КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№32 (642)

Герой стартовавшего в 632 номере «РБ» детектива «Как извлечь сыр из мышеловки» стал невольным свидетелем погони за автомобилем «Мустанг», который, удирая от полиции, врезался в трак. Все пассажиры преследуемой машины погибли. Но перед роковым столкновением из окна была выброшена сумка, которую подобрал наш герой.
Эту завязку будущего детектива мы предложили продолжить нашим читателям.
Краткое содержание предыдущих Версий:

Версия «А»
(автор «Мистер Х»)

Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Понимая, что за сумкой начнется охота, герой втайне от жены, которую он не хочет посвящать во все произошедшее, снимает квартиру и переносит туда содержимое сумки. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, потеряли его след.
Охота идет за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5.
Герой выясняет, что «игрушка» - не совсем игрушка. А кое-что из «бижутерии» - не совсем бижутерия.  Предполагая, что два эти предмета взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе.
В первый же день, когда обе «вещицы» находятся при нем,  герой становится свидетелем нескольких странных, ничем не объяснимых явлений. Неожиданная «мягкость и уступчивость» полицейского, «доверчивость» недоверчивого друга и массовый «исход» сотен людей из моря на брайтонском пляже...
Поначалу наш герой не предает всем этим «совпадениям» никакого значения.
Позднее, проанализировав все эти странные события, герой приходит к выводу, что приобрел некую способность влиять на окружающих и в какой-то мере подчинять их своему влиянию.
Герой продолжает экспериментировать с «вдруг приобретенными способностями» и каждый раз убеждаться в том, что имеет неоспоримое влияние на самых разных людей.
Причем не только словесно, но и мысленно... Он может влиять на людей одной силой мысли, транслировать им свои эмоции, причем на достаточном расстоянии.
Но насколько интересно жить, если для достижения желания не нужно прилагать никаких усилий...
Параллельно читатель продолжает знакомиться с загадочной историей полковника А.В.Грутова...

ВЕРСИЯ «С»
Свою версию Михаил Шалев начинает с прилета в Нью-Йорк двух познакомившихся в самолете женщин – двадцатилетней Оли и тридцатисемилетней Наташи. У девушек появились бойфренды. У Наташи – преуспевающий брокер испанец Саймон Дельгадо. У Ольги – молодой журналист Артем. В ресторан, в котором обедали  обе пары, нагрянули с проверкой агенты DEA (Департамент по борьбе с наркотиками). Саймон прячет в принадлежащую Наташе красную сумку с надписью «Marlboro» остатки кокаина и мешочек с бриллиантами. До того как агенты DEA успевают его проверить, Саймон скрывает сумку со всем содержимым в навесном потолке. Полиция арестовывает всех посетителей ресторана, в том числе и Саймона.
При попытке к побегу полицейские открывают огонь по Саймону и убивают его.  Свидетелем убийства Саймона оказывается журналист Артем – бойфренд Ольги. Он успевает сделать несколько фотографий изрешеченного пулями, окровавленного тела Саймона Дельгадо. Артем принимает решение встретиться с друзьями Дельгадо. Во время этой встречи Артем получает от них интересное и весьма заманчивое предложение.
Наташа идет на огромный риск, и в результате ей удается незаметно вернуть себе сумку со всем содержимым. В этой сумке, помимо всего остального, Наташа обнаруживает мешочек с бриллиантами, который спрятал Дельгадо до того, как погиб...
В квартире, в которой живет Наташа, раньше проживал наркоторговец, хранивший в тайнике часть своего «товара». В поисках этого тайника в дом проникает один из двух пуэрториканцев, давно следивших за этой квартирой... 
Проникновение оканчивается печально... 
Оба пуэрториканца, удирая от полиции, погибают в автомобильной катастрофе, врезавшись на своем красном «Мустанге» в огромный трак. Перед столкновением они выбрасывают сумку с наркотиком, который забрали из тайника, находящегося в квартире Наташи.
Таким образом «завязка» детектива, в которой говорится о произошедшей аварии и выброшенной сумке, как бы «закольцована».
Артем и Наташа встречаются с адвокатом Горадо, который сообщает им потрясающую новость – Дельгадо незадолго перед своей гибелью назначил Наташу наследницей всего своего имущества... Правда, с одним условием...

ВЕРСИЯ «Д»
(автор - Фаина Бенджаминова.)
В этой версии злополучную красную сумку подбирает мужчина по имени Лева. В сумке, по этой версии, оказались бумажник с кучей кредитных карточек и правами на имя какого-то Чена, блокнот, штук десять одинаковых дешевых женских пудрениц,  ключ, скорее всего, от банковской ячейки или почтового ящика.
Света – жена Левы, энергичная и деловая женщина, – обнаруживает, что в пудреницах находится сногсшибательный косметический препарат с моментальным омолаживающим эффектом и запахом, приводящим мужчину в состояние крайнего сексуального возбуждения.
Понимая, что вся охота пойдет за этой косметикой, Света решает вывести из-под удара своего мужа. Она решает отправить его на время в Кишинев и везет мужа в аэропорт.
Позднее выясняется, что уже в Кишиневе незадачливый муж Светы Лева погиб в автомобильной катастрофе.
Света вылетает в Кишинев, хоронит мужа и возвращается в Нью-Йорк. В аэропорту ее уже ждут.
Встречающие – глава службы безопасности одной их крупных компаний  и его помощник... 
Грег - так зовут главу службы безопасности приглашает Светлану на приватную встречу и рассказывает ей, что в его компании был похищен тот самый препарат, который Светлана называет пудрой.
Этот препарат – побочный продукт одной секретной разработки компании, в которой служит Грег. Он же сообщает Светлане, что она невольно стала своеобразным «подопытным кроликом» в весьма опасном эксперименте...
В качестве своеобразной компенсации за возврат содержимого сумки Грег предлагает Светлане от имени своей компании сумму в 5 миллионов долларов. И помощь в ... сохранении жизни. Но это не просто компенсация, это еще и некий аванс за постоянное наблюдение за Наташей... События приобретают трагический оттенок...

Вот, уважаемые читатели, так выглядят версии нашего детектива. Как они будут развиваться дальше, зависит только от самих авторов и от вас - в том случае, если вы захотите дополнить и продолжить их.  Напоминаем, что вы, как и прежде, можете ввести новую версию или дополнить и продолжить существующие с любого места. Ваши варианты развития сюжета вы можете присылать нам по электронной почте: [email protected] yahoo. com или в обычном почтовом конверте по адресу:

Russian Bazaar
224 Kings Highway, Brooklyn, NY, 11223

Версия А

Продолжение. Начало версии “А” см. в № 632-641

«МИСТЕР Х»
Из русскоязычной газеты
(Раздел: «Криминальная хроника».

Заголовок: «На полицию надейся, но и сам не плошай!»)

«Хороший пример всем сторонникам свободной продажи, хранения и ношения оружия подал наш соотечественник. Будучи безоружным, он сумел обезопасить вооруженного пистолетом «Беретта» бандита.
На вопрос нашего корреспондента о том, как удалось ему, немолодому уже человеку, справиться с вооруженным громилой, г-н ******** ответил:
- Силой духа! Главное – не показать, что ты боишься, не дать страху овладеть тобой. Пусть бандиты бояться честных людей, а не наоборот!
В этой истории много странного. По словам  полиции, они получили звонок от потерпевшего, который сообщил, что на него совершено вооруженное нападение, но ему удалось обезоружить и связать преступника. Приехавшие полицейские обнаружили ранее неоднократно судимого Дэна Роула, связанного его собственным брючным ремнем и лежащего головой вниз на газоне рядом с подъездом потерпевшего.
Не дожидаясь вопросов полиции, Дэн Роул признал факт нападения с целью грабежа и попросил немедленно его арестовать. Услышав о предложении потерпевшему проехать вместе с нападавшим в полицейский участок для составления протокола, нападавший забился в истерике и потерял сознание. В бессознательном состоянии Дэн Роул был доставлен в полицейский участок.
У полиции, как и у нашего корреспондента, вызывает недоумение, каким образом потерпевший без посторонней помощи смог не только обезоружить преступника, но и внушить ему такой ужас...»

“...Да, это серьезный прокол”, - подумал я и зашвырнул «конкурирующую прессу» в мусорную корзину. Мой коллега, специализирующийся в криминальных делах, как всегда, подхватил происшествие «с пылу с жару» и, надо отдать ему должное, довольно точно уловил все нюансы. Какого черта мне понадобилось вызывать полицию?! Этот чудак на букву «М» и без полиции обходил бы мой район за десяток миль.
Когда он уперся пистолетом мне между лопаток и потребовал мой «вайлет», меня охватил, нет, не страх, а холодный ужас. Я чувствовал нарастающее давление дула у себя между лопаток,  представил, как он нажимает курок, как пуля прошивает мне позвоночник.
Видимо, мои ощущения передались ему. Он резко повернулся и наставил свою пушку в никуда. Именно в этот момент я ткнул ему пальцем в спину и заорал, что это «Узи» – первое, что пришло мне в голову. Что сейчас сделаю из него решето. Велел поднять руки. Легко забрал его пушку и заставил расстегнуть штаны и вытащить ремень.
- Слушай, ты, ублюдок, - прошипел я ему в спину, - со мной здесь еще три человека, которые держат тебя на мушке. Только дернись, и они отстрелят тебе яйца! Руки назад!
Он был послушен, как хорошо воспитанная десятилетняя девочка. Скрестил руки за спиной. Связать его было делом пары секунд. Потом я повернул его на спину, нагнулся к нему и, глядя в глаза, прошептал со всей убедительностью, на которую был способен:
- Ты боишься меня! Ты боишься меня больше всего на свете! Если я еще раз увижу твою рожу, я спущу с тебя твою поганую шкуру живьем! Ты веришь мне? 
ТЫ ВЕРИШЬ МНЕ!
Он был практически без сознания от страха и все норовил спрятать лицо... Ну да, я же сказал, что «если еще раз увижу твою рожу»... Вот он ее и прятал. Все понял буквально...
Куда мне было его девать? Оставить валяться на улице? Вот я и вызвал полицию... Остальное описал Гландов в своей заметке.
Казалось бы, что мне еще надо? Из своего более чем скромного существования я непонятным, чудесным образом перенесся в принципиально новое состояние всесильности и вседоступности.  Фу, какая пошлятина и  банальность. За одну подобную фразу, если бы ее переложил на бумагу, меня следовало бы гнать поганой метлой из любой газеты. Но что мне делать сейчас, когда вся эта фантастика стала для меня реальностью? Как всем этим воспользоваться, «чтобы не было больно за бесцельно потраченные...» Кстати, о потраченных... На мой счет аккуратно пришли деньги из Москвы. Ровно 15 тысяч.
Дома все прошло именно так, как я предполагал, - показал контракт на «аналитический анализ политической ситуации» и перевод аванса в 15 штук. Жена была в полном отпаде, и мы сразу же заказали себе на лето что-то вроде круиза на одном из суперлайнеров. Мы даже раскупорили бутылочку «Хванчквары» и с удовольствием  обмыли мои будущие гонорары.
Последующие несколько дней прошли без всяких событий, кроме одного, о котором мне не хочется говорить...
Но если быть честным, то уж до конца...


Из нигде не опубликованных записок «хлебника» Грутова А.В. («Хлебник» - жарг. Человек, делящий хлеб, вместе питающийся в местах лишения свободы. Степень максимального доверия друг к другу.)

Замечания на полях рукописи. Написано мелким разборчивым почерком. Автор замечаний неизвестен.

(Здесь не совсем понятно, какой именно работой он занялся, так как его «привычная работа», по всей  видимости, была совсем не «мирной». Получается, что ДПА привлекло его к работе диверсионной. Это-то мирное движение в мирное, невоенное время! Уточнить...)

Видимо, «уточнение» имело выраженный силовой характер, так как из рукописи вырвано достаточно большое количество листов. Скорее всего, «хлебник», со слов Грутова, описывал методы допроса, которым его подвергали (Прим. «Мистер Х»)

Вновь на допрос Грутова вызвали уже под вечер...
«Ну, пошло - поехало», - подумал он про себя, шагая по коридору в сопровождении вертухая.
Заставил себя забыть про боль в ребрах. Сконцентрировался. Приготовился  к новым побоям, а  главное -  к унижению. Но ошибся! В кабинете сидели двое. Одного, того, которого приложил при аресте, узнал сразу, другого, выглядевшего постарше и посолиднее, - видел впервые.
Пригласив Грутова сесть, незнакомец вежливо представился:
- Старший следователь по особо важным делам прокуратуры Московской области, полковник юстиции Перцев. Ну как, побеседуем?
- О чем? - вопросом на вопрос ответил Грутов.
Доверительным тоном Перцев продолжил:
- Вы расскажете мне все откровенно о совершенном преступлении, а я, со своей стороны, обещаю вам быстрое и объективное разбирательство. И минимум срока...
- А минимум - это сколько?
- Минимум -  десять, максимум - пятнадцать. Но и это не предел... При активной помощи следствию, раскаянии и т.п. можно будет ходатайствовать о сроке ниже низшего предела...  Можно пятью-шестью
годами отделаться... Это при должном поведении и взаимопонимании, - добавил Перцев, - а в лучшем случае...
- А может быть еще и худший?- заинтересованно спросил Грутов.
- Разумеется. Всякие отягчающие вину обстоятельства, дополнительные статьи, например, наркотики, незарегистрированное оружие. Да мало ли что еще можно накрутить! Все, - усмехнулся он, - в наших руках. Поэтому предлагаю как полковник полковнику. Честно, откровенно и, главное, быстро покончить со всем этим делом.
- Мы разные полковники! Вы - юстиция, это - чисто формальное звание, а я - Армия, это - вес!
- Ничего, сочтемся славою, - обиделся на такое разграничение Перцев. И еще раз спросил: «Так что, будем протоколировать?»
- Если знаете что писать - пишите. Я лично ничего подписывать не собираясь! - Грутов с вызовом посмотрел на следователя.
- Ну, смотри, Грутов! - с угрозой произнес Перцев уже на «ты». Видимо, лимит показной вежливости он уже исчерпал. - Если мне передадут твое дело, я тебя очень быстро и очень надолго упакую!
- Упаковки не хватит! - в том же тоне огрызнулся Грутов.
На том и расстались.
Заканчивались первые сутки...

    В камере Грутов оказался пятым. С трудом, - боль в груди от сломанных ребер давала о себе знать, - он улегся на грязный, в подозрительных бурых пятнах тюфяк. Извинился перед сокамерниками за молчание и за отказ  «чифирнуть». Покрутился с боку на бок, с трудом нашел менее болезненное положение и погрузился в мысли. Лежал, почти не вставая. Сокамерники пару раз пригласили его поесть, разделить, что осталось еще, в  наполовину разворованных «вертухаями»  передачах из дому.
Грутов отказывался, пил только воду, иногда - чай, который в обжигающей губы металлической кружке заваривали ему сокамерники. Его не расспрашивали, понимая, что ему лихо, и из уважения к возрасту. Грутова это удивляло и радовало, давало возможность не отвлекаться от собственных мыслей.

Продолжение версии “A” в следующем номере

Версия С

Продолжение. Начало версии “C” см. в № 632-641

Михаил Шалев
Горадо выдержал паузу и грузно опустился в кресло.
- Оговорка, вернее условие, которое поставил мистер Дельгадо... Покойный мистер Дельгадо, - Горадо вновь перекрестился, - заключается в следующем: госпожа Вересаева, - вежливый кивок в сторону Наташи, - может полностью вступить в наследство, только и исключительно в том случае, если она в течение года будет собственноручно ухаживать за могилой Саймона Дельгадо. Не перепоручая этого третьим лицам либо уполномоченным организациям. Только по истечении года, при подтверждении исполнения госпожой Вересаевой, - очередной кивок в сторону Наташи, - уполномоченными лицами исполнения условия вступления в завещание, она может вступить в полное и неделимое владение всеми активами Саймона Дельгадо...
В голове у Наташи был полный сумбур. Десятки вопросов, обрывки мыслей – остаться? Как, каким образом? С просроченной визой? Что будет с сыном? Уйдет в армию? Ни за что! В этот «дедовский беспредел»? Отказаться от этого непонятного и неожиданного наследства и бежать, бежать...                       
Но она же сама так убедительно говорила, что все ее деньги остались у Саймона, что у нее даже на билет не хватит, не говоря уже о выкупе сына... Что же делать?!
Наташа физически ощущала, как эти мысли сверлили череп, вызывая острую пульсирующую боль в висках... Голова закружилась, глаза заволокла какая-то темная пелена, и Наташа, потеряв сознание, сползла с кресла на роскошный афганский ковер...

 Сознание возвращалось к Наташе медленно и как бы нехотя.    
Как сквозь вату до нее доносились обрывки фраз:
- Стресс последних дней, последних событий не мог не сказаться... – Это голос Артема...
- Бедная девочка... Столько испытать... – А это – грассирование Горадо...
Провал... И опять обрывки слов:
- Все равно ей придется провести в постели не меньше недели...
- Врачи всегда перестраховываются и преувеличивают... Через пару дней...
- Может, попросить вашу подругу, запамятовал ее имя...
- Да, пожалуй, Ольга будет лучшим вариантом... Смотрите, Ричард, она пошевелила рукой! Наташа, ты слышишь меня? Наташа! Ответь мне!
- С-с-лышу, - на выдохе прошептала Наташа... – Простите, что-то мне нехорошо...
- Помолчи, тебе нельзя напрягаться. Все хорошо. Ты у мистера Горадо, сейчас приедет Ольга. Вы поживете здесь пару дней, пока ты не придешь в себя. Постарайся уснуть...

- Вот так все и произошло! - Ольга поправила шелковое покрывало, которым была укрыта Наташа. - Вызвали амбуланс, вкатили тебе парочку уколов, хотели отвезти в госпиталь. Но и Артем, и Ричард были категорически против. Ричард позвонил своему врачу, тот переговорил с врачом амбуланса, сказал, что обеспечит постоянный контроль и круглосуточную сиделку, и тебя перевезли в Коннектикут на виллу Горадо.  Это – твоя комната, а я рядышком, в смежной. Сиделка – классная тетка! Эллен. Она итальянка и такая прикольная, просто прелесть! Ты же почти все время была в отключке, целых три дня и, сама понимаешь, на тебя напялили памперсы...  Ты бы видела, с какой ловкостью она их меняла! Да не морщись ты! Как маленькая, в самом деле...  Все естественно, все в порядке. Сегодня я сама отведу тебя в душ! Мы тебя вместе с Эллен так отмоем и «наароматим» – будешь благоухать, как хризантема!
- Терпеть не могу этого запаха...
- Ладно, ладно! Шанель тебя устроит?
- Устроит... Только она мне не по карману...
- Тебе теперь все по карману! Ты у нас теперь богачка!
- Да... Я помню, что-то говорили о наследстве Саймона... Что он записал меня наследницей...      Но, помню, какие-то условия... Кажется, я должна год сидеть здесь в Штатах и ухаживать за могилой...
- Не бери в голову! Все рассосется само собой. Артем сказал, что всеми твоими делами теперь будет заниматься сам Горадо, представляешь? Сам Горадо!!!  Ты произвела на него такое впечатление, что мужик, кажется, потерял голову.
- Ладно, а что у вас с Артемом?
- Ой, за эти дни столько произошло, столько произошло, что и за неделю не рассказать! Ты представить себе не можешь...
В комнату вошла женщина в идеально отглаженном светло-голубом медицинском халате и укоризненно посмотрела на Ольгу.
- Хай, девочки, я смотрю, вы уже болтаете без умолку, как те две дамы в ... – она назвала популярный телесериал... – Наташа, меня зовут Эллен, я ваша сиделка, и вы должны слушать меня, как бебечка свою маму! Я обещала мистеру Горадо, что еще через пару дней вы будете не только в состоянии ходить, но и принять участие в конкурсе «Мисс Америка»! А сейчас небольшой укольчик, легкий завтрак и – в ванну!
После завтрака и ванны Наташа просто ожила. Здоровый в принципе организм брал свое, и ко второй половине дня Наташа почувствовала себя вполне окрепшей. Ольга не отходила от нее ни на минуту.
Подруги, сидя на тенистом балконе с бокалами ледяного апельсинового сока, проговорили до ночи.
За эти три дня действительно произошло много такого, что в корне изменило жизнь не только Наташи, но и Артема с Ольгой.
Во-первых, Артем сделал Ольге официальное предложение и подарил роскошное кольцо с полуторакаратным бриллиантом. Когда Ольга показала кольцо Наташе, та вспомнила о пакетике с бриллиантами, который она спрятала в кондиционере своей квартиры. Припрятанные камушки были побольше и почище...
Ольга рассказала о том, что Артему предложили организовать и возглавить новую газету, которую обещали финансировать друзья Дельгадо. Рассказала, что Артем принял это предложение и теперь весь с ног до головы в хлопотах – нужно набрать штат, найти или переманить из других изданий журналистов и вообще переделать кучу всяких дел. Слава Богу, что не надо возиться с арендой офиса. Сержио когда-то купил очень приличный многоквартирный дом в Бруклине и весь первый этаж, который он сначала планировал использовать под медицинский офис, отдал Артему под редакцию.
Что касается дальнейшей судьбы Наташи, то Ольга понятия не имела, ни в чем заключается само наследство Саймона – может, там копейки, из-за которых и париться не стоит, а может и... Кто его знает? Горадо сказал, что он сейчас занят тем, что выясняет наличие возможных потенциальных наследников, и тем, что переводит полуофициальное распоряжение Дельгадо о наследстве в полноценное завещание. Это, как он говорит, не сложно, т.к. распоряжение было сделано и подписано в присутствии трех свидетелей и нотариально заверено в соответствии с законами штата Нью-Йорк.
Дельгадо говорит, что через пару недель он официально введет Наташу в наследство.
- Но ты ведь еще утром говорила, что я богачка, что мне даже Шанель по карману... С чего это ты взяла? - спросила Наташа
- Ой, совсем вылетело из головы... Прости, ради Бога! Горадо в счет наследства выделил тебе «на содержание», как он сказал, «пару центов на Pepsi». Знаешь, что для него «пара центов»? Ха, держись, чтобы не упасть... Ты можешь тратить в месяц не более, – представляешь, - «Не более!» 20 тысяч баксов!!!

Продолжение версии “С” в следующем номере

Версия D

Продолжение. Начало версии “D” см. в № 632-641


Фаина Бенджаминова
Если совсем честно, то у меня похолодело в животе не столько из-за зловещего смысла фразы «... помочь вам сохранить ваше здоровье и вашу внешность... хотя бы на ближайшие пять лет...», сколько из-за тона, которым Грег это произнес. Я попыталась, как это свойственно мне, сохранить хорошую мину при плохой игре.
- А что может случиться с моим здоровьем за ближайшие пять лет - как можно равнодушнее спросила я. - Кто вообще может точно сказать, что произойдет со всеми нами даже не через пять лет, а хотя бы через пять часов? Хотя, не скрою, Грег, вы меня заинтриговали и... даже несколько обеспокоили.
- Давайте вернемся к этому разговору через пару дней, Светлана, - мягко улыбнувшись, произнес мой собеседник. -Сейчас, мне кажется, вас ждут более приятные заботы. Вы же сегодня у нас – Золушка! Вам нужно распорядиться деньгами, встретиться с нашими юристами – они помогут оформить передачу вам того пакета акций, о котором я говорил. Вы теперь молодая и богатая вдовушка – мечта, а не партия... Ой, простите, Светлана, меня, кажется, занесло... У вас траур, а я с этими глупостями...
- Прощаю! Видите ли, Грег, я хочу внести определенную ясность. Вне всякого сомнения, Лева был моим мужем и он мне дорог. Вернее, был дорог... Да, он не был мачо, ему было далеко не только до Бандероса, но даже и до вас, Грег. Не сомневаюсь, что вы и ваши сотрудники успели собрать достаточно обширную информацию обо мне и о нашей семье. Так ведь?
Грег медленно кивнул.
- Давайте договоримся, Грег! Вы рассказываете мне все, что знаете обо мне, о нас... Это ведь не секрет? Я то уж точно знаю о себе то, что знаете обо мне вы. Просто это избавит нас обоих от двусмысленностей и неловкого положения. Договорились? Итак, я вас слушаю...
- Ну, биографию с вашего разрешения я опускаю... Это не сложно было узнать – где родились, учились, кто родители и т.п. Ваша первая профессия – библиотекарь. Но вы не проработали по этой специальности ни одного дня. В основном ваша деятельность ограничивалась вспомогательными функциями – секретарь, делопроизводитель, помощник в различных советских учреждениях. Нуждались, но не бедствовали. В США приехали около шести лет назад, будучи уже замужем за Львом Гиндиным... Фамилию не меняли, оставили девичью – Суморова. Интересно – инициалы СС. Увы, не были верны своему супругу. У вас некое заболевание, не позволяющее вам иметь детей.
Здесь, в Нью-Йорке, пытались поступить в колледж, но не получилось. Насколько я знаю, ваш супруг был против, считал, что сам сумеет обеспечить семью. Уровень вашей жизни – чуть ниже среднего. Давайте не будем касаться всяких деталей – ваших внесемейных связей, увлечений и т.п. Достаточно того, что вы предполагаете, что я обо всем этом знаю. Вы привлекательны. Я бы сказал – очень привлекательны. А теперь, когда вы воспользовались этой пудрой, у вас отбоя не будет от мужчин...
- Да, Грег, мне не дает покоя один вопрос. Я знаю, что, помимо чисто внешнего эффекта, эта пудра обладает свойством возбуждать мужчин. Запахом... Скорее всего с огромной концентрацией феромонов...
 Но на вас это не действует... Либо я просто не замечаю... Либо вы обладаете фантастической силой воли и держите себя в руках... Объясните, что происходит, запахи перестали действовать, выветрились?
 Ни то, ни другое, ни третье... Все намного проще, Светлана. Мне-то очень хорошо известны все свойства нашего «побочного» продукта... И то, как фатально он действует на мужчин. Все сотрудники моего отдела, все менеджеры и руководство нашей компании, все, кто работал с этим продуктом, своевременно получили антидот. Как профилактику... На нас эти ароматы не действуют. Хотя, надо честно сказать, что ваше обаяние, помноженное на красоту и возведенное в N-ную степень нашей пудрой, действует сильнее любых феромонов на свете!
-Благодарю за изысканный, я бы даже сказала, поэтический комплимент. Хотя жаль... Я бы хотела, чтобы против этого аромата не существовало никакого антидота....
Мы посидели еще около получаса. Беседа носила чисто светский характер – музыка, последние фильмы и прочая чепуха...
На прощание, поцеловав мне руку, Грег пообещал позвонить сразу же, как только будут готовы все документы по передаче мне акций. Домой меня отвезли на том же лимузине.
Весь следующий день я провела в ничегонеделании. Полный релакс. Смотрела какой-то идиотский сериал по русскому телевидению, потом - не менее идиотский по американскому, читала, валялась в постели. Любовалась собой в зеркале. Мне показалось, что по сравнению с вчерашним днем я стала еще лучше. Кожа на лице тугая и вместе с тем невероятно нежная. Оттенок, то, что называют «цветом лица», – просто непередаваемый. Нежно-розовый, с каким-то перламутровым оттенком. Нет, надо отключиться. Этак и до нарциссизма недалеко...
В три часа позвонила подружка, Лиля. Она работает в том самом банке, в котором у меня открыт мой «севинг –аккаунт».
- Светка, хочешь помереть со смеху? - спросила она меня.
- Валяй, смеши, - вяло ответила я.
- На твой счет перевели, как ты думаешь, сколько? Угадай...
- 5 миллионов?
- Смешно, но ты угадала! Классная ошибка, правда? Я потихоньку распечатала с компа эту транзакцию, будешь прикалывать знакомых. Моя менеджерша сдуру направила запрос о подтверждении реальности перевода. Я ей объясняю, что максимальная сумма, которую тебе могут перевести, - это не больше 100 баксов возврата от телефонной компании за аппарат. А она, дура набитая, - нет, такие правила, мы должны направить запрос... Теперь сиди и жди ответа, как у моря погоды... Так я забегу к тебе после работы, принесу эту распечаточку. Что захватить с собой, тебе ничего не нужно?
- Если сможешь, забеги в магазин и возьми пару йогуртов. Ну и чего-нибудь к чаю... У меня дома хоть шаром покати. Ничего не успела.
- Идет, жди.
Я положила трубку и откинулась на подушку.
Действительно, я – Золушка. Еще пару недель назад я пересчитывала каждую копейку, экономила на чем только можно, чтобы иметь возможность купить приличные духи, а не китайско-корейский эрзац, который постоянно дарил мне Лева. Можно подумать, что я не понимала, что потратить на духи жене больше 20 долларов противоречит его жизненным принципам.
Впрочем, и я не была идеалом любящей супруги. Скорее, наоборот, я всегда была мужиком в доме. От покупок и благоустройства до принятия решений.
Леву это устраивало. Он никогда не делал мне замечаний, если я как-то не так забивала гвоздь в стену, чтобы повесить портрет его мамы.
Как-то помню, у нас протекло что-то в туалете, а я не успела сообщить об этом суперу, чтобы прислал сантехника. Попросила Леву, чтобы он позвонил сам...
Так он просидел весь день в надежде, что сосед снизу, на которого все это текло, потеряет терпение и сам вызовет. Самое смешное, что так и произошло...
Мужчиной мой Лева проявил себя только один раз. Через неделю после свадьбы. Он решил самостоятельно сварить кофе и принести его мне в постель. Могу со стопроцентной уверенностью сказать, что ничто так не способствует бодрому пробуждению, как чашечка крепкого, сладкого, горячего кофе, пролитая на живот.
И тем не менее я – Золушка. Золушка на том этапе, когда хрустальная туфелька уже на ее ноге.
Не успела я поразмышлять на тему, успела ли Золушка, выдернутая на примерку башмачка прямо из кухни, вымыть хоть одну ногу перед примеркой, как раздался звонок в дверь.
На пороге стояла встрепанная и дышащая как загнанная лошадь Лилька.
- Светка, они подтвердили перевод! – выдохнула она.

Продолжение версии “D” в следующем номере


Комментарии (Всего: 1)

ббб

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *