Как это было...

Дискуссионный клуб
№33 (329)

В кинозале стояла гробовая тишина, словно там никого не было, а луч проектора, отражаясь от белого полотнища экрана, в пустоте выписывал давнишнюю и удивительную историю. Но зал был переполнен: более двухсот притихших, настороженных мальчишек и девчонок, чикагских школьников, стали первыми зрителями документальной эпопеи “Мужчины, которые принесли рассвет”. Среди зрителей был и один из тех «мужчин» - житель Чикаго Рэй Галлахэр.
Перед показом выступил режиссер фильма Джон Фелт, в заключение сказавший: “Сейчас находятся люди, с невероятной легкостью рассуждающие о прошлом, представляющие зачинщиков мировой войны чуть ли не невинными жертвами, а наших солдат дьяволами. Так ли это, решать вам, юному поколению”. После этих слов в зале воцарилась тишина, и на экране шаг за шагом стали разворачиваться события более чем полувековой давности ...

Штат Нью-Мексико, 16 июля 1945 года. Бескрайняя и безмолвная пустыня стала свидетелем испытания первой атомной бомбы. Вздрогнула земля от громоподобного взрыва, мгновенно выплеснулся нестерпимо белесый огонь, превосходящий по яркости солнечное сияние, и над пустыней стал вырастать чудовищный облачный гриб. Бригадный генерал Томас Фаррел обратился к генерал-майору Лесли Гроувзу, руководителю “Манхэттенского проекта” (под этим кодовым названием велась разработка атомного оружия): “Ну, что ж, война закончена”. На что Гроувз отрезал: “Она окончится тогда, когда мы сбросим на Японию две такие бомбы”.
Вопросы о том, как доставить бомбы поближе к японским берегам и как их сбросить, обсуждались в ближайшем окружении президента Трумэна еще задолго до успешного испытания. Было принято решение о создании специальной авиационной эскадры, “509-й группы”, во главе с опытным военным летчиком подполковником Полом Тиббетсом. Он один из 225 офицеров группы знал об истинной цели ее создания.
26 июля 1945 года на борту крейсера “Индианаполис” “Малыш”, как прозвали первую бомбу, был доставлен на остров Тиниан, расположенный в полутора тысячах миль от Японии. В тот же день была опубликована Потсдамская декларация, подписанная союзными государствами, состоявшими в войне с Японией, - Великобританией, США и Китаем. Декларация содержала требование немедленной безоговорочной капитуляции Японии без предварительных условий. В ней говорилось, что у Японии не существует иного выхода, так как в противном случае она будет разгромлена. Скрытый смысл последних слов был понятен только тем, кто уже знал о существовании атомного оружия, - Трумэну и Черчиллю. Текст Декларации достиг Токио утром 27 июля, но после нескольких часов обсуждения правительство отклонило ультиматум. В это время вторая бомба, названная “Толстяк”, была доставлена по воздуху на аэродром острова Тиниан. 28 июля премьер-министр Японии Кантаро Судзуки на созванной пресс-конференции заявил, что страна будет продолжать войну до победного конца.
Два дня ушло на скрупулезное изучение разведданных о намерениях высшего военного командования и членов правительственного кабинета Японии. Только узкий круг людей в администрации президента Трумэна принимал участие в обсуждении этих вопросов - военный министр Генри Стимсон, глава Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США генерал Джордж Маршалл и генерал-майор Лесли Гроувз. 30 июля Стимсон, связавшись по спецсвязи с президентом Трумэном, все еще находившимся в Потсдаме, окончательно утвердил план бомбардировки.
Свирепый тайфун, бушевавший над Японией, помешал сбросить первую бомбу, как было определено, 1 августа. 5 августа “Малыш” был загружен в самолет. Бомба была не маленькой. Длиной 10,5 фута и диаметром 29 дюймов она весила 9,700 фунтов. В 2 часа 45 минут утра 6 августа 1945 года “Б-29”, названный подполковником Тиббетсом в честь матери «Энола Гэй», в сопровождении еще двух самолетов поднялся в воздух. На одном из них летел и Рэй Галлахэр, выполнявший обязанности бортинженера. Лишь на подлете к Хиросиме Тиббетс раскрыл экипажам цель миссии. До первого испытания в военных условиях принципиально нового вида оружия, впоследствии ставшего угрожающим символом послевоенной эпохи, оставался всего один час.
6 августа 1945 года утро в Хиросиме выдалось жаркое и влажное. Японские радары засекли американские самолеты, летевшие на высоте около 30 тысяч футов, с большим опозданием. Радист успел передать всего лишь несколько слов: “В воздухе замечены три вражеских самолета ... “.
В 8 часов 15 минут и 30 секунд утра по японскому времени “Малыш” полетел вниз. Через 43 секунды на высоте 1,900 футов бомба взорвалась, образовав в воздухе гигантское голубовато-белое шарообразное облако, дохнувшее на Хиросиму раскаленным воздухом, температура которого доходила до 7.200 градусов по Фаренгейту, и мгновенно сжегшим все живое в радиусе одной мили от эпицентра взрыва. К концу дня в Хиросиме насчитывалось уже около ста тысяч погибших.
В то время как в Вашингтоне и Потсдаме, где все еще находился Трумэн, ожидали сообщения о капитуляции, японские лидеры пытались осознать и оценить последствия произошедшего в Хиросиме. В конце концов, японские лидеры все же поклялись в продолжении войны до победного конца. “Я убежден, - заявил тогда военный министр Японии Корэтика Анами, - что американцы имеют всего одну такую бомбу”.
Гроувз еще за несколько месяцев предвидел подобный ответ. Он и сказал Фаррелу, что для принуждения Японии к сдаче потребуются две бомбы.

Когда на экране закончилась история “Малыша”, послышались робкие перешептывания ребят. Но как только пошло продолжение и они увидели в кадрах старой хроники человека, сидевшего рядом с ними, в зале опять воцарилась немая тишина. Мальчишки и девчонки недоверчиво поглядывали на Галлахэра, словно не могли поверить в то, что это именно он, пролетая над Нагасаки, потянул ручку замка бомболюка и сбросил “Толстяка”, вторую атомную бомбу, решившую исход Второй мировой войны.

8 августа “Толстяк” был погружен на еще один “Б-29” легендарной “509-й группы». А 9 августа 1945 года, в 3 часа 47 минут утра, едва забрезжил рассвет, экипаж взял курс на город Кокура, в котором были сосредоточены военная промышленность и склады боеприпасов. В то утро тяжелые свинцовые облака висели по всему маршруту и видимость оказалась практически нулевой. Остров Кюсю, скрытый под густой завесой облачности, потерялся из поля зрения пилотов, а толстое покрывало облаков, очень быстро перераставших в тяжелые дождевые тучи, преградило путь бомбардировщику. Экипаж попытался обойти грозовой фронт, но объект бомбежки оставался невидимым. И тогда командир, майор Чарлз Суини, опасаясь остаться без горючего на обратный путь, изменил маршрут. Он взял курс на запасную цель - Нагасаки, бывшем ближе к Окинаве, где уже располагался американский промежуточный аэродром. Так не Кокура, а Нагасаки, город с четвертьмиллионным населением, вошел в историю. В 11 часов утра “Б-29” вошел в воздушное пространство над Нагасаки, а через две минуты Галлахэр сбросил “Толстяка”. На высоте 1,650 футов бомба взорвалась. Остальное произошло в соответствии с хиросимским сценарием. Около 74 тысяч человек превратились в обуглившиеся трупы в течение нескольких минут ...

Когда фильм закончился, никто не встал, и в зале сохранялась напряженная тишина. Молча сидел и Галлахэр, по выражению лица которого было видно, что он весь еще в прошлом, только что промелькнувшим перед его взором. И тут одна из школьниц спросила:
- Что это у вас в руках? – она указала на уместившуюся в его ладони куклу, с которой Рэй не расставался во время сеанса.
- Это Мари Анна, - и человек, собственноручно сбросивший на Нагасаки бомбу, стал рассказывать о том, что произошло с ним самим более пятидесяти лет назад.
Рэй и тогда жил в Чикаго. Он помнит, как шел на призывной пункт и как выглядели тогда чикагские улицы. В те времена в окнах многих домов можно было увидеть разноцветные звезды: cеребряная означала, что сын семьи, жившей в том доме, ушел на фронт. Золотая говорила о том, что кто-то из членов семьи погиб на войне. Голубая - вывешивалась в память о пропавших без вести. Рэй в первый же день войны добровольцем ушел служить в авиацию, приняв это решение после нападения на Перл-Харбор. Он участвовал во многих боевых вылетах и летал всю войну на бомбардировщиках. Так он и попал в “509-ю группу”, которой было суждено остановить эту проклятую, страшную войну.
- И Мари Анна всегда была со мной, - Рэй поднял руку, чтобы все школьники увидели его очаровательную и всегда улыбающуюся “боевую спутницу”.
- И над Нагасаки она тоже была с вами? - кто-то спросил его.
- Конечно, она провела со мной всю войну.
- Принесла ли вам Мари Анна удачу? - нетерпеливо задала вопрос смуглая худенькая девочка.
- Мари Анна всегда давала ощущение близости моего дома и родных. - Рэй с любовью посмотрел на старую куклу. - Мне подарила ее моя племянница Маргарет в день, когда я уезжал на фронт.
- Хотели бы вы опять воевать? - выкрикнул из самого последнего ряда полный курчавый парень с широко открытыми черными глазами.
- О, нет, - возразил Рэй, и выражение его лица посуровело. – Война - это самое худшее изобретение человека.
- Вы испытываете сожаление или вину за то, что сбросили бомбу на Нагасаки? - спросил еще кто-то.
Галлахэр встал и, раздумывая, произнес:
- Если я скажу “нет”, то скажу неправду. Меня с женой Мэри много раз приглашали в Японию, но мне трудно ехать в эту страну.
- Вы так и не были там с тех пор, как открыли бомболюк? - перебил тот же школьник.
- Нет, я не был там ни разу, - и, подумав, Рэй сказал: - Мы бомбили с тяжелым сердцем, и это тягостное чувство все еще там, где-то внутри. Но мы выполнили свой долг и закончили войну. Если бы война продолжалась, погибло бы более миллиона наших солдат.
- Но, может быть сейчас, спустя пятьдесят лет, было бы уместно пересмотреть необходимость атомной бомбардировки? - еще один из школьников поднял руку и серьезным тоном задал этот вопрос.
- Если бы кто-нибудь напал на вас с топором? - Галлахэр почти вплотную подошел к школьнику. - Как бы вы поступили? Если бы мы не сбросили тогда бомбы, то может быть ... - Тут Рэй сделал паузу и обвел всех школьников взглядом, - то я не был бы сегодня здесь .... И моя жена никогда бы меня не увидела, как и многие жены, потерявшие мужей, как и многие матери, навсегда оставившие сыновей в могилах на чужой земле ... И, может быть, не было бы кого-то из вас ...


Комментарии (Всего: 1)

fuck

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *