Игра в миллиарды

В мире
№33 (643)

Темна история российского дефолта. 10 лет назад, 17 августа 1998 года, Россия узнала новое слово. Дефолт - невыполнение обязательств по возврату заемных средств, выплате процентов по ценным бумагам. Так в точности и было - государство отказалось платить долги и проценты. Кому? Не простым же гражданам? Они в долг государству ничего не могли дать. Государство отказалось платить банкирам. Раз так, то и хорошо, поделом - позлорадствовать бы от чистого пролетарского сердца, да не тут-то было.
Итак, темна история российского дефолта. Чем больше времени проходит - тем темнее. Многие уже забыли, нет интереса. Другие до сих пор наводят тень на плетень, заваливая информационное пространство смесью вранья с чушью. В итоге никто ничего не разбирает и не разберет, кроме одного: дело нечистое. Впрочем, этим у нас никого не удивишь.
И вот уже главные действующие лица той комбинации любуются собой, красуются в средствах массовой информации! Противное зрелище. Но если пресса просит, а “пипл хавает”, то какие к ним, к лицам, могут быть претензии? Они всей душой – для народа! Без стеснения.
Например, бывший банкир Александр Смоленский выпустил к юбилею художественное произведение в прозаическом жанре - роман “Дефолт совести”. Естественно, совесть отсутствует у членов правительства. Герой романа банкир Духон объясняет своему товарищу Багрянскому: 
“- Ты бы видел, как этот бородатый умник из Нацбанка перемигивался с министром финансов. И премьер туда же... Им бы плакать надо, а они перемигиваются и посмеиваются. Им хоть бы хны!.. Даже сыграть роль как следует не смогли. Актеры хреновы!
- Ты хочешь сказать, что дефолт был кем-то спланирован? - Багрянский в изумлении вытаращил глаза”.
Какие они наивные и простодушные, друзья банкиров! Аж “в изумлении вытаращивают глаза”.
Конечно, в правительстве точно не ангелы. Только и банкирам до белых крылышек далеко. Как бы ни кричали они и пресса, что дефолт разрушил банковскую систему страны.
Не в романе, а уже в прямом общении Смоленский сейчас жалуется: “Я потерял 800 миллионов долларов”. Однако перед этим говорит, что мог уволочь в той сутолоке 200 миллионов долларов, да удержался как честный человек, за что себя доныне ругает.
Надо полагать, другие, не такие честные, как Смоленский, “уволакивали”. Он подтверждает: “Те, кто имел информацию... Практически все руководство Центробанка”. А те, кто не имел, честные банки и банкиры - прогорели? Слишком ясная линия. Как полет ангелов по небу.
В широких слоях населения до сих пор нет четкого представления, что случилось и как случилось. Если коротко, у правительства не было денег. Зато они имелись у банкиров. (Откуда – другой разговор.) Потому правительство выпустило бумажки ГКО – государственные краткосрочные обязательства. С доходностью от 30 до 100 процентов. Отдал правительству за одну бумажку 1 миллион рублей – через 3 месяца, полгода или год получишь 2 миллиона.
Игра в ГКО началась еще в 1993 году. Сколько бумажек скупили банки и олигархи и сколько процентных миллиардов получили за них от государства – никто не знает. В 1996 году доходность ГКО достигла 200-250 процентов. Купил бумажку за миллион – получай 3 миллиона. Прибыли безумные. Разрешили участие иностранцам. По свидетельству историка Роя Медведева, один из западных банкиров хвалился: “Мне кажется, что русские просто дарят мне миллионы долларов”.
Покупать ГКО разрешалось только предприятиям и организациям. Частным лицам вход воспрещен. Исключение – для отдельных персон. Именно тогда они и сделали себе состояния. Им давали от государства беспроцентную ссуду, к примеру, в 1 миллион долларов (попробуйте получить беспроцентную ссуду где-нибудь!), они покупали ГКО – через какой-то срок сдавали и получали в виде процентов чистый личный и наличный капитал в 1 миллион долларов. Бизнес-сказка! Ну, попутно исчезли бесследно еще 4,8 миллиарда долларов международного кредита, данного России специально для укрепления курса рубля. О чем президент Ельцин сказал с великолепным изумлением: “А черт их знает, куда они делись?!”
В принципе это была чистая “панама”, она же “пирамида”. Проценты выплачивались за счет притока новых денег от покупателей. Рано или поздно выплаты намного превышают приток – пирамида падает.
“У нас в месяц гасится 35 миллиардов рублей на ГКО. При этом все доходы бюджета составляли 20-25 миллиардов рублей. Это означает, что федеральный бюджет не в состоянии выполнять свои обязательства”, - объяснил премьер-министр Кириенко.
Итак, государство отказалось платить. Кто пострадал? Банкиры через прессу подняли плач, что государство разорило их. С виду вроде бы так. На самом деле похоже, что это – лапша на уши. Они могли потерять деньги от разовой последней покупки ГКО. Предположим, купил банк на 1 миллиард рублей – получил кукиш на 1 миллиард. Обидно. Но ДО ЭТОГО, в течение 5 лет, сколько миллиардов получили они от государства в виде процентов?!
Об этом банкиры молчали. Зато кричали, что государство их обмануло, разорило - и потому им нечего теперь выплачивать своим вкладчикам. Конечно, пострадали рядовые россияне. Однако далеко не все. Судя по последнему социологическому опросу, 35 процентов. Кто имел деньги, хранил их в банках. Остальным – нищим – как всегда, пожар был не страшен.
Главное пострадавшее юридическое лицо – государство. Его высосали до дна. После дефолта бюджет огромной страны составлял около 20 миллиардов долларов. Представляете? Половину нынешнего состояния крупного олигарха.
Среди непонятных вопросов почти не поднимался такой: почему государство, имея в руках печатный станок, не печатало деньги и не платило банкам и олигархам эти бумажки в виде процентов? Заботилось о рубле? Чтобы он не обесценился в подвалах любимых банкиров?
Рубль и так обесценился. Вначале в 3, а потом в 5 раз по сравнению с долларом. Тот, кто имел доллары, разбогател в 3-5 раз. То есть те же банкиры и олигархи.
Премьер-министр Сергей Кириенко впоследствии про себя и про дефолт сказал: “Это мой крест”. Что не помешало ему тотчас после объявления дефолта улететь на отдых в Австралию – замаливал грехи, занимаясь подводным плаванием. Не анекдот и даже не издевка - российский реализм.
Совет Федерации начал расследование. Очень опасное для многих высших персон. Совет Федерации тогда был неуправляемым, своевольным. Он состоял из выбранных на местах губернаторов и председателей региональных парламентов, которые от Москвы никак не зависели. Путин, придя к власти, тотчас его упразднил. Мол, это “региональные бароны”, смутьяны, надо укреплять вертикаль власти. Членов Совета Федерации стали назначать. По странному совпадению расследование причин дефолта сразу же прекратилось.