Ахмад Куреи и израильское гражданство

В мире
№33 (643)

Чем ближе дата окончания каденции Джорджа Буша, обещавшего до своего ухода с поста президента США подвести Израиль и палестинскую автономию к подписанию мирного договора, тем больше ощущается беспокойство среди палестинских руководителей. Несколько дней назад Ахмад Куреи, главный переговорщик с палестинской стороны, заявил, что если израильская сторона не пойдет на уступки по вопросам границ, то позиция палестинских арабов может кардинально измениться. Вместо принципа «два государства для двух народов» они могут выдвинуть требование «одно государство для двух народов», что подразумевает предоставление всем палестинским арабам статуса граждан Израиля.
Наблюдение за деятельностью палестинской автономии вызывает ощущение наподобие того, которое испытываешь, глядя на резвящуюся домашнюю кошку: вроде бы она проявляет все внешние признаки целесообразной деятельности – прячется, всматривается в нечто тебе невидимое, медленно подкрадывается к нему, прыгает. Но в момент ее прыжка видишь, что перед кошкой ничего нет. Вот и начинаешь подозревать, что, подобно кошке, которой совсем незачем ловить мышей, так как она живет на всем готовом, лидерам автономии совсем не хочется заниматься скучными вещами вроде руководства государством и выстраивания отношений со своими соседями. Куда привлекательнее для них предаваться той игре, к которой они привыкли, - борьбе с «сионистским образованием», а ежедневный корм поступает исправно благодаря неустанной бдительности мирового сообщества.
Чем иначе можно объяснить неожиданный «прыжок», который совершил Ясер Арафат в 2000 году - буквально накануне того, как заботливый до той поры хозяин вдруг решил перевести автономию на подножный корм, то есть предоставить ей статус независимого государства со всеми вытекающими из этого плюсами и минусами. Плюсов было много. Это и исполнение «вековой мечты палестинского народа», и звучные титулы, и доходные должности. Да много еще чего может принести нахождение у руля настоящего государства. Минус был один, зато такой пугающий, что перевесил все плюсы. В новом государстве надо было работать. А этому ни Арафат, ни его соратники не были обучены. И раис ради журавля в руке отказался от синицы в небе. Журавль был жирный, гарантированный, а синица, несмотря на то, что свободно парила в ясном небе и могла лететь туда, куда ее несли быстрые крылья, навевала мысли о том, что летает она не свободы ради, а пропитания для.
В общем, вместо палестинского государства была объявлена интифада. Так и теперь. Что, если Буш добьется своего и так все коварно устроит, что соглашение между Израилем и палестинскими арабами будет не только подписано, но и начнет выполняться? Сколько карьер рухнет в одночасье! По миру пойдут руководители всяческих фронтов, бригад и батальонов. Не у дел окажутся «инженеры», кроящие пояса самоубийц и мастерящие из подручных материалов кустарные ракеты. Выйдут в тираж штатные и внештатные пропагандисты. Я уж не говорю о полевых командирах и всяческой мелкой сошке, которым так нравится участвовать в фотосессиях с гранатометом в руке и с «арафаткой» на голове. Если подсчитать, то в перечисленные мною категории войдет почти все мужское население автономии, включая малых и старых. Есть, конечно, какие-то люди в автономии, которые что-то там делают, что-то продают, но это, наверное, неудачники, у которых нет ни родственников, ни знакомых во властных структурах. Что же касается женщин, то для них жизнь станет более скучной и пресной. Исчезнут поводы устраивать праздники с раздачей сладостей, ведь внутри государства палестинцев взрываться будет не с кем, так как израильская граница, надо полагать, окажется на замке.
Какое будущее ждало бы палестинских арабов в том случае, если бы угроза Ахмада Куреи реализовалась? А в том, что она может начать реализовываться, нет ничего фантастического. В свое время никто бы не поверил, что террориста Арафата вывезут из Туниса, где он пребывал в бесславной ссылке вместе с остатками своих банд, и поставят на княжение в граде Рамалле. Что арабам отдадут Хеврон. Что Газу, часть Иудеи и Самарии объявят «палестинской автономией», а Арафата – главой ее администрации. Но это случилось.
Мир предпочел откупиться от профессиональных бездельников и террористов, вместо того чтобы указать на подобающее им место. Ну а после того как «процесс пошел», он оброс еще и всяческими финансовыми бонусами, которые можно было получить при обслуживании автономии, а также нешуточными знаками отличия в виде Нобелевской премии, кои можно было снискать, посадив за один стол руководителей Израиля и предводителей террористов. Но что такое слава? Она уходит вместе с ее носителями, и ныне почти не осталось действующих политиков, которые на королевском приеме в Швеции говорили о мире, который они принесли на Ближний Восток. Почему бы не повторить? Кандидаты имеются, нужно только начать подготовку. Если идеи Куреи (а может быть, и самого Аббаса) овладеют массами высокопоставленных политиков достаточно большого количества государств, последние вполне могут поддержать процесс. Как и в случае с Ословскими соглашениями.
Что принесла бы арабам реализация идей Куреи? Об этом можно говорить и говорить. Однако прежде всего, следует выяснить, каким образом они предпочитают оформить юридически свое пребывание в «одном государстве для двух народов». Здесь возможны опции – с автономией или без таковой. Первый вариант имеется в наличии уже и теперь. С одним лишь отличием – палестинские арабы из автономии не являются гражданами Израиля и поэтому не пользуются теми социальными благами, которые доступны его гражданам. Например, ездить по улицам израильских городов на тяжелой строительной технике.
Если автономию не ликвидировать, то после дорожно-транспортных происшествий, которые евреи почему-то считают террористическими актами, водители тракторов будут иметь возможность отсиживаться в родных деревнях, ожидая, пока правозащитные организации не добьются признания потерпевшими именно их, а не других участников ДТП. В этом случае также просматривается возможность дальнейшей эксплуатации мирового сообщества на предмет помощи (только на первое время, и ни днем больше!). Ведь палестинские арабы, хотя и станут гражданами Израиля, но ведь автономия, сами понимаете...
Не думайте, что это утопия. Ни одной группе беженцев ООН не помогает столь долго и столь усердно, как беженцам «палестинским», принадлежность к которым давно уже стала пожизненным титулом, передаваемым от поколения к поколению, хотя другие беженцы, которым не повезло родиться на Ближнем Востоке, теряют свой статус уже через несколько лет.
Но автономию можно и ликвидировать. Тогда география проживания бывших узников «тюрьмы под открытым небом», как в Европе многие называют автономию, будет существенно расширена. Это позволит отказаться от строительства дорогостоящих туннелей под границей между Газой и Египтом, закупать водопроводные трубы и сельскохозяйственные удобрения, являющиеся основными ингредиентами «кассамов», непосредственно у производителя, без торговых накруток, и доставлять в любую точку страны совершенно открыто, не рискуя быть засыпанными землей, как это частенько происходит при пользовании туннелями.
Как только палестинские арабы станут гражданами Израиля, перед их представителями откроется широчайшее поле деятельности. Они смогут основать еще несколько политических партий для уравновешивания влияния партий еврейских. Они смогут на равных бороться за высшие посты в государстве и представлять страну на международной арене, где наконец они воссоединятся с такими борцами за права униженных и обездоленных, как ливиец Муаммар Каддафи, который, кстати, давно уже пропагандирует совместное проживание евреев и арабов в одном государстве, венесуэлец Уго Чавес, иранский президент Ахмадинеджад. Да мало ли с кем еще можно дружить, когда есть о чем поговорить, что вспомнить. Тут и Джимми Картер пришелся бы ко двору, и Нельсон Мандела, да и великий русский писатель Проханов.
Об академике Примакове я уже и не говорю.
Но это было бы лишь прелюдией, лишь самым началом того, о чем мечтал еще Ясер Арафат. А мечтал он о том, чтобы большинством в Израиле были не евреи, а арабы. Он даже придумал средство, благодаря которому этого можно было бы добиться. Это «лоно палестинской женщины», воспроизводящее во все увеличивающемся числе тех, кто задавит своей массой евреев, «незаконных поселенцев» по его терминологии. А уж когда арабы станут большинством, с евреями можно поступать так, как это рекомендует мусульманский пророк, который хотя и признавал за иудеями и христианами статус «людей Книги», все же предлагал существенно затруднить жизнь представителей этих конфессий в исламских странах.
Апокалиптическая картина, скажет читатель. Вовсе нет. Здесь нет ни грамма вымысла. Возможно, лишь форма подачи несколько гиперболизирована. А чтобы все сказанное не стало реальностью, надо лишь не допустить того, чтобы идея Куреи получила поддержку левых деятелей Израиля. Иначе будет не как после Осло, а намного хуже.