СССР.
Следствию, однако, потребовалось почти год, чтобы выдвинуть в адрес предателя-фэбээровца аргументированные обвинения. 18 февраля 2001 года он был арестован возле собственного дома в Вирджинии. В ходе допросов выяснилось, что за свою деятельность он получил от советского, а потом российского руководства $1.4 млн. наличными и несколько дорогих бриллиантов.
Суд приговорил Ханссена к пожизненному тюремному заключению без права на помилование в тюрьме ADX Florence (Колорадо). Это исправительное заведение известно тем, что заключённые не имеют ни малейшей возможности связаться с внешним миром. Запрещены любые контакты между заключёнными, а также телевидение, интернет, газеты, и даже встречи с родственниками. Тела умерших заключённых не выдают родственникам, а хоронят в засекреченном месте.
После ареста Ханссена заголовки американских газет были похожи друг на друга. Все в один голос трубили, что «самый лучший агент ФБР смог поймать самого худшего агента ФБР». Эрик О’Нил, в свою очередь, удостоился наград и премий от руководства спецслужбы.
Кстати, история противостояния О’Нила и Ханссена легла в основу фильма «Нарушение» (Breach). Эрика О’Нила сыграл известный голливудский киноактёр Райан Филипп.


Комментарии (Всего: 2)

интересный рассказ. Захватывающая работа.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Фильм.очень сильный.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *