Бульдозер - оружие палестинца

В мире
№30 (640)

Во вторник, двадцать второго июля, менее чем через месяц после первого «бульдозерного теракта» в Иерусалиме, вновь совершено подобное преступление. Слава Богу, на этот раз трактор был поменьше, а прохожие и полицейский, оказавшийся поблизости от места преступления, – пооперативнее. Террорист был ликвидирован сравнительно быстро, так что он не успел никого убить, хотя ранил многих.
Ответственность за преступление вновь, как и в случаях предыдущего теракта с применением строительной техники, а также расстрела учеников религиозной школы, взяла на себя неизвестная ранее организация «Свободные люди Галилеи – батальон Имада Мугние», названная так по имени погибшего в Ливане боевика, входившего в верхушку Хезболлы. Члены организации – арабские граждане Израиля, но, судя по названию, эта группировка имеет ливанские или сирийские корни. После теракта боевики распространили заявление, в котором сообщают, что «речь идет об акции протеста против приезда Барака Обамы в Палестину».
Обама, скорее всего, не прислушается к протесту батальона, и не отменит свой визит, а вот встреча между руководителем автономии и президентом Израиля, проходившая в тот же день и в том же Иерусалиме, оказалась слегка подпорченной. До того, как стало известно о происшедшем, беседа текла «в теплой и дружественной обстановке». Махмуд Аббас  похвалил израильтян за перемирие с террористами и выразил надежду на скорое заключение сделки, подобной той, что уже заключена с Хезболлой, благодаря чему будут освобождены израильский военнослужащий и палестинские заключенные. Сообщение о теракте заставило президента Израиля воскликнуть, что «невозможно мириться с происходящим, как с повседневным явлением», на что Аббас, в тон собеседнику, заметил, что и он резко выступает «против терактов и кровопролития с обеих сторон».
Конечно, то, что преступник оказался арабом, имеющим израильское гражданство, а не жителем автономии, формально снимает с Аббаса ответственность за происшедшее. Однако палестинцы видят Восточный Иерусалим столицей своего, до сих пор гипотетического, государства, и тот факт, что исполнители всех трех терактов, совершенных «Свободными людьми Галилеи» жили не в Галилее, а именно в этом районе города, наводит на мысль, что кому-то очень нужно дестабилизировать здесь обстановку. То, что два последних теракта совершались без использования оружия, преподносится противниками Израиля в пропагандистских целях. Руководители «Исламского джихада», например, после теракта второго июля заявили, что «речь идет о естественной реакции арабского народа на сионистскую оккупацию».
Что же это за реакция такая со стороны молодых людей, которые просто в силу своего возраста не могут помнить, как в Восточном Иерусалиме жилось при оккупации иорданской? Нет, здесь явно хотят спровоцировать Израиль на снесение домов террористов, как это делалось на территории автономии. Вот это дало бы непримиримым палестинцам новый повод для поднятия шумихи, хотя я, например, не вижу в такой практике ничего похожего на «коллективное наказание невинных арабов». Вспомним, что мать предыдущего террориста-бульдозериста на первых порах вела себя совершенно так же, как это делают матери террористов-самоубийц в автономии: она не оплакивала своего сына, а, выйдя на балкон своего дома, оповещала соседей, что он стал «шахидом». Лишь после того, как ее вразумили адвокаты, для которых заниматься делом террориста было бы совершенно неперспективным, в смысле оплаты, занятием, информация, исходящая из этой семьи, окрасилась в другие тона: парень-де был неуравновешенным, покуривал наркотики, по причине несчастной любви сидел в тюрьме, вот, мол, и сорвался.
Второй за прошедший месяц случай использования тяжелой строительной техники в преступных целях вызвал в Израиле рассуждения о том, что это становится «модой», как, в частности, назвал это министр внутренней безопасности. И действительно, если в прошлом «оружием пролетариата» был булыжник, то арабы и других городов, при желании, вполне могут подхватить почин своих собратьев из Восточного Иерусалима. В Израиле большинство дорожных рабочих – арабы (это не свидетельствует ни о какой дискриминации, просто эта та ниша, которую они занимают на рынке труда) и многие из них имеют в своем распоряжении технику - от небольших подъемников до огромных бульдозеров. Отсюда вопрос: как обезопасить граждан Израиля от арабских водителей бульдозеров. Запретить для них этот вид деятельности? Посадить в каждую машину, кроме водителя, по охраннику? Или еще что-то?
Совершенно очевидно, что предотвратить теракты таким образом невозможно. Но можно сделать так, чтобы любой потенциальный террорист знал, что его ждет наказание, более адекватное совершенному им преступлению. Разрушение домов террористов – это не коллективное наказание, а проявление элементарной справедливости. Прекраснодушные разговоры о невиновности семей, вырастивших убийц, на Ближнем Востоке, и, особенно, в зоне арабо-израильского конфликта, лишь уводят внимание мирового сообщества в сторону от понимания истинного положения вещей, когда целые государства, а также террористические группы, практикуют подкормку той среды, из которой они рекрутируют боевиков-смертников, выплачивая пособия семьям, в который таковые вырастают. Вот, например, организация ХАМАС собирается истратить сумму в пять миллионов долларов, на что бы вы думали? Не на больницы Газы, в которых, как утверждает их пропаганда, нет самого необходимого, не на приобретение продуктов питания и прочих вещей первой необходимости. Зачем им тратить на это свои деньги? За это заплатит все то же мировое сообщество. Пять миллионов ХАМАС решил раздать семьям боевиков, сидящих в израильских тюрьмах. Получается, правда, всего по пятьсот долларов на брата, но, как говорится, дорог не подарок, дорого внимание. ХАМАС просто лишний раз воздействует на «народные массы», повторяя, подобно дрессировщику, стимулирующее воздействие для того, чтобы выработанные прежде рефлексы не ослабевали.
К сожалению, даже те, кто должен по должности заниматься борьбой с терроризмом, дезориентированы «мирным процессом». Министр внутренней безопасности Израиля, например,  считает, что последние теракты в Иерусалиме представляют собой действия одиночек, которые никак не связаны с «палестинским сопротивлением». Министр также заявил, что Израиль не должен резко реагировать на арабские диверсии, а разрушение домов террористов «лишь усугубит ситуацию» и «повлечет непредсказуемые последствия».
Разве ситуация и без этого не тревожная? Какие непредсказуемые последствия могут вызвать безусловно справедливые меры по пресечению террористических настроений? Прекращение переговоров с Аббасом? Но разве эти переговоры к чему-нибудь привели? Аббас не может даже силой своего авторитета (если он у него есть) среди израильских арабов призвать к прекращению терактов. Он, правда, придя к власти, объявил о конце «второй интифады», но, получается, что обращался он лишь к населению автономии. Впрочем, что может сказать о терроре человек, который официально поздравил Самира Кунтара, террориста с кровью на руках, после того, как его обменяли на тела двух похищенных израильских солдат?
Официальные лица заявляют также, что в некоторых странах, мол, разрушение домов рассматривается как преступление против человечности. Поэтому, говорят они, необходимо серьезно подойти к этому вопросу. Интересно было бы узнать, как относятся в «некоторых странах» к тому, что человек может сесть за руль тяжелого бульдозера и, выехав на оживленную улицу, начать охоту на людей. Или, как там же смотрят на то, что человек приходит в школу, и убивает учеников. Можно также поинтересоваться в этих замечательных странах, как они рассматривают похищение людей, взрывы на улицах и в магазинах, ракетные обстрелы городов.
Все ссылки на невыносимые условия жизни под пятой сионистской оккупации не выдерживают никакой критики. Последние три преступления совершены израильскими гражданами, которые никем не оккупированы и никем не преследуются. И, если они сделали свой выбор, то они должны раз и навсегда усвоить, что за это они должны заплатить соответствующую цену. Нужен закон, который четко указывал бы, что за убийство террориста ждет смерть, чтобы он не считал, что по прошествии какого-то времени его обменяют на очередных похищенных израильтян, или на их тела.
Многие в Израиле забыли, что они живут не в «обычной» стране. Они живут в стране, которую до сих пор хотят уничтожить, избирая для этой цели самые различные методы: от обычных военных действий до самого изощренного террора. Поэтому нужны и необычные законы, законы, позволяющие и бороться с террором, и демонстрацией неотвратимости возмездия побуждать врагов отказаться от своих намерений.